• Подписывайтесь на  E-mail рассылку

ENG
Generic selectors
Exact matches only
Поиск по заголовкам
Поиск по содержимому
Search in posts
Search in pages
Инвестклимат, Интервью, Финансы

Андрей Мовчан: «Наш госдолг не очень доходный и достаточно рискованный»

В начале ноября глава департамента госдолга и государственных финансовых активов Минфина РФ Константин Вышковский рассказал о том, что, несмотря на санкции и геополитические сложности, доля нерезидентов в российском госдолге остается высокой (речь идет о 25-26%). Говорит ли это о том, что положение российской экономики достаточно стабильно? «Инвест-Форсайт» обсудил вопрос с известным финансистом, экономистом Андреем Мовчаном.

© РИА Новости /Евгений Биятов

– Так о чем говорит такой параметр, как приобретение госдолга страны иностранцами? Когда речь идет о ценных бумагах США, обычно не забывают добавить, что они весьма и весьма надежны…

– Это лукавая цифра: она не учитывает изменение размера госдолга и даже того факта, что у России госдолг мизерный. Она не учитывает того факта, что в мире есть такое понятие, как глобальная локация, и инвесторы какую-то часть средств вынужденно выделяют на Россию. И крупные фонды не могут позволить себе такую вольность – не вложить сюда деньги, потому как они считают, что Россия – непривлекательная для инвестиций страна. Ведь клиенты, которые поручили им управлять средствами, дали вполне конкретный мандат: лоцировать глобально по всему миру. Ну и, кроме того, тут не учтено, что большая доля средств этих самых как бы «нерезидентов» – на самом деле российские деньги, которые заходят через офшорные структуры, через иностранные банки… В общем, тем или иным способом, но уменьшая свою налоговую базу и таким образом обезопасив свои счета и инвестиции.

Так что цифра в 25-26% (доля нерезидентов в российском госдолге), не говорит ни о чем. Исходя из нее, я бы не стал делать выводы, что Россия является привлекательной для бизнеса страной. Но и сказать, что российский госдолг – это долг-изгой, что его никто не покупает, я тоже не могу. Если посмотреть, к примеру, отчетность с августа по начало ноября, мы обнаружим, что российские валютные долги выросли в цене. Это говорит о том, что спрос, безусловно, есть.

– То есть это технический момент, который не имеет ничего общего с состоянием экономики?

– Да, это чисто технические вещи. Я бы сказал, размеры нашего долга таковы, что всегда найдется кто-то, кто его будет покупать. По аналогии: это как если бы вы продавали какую-то вещь. Вы можете продавать даже очень плохую вещь малому количеству клиентов либо очень хорошую – большому. Наш госдолг не очень доходный, достаточно рискованный, не сильно диверсифицированный. И его мало. При этом в силу объема всегда кто-то находится, кто его покупает. Это во-первых. Во-вторых и в главных, госдолг не может быть хорошим или плохим. Состояние долгового рынка оценивается не по этим критериям. Оно оценивается по ответам на следующие вопросы: можем ли мы разместить на рынке столько долга, сколько нам надо? И по той цене, которая нам нравится.

Алексей Сухоруков / РИА Новости

В последнее время Россия ни разу не могла разместить столько, сколько хотела: она продавала меньше, чем заявляла. И цены на этот долг достаточно высокие. Нам бы, конечно, хотелось привлекать дешевле. При нашей официально объявленной инфляции в 3% мы по этому долгу платим 8%. Это много.

Конечно, мы бы хотели привлекать столько, сколько американцы, европейцы, немцы… Посмотрите, например, американские двухлетние бумаги. Условно говоря, платят в долларах 2,5%… Поднимается текущая доходная до 3-х, потом опускается немножко вниз… Нам бы тоже хотелось, чтобы мы платили меньше трех процентов годовых, правда? Но так не происходит. Взять бумаги Германии – там еще ниже процентная ставка.

Нам приходится платить сильно выше. Это говорит о том, что у нас всегда с долгом хуже, чем у развитых стран. И какая доля нерезидентов среди держателей бумаг – какая разница?

– Почему вы говорите, что российский долг – достаточно рискованный?

– Рублевый долг – достаточно рискованный, потому что он очень сложно переоценивается к доллару. Да и мы не понимаем, сколько будет стоить рубль через полгода. Поскольку сейчас форвард на рубль – где-то процентов 9 на год, то считайте: вы в рублях зарабатываете 8, минус 9 форварда, получается минус 1% – это ваша ожидаемая доходность в долларах. И это не очень хорошо. Конечно, покупают рублевый долг только те, кто не хеджирует его к доллару. И те, кто по разным причинам рискует и надеется на то, что рубль к доллару не упадет (это само по себе – риск). Добавьте также, что все время ходят навязчивые разговоры о том, что вот-вот будут новые санкции. И на эти риски тоже закладываются игроки.

Беседовала Елена Скворцова

Подписывайтесь на канал «Инвест-Форсайта» в «Яндекс.Дзене»
Загрузка...