Menu
Интервью, Технологии

Олег Понфиленок: «Беспилотники нуждаются в лобби»

Олег Понфиленок, основатель компании «Коптер Экспресс», стал без преувеличения героем мировых СМИ, когда в 2014 году осуществил доставку пиццы с помощью дрона. Японцы тогда вели прямую трансляцию из Сыктывкара. Событие казалось прорывом в индустрии. С тех пор сферы применения беспилотных летательных аппаратов (БПЛА) расширились, появились новые технологии — но Россия рискует остаться в аутсайдерах. Мировой рынок коммерческих дронов в 2016 году оценивался в $4,5 млрд и 6 млн аппаратов, на Россию из них приходится 1,5%. Что препятствует развитию отечественного рынка и смогут ли российские производители составить конкуренцию китайцам? Об этом «Инвест-Форсайт» беседует с Олегом Понфиленком, являющимся, кроме прочего, еще и президентом российской Ассоциации малых беспилотников (АМБ). 

Беспилотники над Россией

— Олег, отрасль беспилотников в России развивается?

— Да, новая технология сейчас переживает этап созревания и бурный рыночный рост. Он продлится ещё 5-10 лет и в итоге приведёт к широкому использованию дронов. Рост интереса подтвердил и хакатон, который мы провели в конце июля. Без информационных партнёров мы смогли собрать 230 регистраций, в итоге в хакатоне приняли участие 94 человека, которые объединились в 19 команд. На протяжении 32 часов команды занимались сборкой квадрокоптеров «Клевер 2» и программированием их автономного полета-танца под музыку. Интересно, что в хакатоне участвовали в том числе школьники и пенсионеры.

— В каких коммерческих сферах дроны применяются сейчас? 

— Очень активно используются коптеры в картографии и при мониторинге протяженных объектов, в этих сферах произошёл трансфер технологии с пилотируемых летательных аппаратов на беспилотники, а задачи в принципе не менялись. Не стареет применение беспилотников в сельском хозяйстве, строительстве, логистике и охранной деятельности. Проявляют интерес к технике спецслужбы — полиция, спасатели. Степень проникновения в этих сферах пока меньше 10 процентов: в новых сегментах не выработана до конца методология. Есть много попыток создать новый рынок для дронов: мы, например, доставляли пиццу, сим-карты, цветы — но пока еще нет массово тиражируемой модели использования. Наша компания работает над этим.

— Насколько бизнес заинтересован в таких инновациях?

— Технологии — это новые инструменты; с этой точки зрения они — головная боль, потому что надо учиться ими пользоваться. С другой стороны — это конкурентное преимущество, особенно для малого и среднего бизнеса. Это возможность занять нишу на рынке, которого прежде не было. С усовершенствованием инструмента и появлением успешных кейсов новые рынки будут расти, экономика начинает сходиться к нужным параметрам. Но это все впереди, сейчас рост далеко не самый быстрый.

— Но ведь есть такие компании, где важно просто поставить галочку, что инновации применяются…

— Это не бизнес. Там, где галочку надо ставить, — это не про предпринимательство, а про политику, отчетность, госинтересы. Мы работаем только с коммерческим рынком.

Отечественное производство

— Сами производите дронов?

— Да, конструктор программируемого квадрокоптера «Клевер» — это наша разработка и сборка, преимущественно из китайских комплектующих. Поскольку мы создаем много добавленной стоимости именно здесь, считаем, что дрон российского производства. Всего в России компаний, которые выпускают хотя бы 100 аппаратов в год, меньше десятка.

— Сложно наладить производство комплектующих в России?

— Я — пессимист в вопросах импортозамещения. Конечно, можно иметь производство в России, но конкурировать будут не две компании, а две страны, две системы. В Китае объективно выше работоспособность персонала, производство заточено под массовый выпуск на мировой рынок. Как ни прискорбно, в Китае лучше обстоят дела даже с подготовкой инженеров.

— Неужели и в этом уступаем?

— Наше образование переживает не лучшие времена, а в Китае вузы хорошо и стабильно развиваются. Страна сейчас занимает третье место, после США и Японии, в глобальных рейтингах по уровню высшего образования и имеет серьезные дальнейшие амбиции.

Но вы-то сами пытаетесь конкурировать?!

— Сейчас мы производим дроны для местного, локального рынка. И работаем в тех нишах, в которых популярные китайские решения просто отсутствуют. Соперничества с китайской DJI, ведущим мировым производителем дронов, не выдержит ни одна российская или американская компания, именно поэтому у корпорации объем мирового рынка — более 70 процентов. В нишах, кстати, тоже большой потенциал роста. Один из наших продуктов — доставка дронами — имеет большие перспективы, и, может быть, в какой-то момент мы сможем победить китайцев за счет форы — заняв рынок на пять лет раньше. Это — первый путь для конкуренции, второй — перенести производство в Китай.

Рассматриваете такую возможность?

— В случае выхода на мировой рынок для существенного увеличения объемов производства — это будет выгодно для снижения себестоимости и ускорения логистики.

Никто не хочет ничего менять

— Олег, вы являетесь главой российской Ассоциации малых беспилотников: скажите, насколько внутренний рынок устраивает существующее регулирование?

— Если мы говорим про персональное использование, то надо заметить: россияне плохо знают законы, где хотят, там и летают, конечно, следя за безопасностью. Этот тот случай, когда проще заплатить штраф, тем более он не очень большой — около 5 тысяч рублей. В b2b-сегменте все гораздо сложнее: российское законодательство отрезает целые сегменты рынка. Если в сельском хозяйстве надзорные органы еще не так сильно интересуются, что там летает над частными полями, то рынок доставки и охраны ограничен сильно, рынок строительства — тем более. Ставки штрафов для юрлиц находятся на уровне 300-500 тысяч рублей, и рисковать никто не хочет.

Вы как-то принимаете участие в подготовке законодательных инициатив?

— Я пытался взаимодействовать с людьми, которые пишут законы, но сейчас немного устал от этой деятельности: там почти нет никаких подвижек уже 3 года. Законодатели в принципе не хотят ничего менять, во-первых, потому что внести изменения — значит взять на себя ответственность за будущее. У пишущих правила нет личной заинтересованности в продвижении технологии, а общественные интересы — вещь сложная: кто-то за дроны, кто-то против. Очень сильное лобби у малой пилотируемой авиации, у которой беспилотники отбирают часть рынка. Во-вторых, в том же Минтрансе нет компетентных людей — они просто не знают, что надо делать, и поэтому боятся перемен. Минтранс обещал нам урегулировать использование БПЛА сначала в 2015 году, потом в 2016-м, теперь — в 2018-м. Сейчас я понимаю: для подвижек обязательно должно быть лобби. Или финансовое — просто кому-то наверху заплатить или включить в бизнес — это незаконно, но распространено. Или административное — когда система начинает вертеться по указу президента. Для этого созданы Агентство стратегических инициатив, НТИ, рабочая группа Аэронет. Административное лобби и без меня работает нормально, а на финансовое денег не хватает: со 100 тысячами рублей там делать нечего, да и заниматься этим не хочется, противоречит принципам. Для себя мы выбрали сложный путь — создание технологии, которая сама себя будет проталкивать. Стран много, рынок большой, законы везде разные. Мы не пытаемся законы построить под себя — мы ищем рынок, где сможем заработать.

Глядя в будущее

— Как изменятся дроны на горизонте пяти лет?

— Продолжится не очень существенный (не более 10 процентов в год), но регулярный прирост энергоэффективности аккумуляторов, что увеличит время нахождения дрона в воздухе без подзарядки. Время полета возрастет не только за счет аккумуляторов, а также благодаря более энергоэффективным пропеллерам, моторам. Через пять лет можно ожидать увеличения времени полета и грузоподъемности примерно в полтора раза. Разработчики плотно работают с проблемой шума — аппараты станут менее шумными, что особенно важно при городском использовании. Быстрее всего развиваются направления безопасности и повышения надежности дронов, а также повышения автономности. Все движется к тому, что дроны станут миниатюрнее и умнее. Цель этих изменений — снижение стоимости и самого аппарата, и одного полетного часа (сейчас мы стремимся к планке в 100 руб. за час полета). В то же время появятся методологии использования дронов в различных сферах. Например, в логистике: как груз загружать на дрон, как разгружать, как передавать клиенту и т.д. 

— Вероятно, стоит ожидать и появления новых сервисов?

— Самым перспективным решением мне кажется появление рынка аренды автономных дронов: вероятно, через несколько лет будут созданы «стаи» беспилотников как лизинговый продукт, с полной страховкой.

Беседовала Анна Орешкина

Сохранить

Подписывайтесь на канал «Инвест-Форсайта» в «Яндекс.Дзене»
Загрузка...
Предыдущая статьяСледующая статья