Инвестиции, Интервью

Дмитрий Петрожицкий: ОНФ предлагает выпустить промышленные облигации

В ноябре Общероссийский народный фронт (ОНФ) сообщил о подготовке проекта по выпуску промышленных облигаций. По мнению экспертов самого фонда, научного сообщества и профессиональных участников финансового рынка, новый финансовый инструмент позволит средним предприятиям получить «длинные деньги», необходимые им для развития. Что включает в себя новый проект, почему он вскоре может стать реальностью и в чем заключается преимущество промышленных облигаций перед другими формами финансирования средних предприятий, Инвест-Форсайт узнал у Дмитрия Петрожицкого, эксперта Промышленного комитета Общероссийского народного фронта.

rslr2843
Дмитрий Петрожицкий, эксперт Промышленного комитета Общероссийского народного фронта

Дмитрий Валерьевич, как возникла идея выпустить промышленные облигации?

В июне 2015 года, по итогам Всероссийской промышленной конференции, была встреча Президента с предпринимателями, где появилась идея расширить повестку Общероссийского народного фронта и включить в нее вопросы промышленности. Уже в октябре 2015 года заработал наш комитет.

Мы с самого начала стали мониторить наиболее острые проблемы промышленности, промышленных предприятий, и определили, что одна из наиболее острых – это отсутствие длинных и доступных денег. В ноябре того же года состоялась первое заседание Промышленного комитета, где обсуждались финансовые источники промышленного роста.

Мы услышали, что ставки банковского кредитования совершенно не отвечают запросам промышленности. Я банальные вещи говорю. Понятно, что рентабельность бизнеса в промышленности невысока – порядка 7-8%, и это в лучшем случае. То есть ставки кредитования находятся выше нормы доходности предприятий. Статистика показывает, что за последние несколько лет инвестиции в основной капитал сократились. Банки поучаствовали в инвестициях в промышленность всего лишь на 8% в общем объеме инвестиций. Поэтому мы тогда и устроили «мозговой штурм»: какие могли бы быть новые инструменты, позволяющие доставить эти деньги промышленным предприятиям из других источников по более-менее нормальным ставкам.

В условиях санкций возможности использования внешних заимствований значительно ограничены. Мы поняли, что одним из потенциально доступных источников могут стать внутренние источники, сбережения. Есть поручение Владимира Путина (лидер ОНФ), которое он озвучил в своем Послании Федеральному собранию еще в 2014 году: «Наши сбережения должны работать на национальную экономику и идти на развитие. Уровень инвестиций должен сравняться с уровнем сбережений. Наши сбережения должны работать на национальную экономику, идти на развитие». И действительно, по статистике, более 25 трлн рублей находятся в банках во вкладах физических лиц (по данным 2015 года), еще более 3 трлн – хранят страховые компании. Около 1,5 трлн в 2016 году – остатки на корсчетах банков в Центральном банке. Эта сумма характеризует недокредитованность нашей промышленности. Банки не нашли заемщиков, чтобы выдать им кредиты. Коммерческие банки либо хранят эти деньги на депозите в Центральном банке, либо рискуют на фондовом рынке, что часто приводит к печальным последствиям – к потере средств, обесцениванию акций и т.д.

Мы начали думать о возможности использования альтернативных банковским кредитам финансовых инструментов. И пришли к выводу, что оптимальным механизмом привлечения финансирования в реальный сектор экономики на более приемлемых (по сравнению с банковским кредитом) условиях могли бы стать облигации. Так мы разработали схему выпуска предприятиями среднего размера своих промышленных облигаций. Это решение хорошо со всех точек зрения. Оно хорошо с точки зрения повышения финансовой грамотности самих предприятий, которые станут выпускать новый финансовый инструмент. Это оздоровит само предприятие, так как к нему предъявляются определенные требования: необходимо перейти на МСФО, провести аудиторскую проверку, пройти обследование со стороны рейтингового агентства и от института развития.

Основной момент заключается в том, что Центральный банк, с одной стороны, должен следить за рисками в банковской системе и вообще в экономике, а с другой стороны, он должен как головной банк помогать коммерческим банкам реализовывать их основную функцию. Основная функция банков – это кредитование, и, если говорить про промышленность, это авансирование промышленности. Другими словами, банки должны давать деньги для развития промышленности, а не только увеличивать свои собственные прибыли. Можно, конечно, эмитировать деньги, такие идеи предлагает ряд российских экономистов. Но учитывая нашу коррупцию, нецелевое использование средств, вполне возможно, что часть денег перетечет на валютный рынок и увеличит инфляцию. Поэтому наша идея выпуска промышленных облигаций позволит провести трансформацию внутренних сбережений в инвестиции. К тому же она менее рискованная и ведет к развитию фондового рынка.

А вы можете привести пример предприятия, заинтересованного в выпуске облигаций?

Есть завод в Удмуртской республике, градообразующее предприятие. Там производят стеклянную тару для крупных потребителей. Они сейчас хотят занять новую нишу и выпускать новую линию продукции, которая сейчас полностью импортируется. Им нужны средства на развитие. Это прибыльное предприятие с нормальным финансовым состоянием, но ему нужны средства для реализации новых проектов, и желательно, по ставкам более низким, чем при банковском кредитовании. Это одна из компаний, которая готова стать пилотным проектом, протестировать систему, выпустить облигационный займ. Это лишь один пример, на самом деле около 20 средних предприятий по всей стране хотят принять участие в выпуске промышленных облигаций.

А они сейчас не представлены на фондовом рынке?

Нет, не представлены. Но им интересно принять участие в нашем проекте, получить новый опыт и, прежде всего, возможность привлечь деньги по более низкой ставке и на более длительный срок. Инвестиционный займ не предполагает залог, и это важно для предприятий. Потому что у многих из них устаревшие основные средства. И поэтому залог у них не очень хорошего качества, а для банков это значительный дисконтирующий фактор. В банке их оборудование и объекты недвижимости оценивают крайне низко, а мы видим, что это нормальное прибыльное предприятие.

И получается, что вы предлагаете вместо залога государственную гарантию?

Да, в нашей схеме предполагается, что будет гарантия от государственного института развития. Мы предлагаем дать такие полномочия хорошо зарекомендовавшему себя Фонду развития промышленности, а потом можно будет распространить такую практику и на другие институты индустриального развития: Фонд развития Дальнего Востока, Фонд развития моногородов, Внешэкономбанк. Важно, чтобы структура обладала компетентными кадрами для анализа инвестиционных проектов и контроля за финансовым состоянием эмитентов.

Зачем нужна гарантия государства? Дело в том, что Центробанк слишком пристально оценивает риски, и нормативные, регуляторные требования очень высоки. А для того, чтобы промоблигации были востребованы на рынке и быть ликвидными, могли становиться объектами сделок репо, чтобы под них еще деньги можно было привлекать, они должны попасть в ломбардный список Центрального банка. Чтобы достичь такого результата, новые ценные бумаги должны быть гарантированы структурой, у которой рейтинг не ниже чем А++. Такую гарантию может предоставить какой-то из институтов развития. Один из них – Фонд развития промышленности (ФРП), который хоть и был создан не так давно, но зарекомендовал себя очень хорошо. Это не наше мнение, это мнение промышленников. У него, по итогам 2015 года, было заявок на финансирование от предпринимателей почти на 500 млрд рублей, если точнее – на 485 млрд рублей, хотя его капитализация на тот момент была лишь 20 млрд рублей. В текущем году он также был докапитализирован, в том числе и в связи с нашими многочисленными комментариями и обращениями, еще на 20 млрд рублей. Как вы понимаете, это все равно капля в море – если за 2015 год у них заявок на почти 500 млрд, то сейчас за этот год там еще накопилось под триллион.

Возникает вопрос: если возможности этого фонда развития ограничены бюджетом, а потребности гораздо выше, то каков будет объем выпуска облигаций и на сколько процентов он будет гарантирован?

Конечно, фонд нужно будет докапитализировать, а гарантии по облигациям позволят создать мультипликационный эффект. Если, например, частично прогарантировать 50% выпуска, то уже в два раза больше может быть выдано. Например, если есть 20 млрд, то можно выдать гарантию на 40 млрд.

У нас работает сейчас достаточно «зашоренная» схема – институту развития выделяют субсидию, он в свою очередь перераспределяет ее дальше предприятиям в виде займов. Но финансовый и фондовый рынок подразумевает использование различного инструментария. Почему упираться только в займы и субсидии, в субсидирование ставки? У нас и так огосударствление экономики составляет почти 70%! Надо развивать и популяризировать другие инструменты.

Тогда у меня такой вопрос: предположим у меня в банке лежит до одного миллиона четырехсот тысяч рублей. И я ничего не боюсь, даже если там будут забалансовые или там тетрадочные списки, то есть миллион четыреста для подавляющего большинства жителей России…

А ставка вас устраивает?

Я об этом и хотел спросить, сейчас средняя ставка в банках не превышает 11%, в самых надежных государственных банках 7-8%, а какая будет у облигаций?

Порядка 12%. Мы предполагаем, что это будет ключевая ставка плюс два процента.

А ставка будет изменятся?

Да, ставка будет меняться. Понимаете, мы привязаны, как и любой финансовый инструмент, к ключевой ставке. И если у Вас депозит в коммерческом банке, то по нему доходность тоже будет падать, если ключевая ставка снизится. Так же и здесь. Чудес не бывает. Это же не МММ, не какой-то теневой бизнес. Это рыночный инструмент.

На какой стадии сейчас находится проект выпуска промышленных облигаций?

Сейчас наша цель такова: дать возможность создать институту развития «дочку» (дочернее предприятие – ред.), которая будет заниматься выдачей гарантий инвестиционного займа. Большая часть институтов развития, может быть, кроме Внешэкономбанка, существуют в форме НКО или АНО, и им сейчас по законодательству не положено выдавать гарантии, поэтому мы с ФРП работаем над тем, чтобы они создали дочернюю структуру – акционерное общество, которое сможет выдавать гарантии. Если этот план сработает, тогда возможны разные вариации. Может быть, 10 предприятий будут объединены в единую корзину, каждое предприятие будет привлекать один миллиард или 500 миллионов. Такая корзина будет весить максимум 10 млрд, и под нее будут выданы гарантии ФРП. И тогда этот выпуск будет интересен как синдицированный. Сейчас мы следуем такому плану. Мы за то, чтобы инициатива шла снизу, и финансовая грамотность росла, и позже мы бы смогли выходить и на зарубежные рынки уже с кредитной историей.

А насколько доступны будут облигации для рядового, неинституционального инвестора?

Выход на рынок будет через брокера. Сейчас из-за волатильности на рынке акций все стараются вкладывать в облигации, а поскольку адекватных эмитентов не так много, то промышленные облигации могут быть очень востребованы. У нас есть хорошие предприятия, и многие работают на экспорт.

Инвесторы промышленных облигаций – это клиенты брокеров, индивидуальные инвесторы, которые заинтересованы в новых инструментах с интересной доходностью. Конечно, сразу мы не ожидаем, что население выстроится в очередь за промоблигациями. Мы закладываем первый камень и популяризируем новый инструмент. Я за то, чтобы простой человек, у которого есть какие-то сбережения, мог не только в банк пойти.

Конечно, интересны средства НПФ, тут я предвижу ряд законодательных нормативно-правовых изменений. Потому что сами-то НПФ готовы, просто у них на сегодня жесткие нормативные ограничения. Ну и страховые компании и банки, которые тоже хотят размещать средства в не очень рискованные активы.

Когда будет размещаться первый выпуск? И кто будет выступать агентом по размещению?

Для того чтобы ФРП получил возможность выпустить облигации, нужно внести изменения в закон о промышленной политике, в раздел о ФРП. В нем нужно прописать, что это акционерное общество, которое может выпускать ценные бумаги. Ну сколько это займет? Несколько месяцев, наверное. Я надеюсь, что в течение следующего года мы это сделаем.

Изначально эта схема рисовалась при условии, что никаких изменений в законодательство вносить не потребуется. Мы старались это сделать с минимальными изменениями и в рамках существующей реальности. Единственная сложность по ФРП. Или же мы будем ждать, когда Внешэкономбанк решит проблему с токсичными активами. Так как их будут докапитализировать на 1,5 трлн, и можно ожидать, что эти сложности будут устранены, то вполне можно будет действовать через них.

Новую инициативу поддерживает лидер ОНФ Владимир Путин. В частности 1 декабря (так совпало, что в этот день записывалось и наше интервью) в своем послании федеральному собранию президент России подчеркнул: «В рамках антикризисной поддержки в 2015–2016 годах мы пополнили капитал банковской системы на 827 миллиарда рублей. Этот ресурс позволял банкам существенно нарастить кредитование реального сектора. Однако объем таких кредитов в текущем году не вырос, а немного даже и снизился. Нужно стимулировать кредитование реального сектора. Но ключевой вопрос остается: какими методами и средствами это сделать? Во многих государствах успешно работает банковский финансовый сектор. Следует развивать его и у нас – это позволяет привлекать средства инвесторов, граждан, в экономику через облигации и другие механизмы. Мы, кстати, уже довольно долго обсуждаем эту тему. Рассчитываю, что Банк России и Правительство совместно проработают предложения по развитию финансового рынка».

Авторы: Сергей Никулин, Любовь Маврина 


Добавить комментарий

Ваш e-mail не будет опубликован.