Право, Экспертное мнение

Ирина Цветкова: В мире криптовалют появляются коллективные иски

Ирина Цветкова – адвокат, основатель сервиса по финансированию судебных процессов Platforma

В то время как государственные регуляторы по всему миру только начинают обращать внимание на рынок криптовалют, юристы уже не один год участвуют в становлении виртуальных денег.

В следующем году исполнится десять лет, как Сатоши Накомото (Satoshi Nakamoto) разослал по электронной почте подписчикам свою научную работу «Биткоин: электронная система наличности для физических лиц» (Bitcoin: A Peer-to-Peer Electronic Cash System). Через пару месяцев Сатоши Накомото записал блокчейн, специальную цепочку блоков транзакций, за что и получил первые 50 биткоинов. Так родился новый вид денег.

Сегодня с ростом рынка популярных криптовалют и фиксированным объемом эмиссии (21 миллион биткоинов в сети «Биткоин») вплоть до 2033 года вычислительной мощности процессора домашнего компьютера для генерации криптовалюты уже недостаточно. На рынке появились компании, предоставляющие аппаратуру для выпуска новых биткоинов и его аналогов.

Одна из таких компаний, шведская KnC, в сентябре 2014 года объявила о привлечении инвестиций объемом в $14 млн. Основным инвестором был назван фонд Creandum, известный своими финансовыми вкладами в музыкальный сервис Spotify и систему мобильных платежей iZettle. Тогда председатель правления KnC Сэм Коул (Sam Cole) уверенно смотрел в будущее и делился планами по созданию серверных центров за Полярным кругом.

Но уже через месяц калифорнийский юрист Шарлотта Си Лин (Charlotte C Lin) объявила, что она и ее коллеги расследуют незаконные действия, связанные с продажей и распространением изделий компании KnCMiner Titan и Neptune, предназначенных для майнинга усовершенствованной версии биткоина litecoin. Под незаконными действиями подразумевались нарушения условий контракта, некорректная реклама и введение в заблуждение общественности. Также упоминались задержка в доставке и неработающая аппаратура.

Против компании было подано три коллективных иска. В одном из них утверждалось, что 28 апреля 2014 года KnC предложила всем клиентам, которым была просрочена поставка первых двух партий оборудования, выслать бесплатный процессор Neptune, цена которого составляла $5995 в третьей поставке. Однако через несколько недель компания разослала этим же клиентам электронное письмо, в котором предлагала бесплатный хостинг для майнинга до того момента, пока аппаратура не будет получена. Это предложение сопровождалось мало кому заметными изменениями в условиях заказа, где объявлялось, что все, кто решит воспользоваться услугой бесплатного хостинга, отказывается от каких-либо других компенсационных схем за задержку товара, соответственно, и от бесплатного процессора Neptune.

«Это нарушение доверия к компании KnC и попытка с их стороны обмануть клиентов. Ни один клиент, находящийся в здравом уме, не откажется от дорогостоящего процессора взамен на несколько дней (по условиям контракта максимум шесть недель) бесплатного хостинга», – возмущались пользователи социальных сетей.

В мае 2016 года было объявлено, что компании KnC удалось выиграть все три дела в судах. Возмущенные клиенты остались ни с чем. Кроме того, суд обязал сторону, пытавшуюся засудить KnC, покрыть судебные расходы, равные 772 000 крон (около $93 000). Защиту адвокаты компании построили на утверждении, что клиенты KnC, покупавшие аппаратуру для добывания виртуальных денег, по сути своей являются предпринимателями, а не потребителями – соответственно, закон о защите потребителей к ним не относится.

Через несколько недель после победы в суде KnC, одна из самых стремительно развивающихся компаний Швеции, сумевшая за два года привлечь инвестиции размером в $32 млн, объявила о банкротстве. Председатель правления Сэм Коул отрицал какую-либо связь между судебными исками и банкротством компании и настаивал, что основным фактором банкротства является предстоящее снижение количества биткоинов, генерируемых в качестве комиссии за присоединение одного блокчейна.

Дело в том, что размер комиссии в системе «Биткоин» построен на принципе убывающей геометрической прогрессии – после формирования 210 000 блоков (примерно каждые четыре года) размер вознаграждения уменьшается вдвое; одно из таких сокращений наступило в июле прошлого года, через несколько месяцев после объявления KnC банкротом.

Объявляя о банкротстве, Сэм Коул пояснил: «Сегодня производство одного биткоина обходится нам в $480. При сниженной комиссии затраты не будут покрываться доходами и сделают наш бизнес нерентабельным».

Обанкротившемуся KnC был назначен внешний управляющий, который утвердил продажу актива другой, специально созданной для этой цели компании GoGreenLight, аффилированной с телекоммуникационным провайдером Borderlight из шведского города Упсала. Ее представители заявили, что KnC будет перепрофилирована с работы с конечными потребителями на добывание популярных криптовалют в промышленных масштабах. Весной этого года стало известно, что KnC получила свои первые после банкротства биткоины, записав за одну неделю работы шесть новых блокчейнов.

Хотя коллективные иски клиентов KnC и не увенчались успехом, они прояснили статус майнеров по отношению к сервисным компаниям, обслуживающим сеть «Биткоин» и другие популярные криптовалюты. При отсутствии ясных законов о криптовалютах, но в тоже время при высокой динамике повышения их доходности, решение шведского суда вносит определенность.

Не стоит сомневаться, что коллективные иски будут использоваться в защите интересов инвесторов в криптовалюты так же, как используются в других сферах экономической деятельности.

Другие новости


Добавить комментарий

Ваш e-mail не будет опубликован.