ENG
Инвестклимат, Интервью

Андрей Мовчан: «Оставьте идею о том, что недовольство народа изменит решение власти. Она нерабочая»

Чемпионат мира по футболу закончился, и теперь на первый план вышли проблемы, которые временно были отодвинуты: грядущая пенсионная реформа и другие малоприятные для россиян инициативы правительства.  19 июля  в Госдуме  пройдет первое слушание непопулярного закона. А 18-го акции протеста намечены теперь уже и в Москве. До того они проходили в городах, не задействованных в ЧМ, и практически не попадали в новостные ленты. Под шумок мундиаля парламенты практически всех регионов страны вынесли одобрительное решение по повышению пенсионного возраста. Услышат ли власти голос народа? Обсуждаем с известным финансистом и экономистом Андреем Мовчаном.

Владимир Федоренко / РИА Новости

— Ваш прогноз на этот счет?

— Не знаю. Мне кажется, это самый правильный ответ на ваш вопрос, потому что российская система власти не годится для изменений, реформ, преобразований, разработки тактики и стратегии… Вообще — для принятия неволюнтаристских реформ. И поскольку она совершенно для всего этого не годится, то абсолютно не понятно, как она среагирует на ситуацию. Нет у меня на этот счет ответа. Если бы жили в другой системе, можно было бы прогнозировать. К примеру: у нас технически функционирующая автократия, у нас есть лидер, которому нужно поддерживать рейтинг, который снижается… И поэтому нам нужно показать, что царь хороший, а бояре плохие. Поэтому лидер выйдет и скажет — мы не можем нашим подданным так плохо сделать, так что пенсионный возраст мы не поднимаем (или поднимаем, но чуть-чуть), и НДС поднимать не будем… А вы, плохие бояре, идите и ищите денег не у народа, а в другом месте.

— А где это другое место?

— Например, у Минфина лежит программа внутреннего заимствования почти на 5 трлн рублей.

— Но так, судя по всему, вряд ли случится. Есть другие модели?

— Есть. Если бы у нас была жесткая диктатура, я бы сказал: не о чем говорить, решения давно приняты, иначе бы никто не позволил себе такие законопроекты выдвинуть. Сейчас ЧМ закончился, протесты все разгонят… Властям надо денег, они будут их поднимать за счет народа, потому что больше никто их толком не отдаст. Так что можно забыть тему: все уже решено. Но поскольку у нас нет ни автократии, ни жесткой диктатуры, а есть абсолютно неработающая система номенклатурного управления, то, мне кажется, они сами не знают, что будет.

— Судя по тому задору, что есть на ТВ, по тем мерам давления, которые применяются к депутатам местных парламентов, рискнувшим выступать против реформы, как раз вариант про «все решено» и сработает…

— Не скажите. У чиновников наверняка запасено по 2-3 варианта. Они готовы к любому развитию событий. И к тому, что Владимир Путин скажет: как это вы посмели? И к тому, что решит: наплевать на всех, делаем. Чиновникам ведь не очень интересно ни за что бороться. Что же касается Алексея Кудрина и других (и Счетная палата, и Минпромторг, и ФНС недавно высказывались в том духе, что повышать НДС сейчас не обязательно, можно и отложить — ред.), то они всего лишь высказывают иную точку зрения, поскольку хотят, чтобы их заметили. Путин же естественным образом молчит, потому что он всегда над схваткой. И вот как оно сложится, так и сделают. Грубо говоря, кто первый зайдет за подписью, тот ее и получит, как я думаю.

— Но ведь идея повысить пенсионный возраст явно невыгодна. Уже и народ выступил, и экономисты (причем из разных лагерей) столько всего написали о ее ущербности…

— Забудьте про экономистов! Они уже 18 лет говорят, и что?

— И политологи опасаются, что осенью люди проголосуют против всех…

— Да не будут люди голосовать против всех, потому что им предложат еще какие-нибудь варианты. Вспомнят про ЧМ, про другие достижения, нагонят бюджетников, уберут всех кандидатов, которые мешают… Здесь технологий море. А вот идею о том, что недовольство народа может транслироваться в изменение решений власти, нужно оставить — она нерабочая. Не может оно транслироваться.

— Хорошо, а почему просто честно не признать: мы ошиблись. Многие экономисты, вы в том числе, очень доходчиво объяснили: повышение пенсионного возраста — вещь весьма затратная для бюджета. Гораздо более затратная, чем просто платить пенсии. Причем без шансов на будущие выгоды — как для бюджета, так и для граждан.

— Потому что признаться, что неправильно рассчитал, значит выстрелить себе в ногу. Путин такого себе позволить не может. Может ли министр? Но если так, значит, он плохой министр. Они не умеют признавать ошибки в принципе. Думаю, в природе российской власти вовсе не заложена способность сказать: мы пробовали, мы ошиблись, мы передумали. Нет, они говорят иное: мы всегда правы, мы знаем, что делаем, не мешайте нам. Парламент — не место для дискуссий, правительство — не место для критики…

Беседовала Елена Скворцова

Вам понравился этот текст? Вы можете поддержать наше издание, купив пакет информационных услуг
Загрузка...
Предыдущая статьяСледующая статья