Инвестклимат, Мнение

Арест Калви — удар по инвестиционному климату

Вадим Кравчук — аналитик ИФК «Солид»

15 февраля в СМИ появилась информация о том, что был задержан основатель фонда Baring Vostok Майкл Калви. Это крупнейший фонд прямых инвестиций в российские активы. С 1994 г. организация привлекла $3,7 млрд, из которых $2,8 млрд являются собственными средствами фонда. В сфере интересов Baring Vostok находятся преимущественно высокотехнологичные компании, включая «Яндекс», Avito, Ozon.ru, Тинькофф‑Банк и другие. Свое мнение по поводу разбирательства высказали уже многие, в том числе правозащитники, бизнесмены и представители власти. Все они сходятся в том, что следственные органы несколько переусердствовали, учитывая экономическую составляющую предполагаемого преступления. Очевидно и то, что о благоприятном инвестиционном климате в России на ближайшее время можно забыть.

Отток прямых инвестиций из страны ускорился еще в 2018 году на фоне геополитического обострения. Угроза введения санкций со стороны США за сотрудничество и бизнес-связи с Россией увеличилась. Результатом чего стал рекордный отток капитала в 3 квартале прошлого года на уровне $4,2 млрд. Суммарно за 1 полугодие приток оценивался приблизительно в $10 млрд, поэтому по итогам всего года сальдо, вероятно, останется положительным, но важно понимать структуру денежных потоков. Речь идет не об открытии нового бизнеса с привлечением иностранного капитала, а по большей части касается лишь реинвестирования доходов от прежних вложений. Помимо этого, положительный вклад в статистику первого полугодия внесли крупные проекты, которые сосредоточены прежде всего в нефтегазовой сфере. Гарантии в таком случае обеспечиваются на самом высоком уровне, что снижает риски сотрудничества. В остальном же общая картина не радует и в начале 2019‑го только усугубится. По крайней мере, если ориентироваться на информацию тех, кто напрямую общается с иностранными инвесторами. Фонд Baring Vostok выступал проводником в российские реалии. Фигура основателя фонда Калви, вложившего собственный капитал в широкий перечень активов, служила удачным примером для его последователей. В свете последних событий все однозначно изменится.

Рис.1 Прямые инвестиции в РФ, источник: Банк России, Solid Research

История с банком «Восточный», как это и бывает в подобных ситуациях, довольно нетривиальна. Акционерами банка, помимо Baring Vostok, является Артем Аветисян и ряд миноритарных держателей меньшего калибра. Заявление на Калви было подано Шерзодом Юсуповым — также совладельцем банка и давним партнером Аветисяна, который, что примечательно, в качестве одного из руководителей Агентства стратегических инициатив всеми силами пытается улучшить тот самый инвестиционный климат в стране. Фонд Калви являлся владельцем доли банка еще с 2010 года, а в 2014‑м, после объединения с «Юниаструм», вторым по количеству акций стал Аветисян. Бизнес фонда прямых инвестиций предполагает последующую перепродажу активов, поэтому Baring Vostok уже несколько лет искал покупателя на банк, но у Аветисяна свободных средств не было. Более того, из-за низкого качества кредитного портфеля «Юниаструм» сам «Восточный» оказался в довольно сложном положении, на фоне чего разгорался внутрикорпоративный конфликт между основными акционерами.

По версии обвинения Калви с топ-менеджерами банка преступным путем получили 2,5 млрд рублей. В счет долга «Первого коллекторского бюро» перед банком «Восточный» они через собрание акционеров провели решение принять акции технологической компании IFTG. По оценкам ФСБ, реальная стоимость этого пакета акций всего 600 тысяч рублей, а вовсе не 2,5 млрд руб. На наш взгляд, есть ряд противоречий в подобной версии. Прежде всего непонятно, почему акционеры, которые изначально знали о якобы неправильной оценке акций IFTG, допустили принятие подобного решения, тем более, если учесть, что Юсупов имеет близкие связи со вторым по степени влияния акционером банка. Во‑вторых, вызывает вопрос задержка с подачей заявления — почему дело инициировано только сейчас, хотя с момента сделки между «Первым коллекторским бюро» и «Восточным» прошло много месяцев. Наконец, сумма в 2,5 млрд руб. кажется недостаточной, чтобы рисковать своей свободой и репутацией для Майкла Калви, фонд которого на одной только инвестиции в «Яндекс» заработал примерно $1 млрд. Учитывая серьезные разногласия с рядом других акционеров, он должен был понимать: столь простая схема может обернуться серьезными проблемами. В любом случае разобраться во всем предстоит суду, остальным остается лишь ожидать решения по столь резонансному делу.

У российских инвесторов в данный момент остается возможность использовать ситуацию в своих интересах. Облигации «Первого коллекторского бюро» после ареста Майкла Калви подешевели на 15%, что привело к резкому росту доходности по ним. В последние дни бумаги пользуются повышенным спросом и вернули более 10% потерь, но доходность по ним все равно превышает 18% годовых, что для эмитента такого качества является большой редкостью. Вполне можно включить их в инвестиционный портфель, определив на выпуск 5‑7% от совокупного капитала.

Подписывайтесь на канал «Инвест-Форсайта» в «Яндекс.Дзене»
Подписывайтесь на наши телеграм-каналы «Стартапы и технологии» и «Новые инвестиции»
Загрузка...
Предыдущая статьяСледующая статья