ENG
Инвестклимат, Интервью

Глава Роспатента: «Наблюдается стагнация патентной активности»

Защита интеллектуальной собственности — важнейшая составная часть национальной инновационной системы, от нее во многом зависит темпы экономического и технологического развития страны. О сложившейся в России ситуации с охраной интеллектуальной собственности, о готовности и способности компаний вводить ее в гражданский оборот и государственных мерах поддержки в этой сфере «Инвест-Форсайт» беседует с руководителем Федеральной службы по интеллектуальной собственности (Роспатента) Григорием Ивлиевым.

Ниже публикуется первая часть интервью, в которой анализируется текущая ситуация в сфере создания и использования интеллектуальной собственности. 

— Отовсюду мы слышим, что интеллектуальная собственность в России не защищена. Но в чем именно — технически, юридически, с точки зрения правоприменения — выражается эта незащищенность? Где тут болевые точки и где требуются первоочередные реформы? 

— Одна из главных проблем сегодня — низкая результативность научно-исследовательских и опытно конструкторских работ (НИОКР). Как вы знаете, в полномочия Роспатента входят контрольно-надзорные функции. Так вот, по итогам проверок расходования государственных средств мы видим, что ежегодно в бюджете на НИОКР выделяются существенные деньги, но на баланс предприятий ставится около 1,7% затраченных средств. В гражданско-правовом и экономическом обороте участвует только 1% от поставленного на учет. Так что на 1000 вложенных государством рублей приходится всего 1 рубль возврата.

Несмотря на государственное финансирование, в законе не установлена обязанность завершения научно-исследовательских работ (НИР) или НИОКР патентной заявкой. По этому вопросу мы тесно сотрудничаем с Министерством образования и науки России. Надеемся, что совместными усилиями сможем повысить результативность научных исследований.

Второй необходимый шаг по развитию сферы ИС — подготовка компетентных специалистов. В годы наибольшего технологического расцвета в Советском Союзе ежегодно выпускались или повышали свою квалификацию около 15 000 профессионалов в сфере ИС. В 2016 году Российская государственная академия интеллектуальной собственности (РГАИС) выпустила 198 студентов и 28 аспирантов, а через программы дополнительного образования, повышения квалификации и профессиональной переподготовки прошли 1568 человек. Разница на порядок — при этом технологический уклад в мире сейчас серьезно меняется. И нематериальные активы — патенты, технологии, товарные знаки — сегодня становятся основными ресурсами для капитализации и повышения прибыльности компаний во всем мире. У нас же до сих пор возникают вопросы о незащищенности ИС, потому что многие заявители, включая даже некоторых патентных поверенных, не знают, как, например, провести патентное исследование, чтобы определиться с перспективными направлениями исследования. Они не знают, как правильно оценивать ИС, чтобы повышать капитализацию своего бизнеса, как грамотно составить патентную заявку, чтобы получить правовую охрану результатов научных исследований…

Мы в Роспатенте проводим большую работу, чтобы активизировать внедрение образовательных стандартов по подготовке специалистов в сфере ИС. Например, в РГАИС — нашем подведомственном учреждении — уже сейчас можно учиться по магистерской программе «инженер-патентовед». Мы надеемся, что подобные программы появятся во всех крупных технических вузах нашей страны. С их помощью можно будет подготовить большее число специалистов, которые смогут эффективно работать в отечественных компаниях. Мы рассчитываем на поддержку Министерства образования и науки в данном вопросе, тем более что ряд полномочий в сфере ИС находится в компетенции данного министерства.

Есть проблемы с оценкой интеллектуальной собственности. Даже большинство предприятий ставит свои патенты на баланс по сумме пошлин, уплаченных за их получение, забывая про деньги, которые были потрачены на то, чтобы получить результат, защищенный патентом. Сегодня у нас отсутствует понятная и объективная методика оценки ИС, что напрямую влияет, например, на применение финансовых инструментов для развития этой сферы — залога, страхования, кредитования. Банки опасаются идти в этот сектор, а предприятия не решаются менять ситуацию без государственной инициативы. Это напрямую влияет и на коммерциализацию изобретений, трансфер технологий, внедрение изобретений в производство, поскольку лишает активных граждан или малый бизнес возможности обратиться за заёмными средствами или предложить свой проект инвестору без опасений за свои права.

Кроме того, хочу обратить внимание на проблему использования усиленной квалифицированной электронной подписи (далее — ЭП) при оказании государственных услуг в электронной форме. Мы часто слышим упреки со стороны заявителей, особенно со стороны физических лиц, которые хотят подавать заявки на патенты в электронной форме, но не могут этого сделать из-за отсутствия усиленной квалифицированной ЭП. На наш взгляд, данная норма является существенным барьером для достижения ключевого показателя в 70% государственных услуг, предоставляемых в электронной форме, установленного одним из майских Указов Президента России. Но в настоящий момент Роспатент обязан требовать подписание документов усиленной квалифицированной ЭП в силу постановления Правительства России от 25.06.2012 № 643. По нашему мнению, нормативную базу в данной части стоит совершенствовать в интересах заявителей, исключив требование обязательности использования усиленной квалифицированной ЭП для государственных услуг в сфере ИС.

— Можно ли по статистике регистрации интеллектуальной собственности и, в частности, технических патентов судить об экономическом и научном развитии страны? О чем говорит статистика в последние годы?

— В России, несмотря на достойные относительные показатели, в том числе в инновационных областях, вот уже несколько лет подряд наблюдается стагнация патентной активности. Так, например, по данным ВОИС за 2015 год мы занимали 6 место в мире по числу патентов в области 3D-печати, у нас 13 место по нанотехнологиям, мы шли на 14 месте по патентам в области робототехники. При этом число заявок на изобретения и количество выданных патентов у нас остается примерно на одном уровне: в 2014 году было подано 41600 заявок и выдано 33950 патентов; в 2015 году — 45517 заявок и 34706 патентов, в прошлом — 41587 заявок и 33536 выданных патентов. Даже если брать относительно долгий период в 10 лет, то и по нему будут примерно такие же результаты. Совсем иначе российские предприниматели относятся к товарным знакам, понимая их необходимость для развития бизнеса: в прошлом году число заявок, поданных отечественными заявителями, выросло на 21%.

Мы расцениваем это как довольно тревожный симптом, поскольку в странах-технологических лидерах наблюдается рост патентной активности, рост числа заявок на изобретения. Так, по сообщению агентства «Синьхуа» со ссылкой на Государственное управление интеллектуальной собственности КНР, только за первое полугодие 2017 года Китай принял 565 тысяч заявок на патентование изобретений, что на 6,1% выше уровня аналогичного периода прошлого года. При этом в указанный отрезок времени в стране было выдано 209 тысяч патентов, 160 тысяч из них — китайским изобретателям. Стоит отметить: такой рост произошел благодаря принятой и действующей государственной стратегии в области ИС. С учетом того, что наша страна в соответствии с мировым трендом будет делать ставку на развитие инновационной экономики, пример и опыт Китая, а также других стран, где действуют подобные стратегии, может быть очень полезным для нас. Тем более что коллеги из зарубежных патентных ведомств говорят: рейтинги Всемирной организации интеллектуальной собственности (ВОИС), других организаций, наша статистика не отражают в полной мере научного, исследовательского и экономического потенциала, который сегодня есть в Российской Федерации. Просто мы его реализуем недостаточно эффективно.

— Можно ли сказать, что в России сформировался рынок интеллектуальной собственности? Существует ли статистика по сделкам с ней, а также с авторскими правами? Что могло бы содействовать интенсификации оборота этого специфического товара?

— Нет, к сожалению, сложившегося рынка интеллектуальной собственности у нас пока нет. Есть отрасли и направления, где ситуация близка к хорошему уровню. Например, если брать рынок авторских и смежных прав, где уже многие объекты существуют в цифровой форме, что облегчает их контроль, учет, передачу и продажу. Если говорить о товарных знаках, то благодаря договорам франшизы тоже есть некоторые успехи, но, опять же, развитого института консалтинга и оценки брендов, который есть за границей, у нас нет. Если же брать сферу объектов патентного права, тут ситуация гораздо сложнее. У нас в стране много неучтенных и не оформленных объектов интеллектуальной собственности, эти нематериальные активы не поставлены на баланс предприятий, что снижает капитализацию самих предприятий. Патенты часто ставятся на баланс по сумме уплаченных пошлин, а не по тем вложениям, которые были действительно сделаны для их получения. Пока нет зарекомендовавших себя методов оценки интеллектуальной собственности. Есть сложности с отлаженным трансфером технологий, применением финансовых инструментов — кредитования под залог, выдачи гарантий по кредитам, страхования — в данной сфере. Именно поэтому, в том числе, нам нужен стратегический документ в области интеллектуальной собственности, в котором были бы учтены все эти проблемные моменты, намечены пути решения.

— Пиратство сегодня стало не просто правонарушением, но особой идеологией. Появились пиратские партии, которые требуют свободы распространения любой информации. Как вы оцениваете это? Есть ли тут хоть какой-то позитивный момент?

— На наш взгляд, создание пиратских «партий» или движений, определенно, преследует интересы заинтересованных лиц, которые получают выгоду от распространения пиратского контента. Такая идеология часто находит поддержку в массах, потому что конечному пользователю пираты «предлагают» контент бесплатно. Многие из созданных ими сайтов позиционируют себя как «некоммерческие», говорят, что они «только способствуют» распространению информации, достижений науки и культуры. На самом деле, обороты таких сайтов могут составлять миллионы рублей или даже долларов. Их создатели просто зарабатывают на колоссальном трафике, который создают любители бесплатного контента, зарабатывают на рекламе, которую показывают благодаря украденным результатам чужого труда. Так что с пиратской идеологией все не так благородно, как кажется на первый взгляд. И часто, выступая против якобы «зажравшихся» авторов и правообладателей, пользователи невольно выступают в поддержку других, действительно зажравшихся людей, которые, ничего не вложив, зарабатывают огромные деньги, просто воруя труд тех, кто действительно занят творчеством, написанием книг, созданием фильмов, музыки. Вот эти люди тратят на создание новых объектов культуры силы, энергию, деньги, время. И именно их интересы необходимо учитывать в первую очередь, потому что в противном случае мы своими руками убьём всю сферу современной культуры, весь авторский энтузиазм.

Подписывайтесь на канал «Инвест-Форсайта» в «Яндекс.Дзене»
Загрузка...
Предыдущая статьяСледующая статья