Интервью, Технологии

Ларс Хартманн, Aruba: Умный город начинается с парковки

Города умнеют на глазах: мегаполисы превращаются в полигоны, где IT-разработчики обкатывают новые технологии. О том, зачем датчики на мусорных баках, когда стоит ждать чипирования людей, а также о технофобии и потребительском консерватизме «Инвест-Форсайт» поговорил с Ларсом Хартманном, занимающим пост старшего директора по продажам в регионе Германия/Австрия/Швейцария/Россия калифорнийской компании — поставщика сетевых решений Aruba.

Ларс Хартманн, Aruba: Умный город начинается с парковки

— Ларс, одно из важнейших направлений для Aruba — это системы для умного города. Вы уже успели познакомиться с уровнем развития технологий в российской столице, считаете ли Москву достаточно умной?

— Я впервые в Москве, и визит слишком непродолжительный. Не уверен, что смог познакомиться со всеми московскими технологиями. Но, судя по внешним признакам и в сравнении с другими крупными городами, которые я посещал, Москва кажется очень современной. Учитывая размер и население столицы России, можно говорить, что у города безусловно есть потенциал по скорому превращению в SmartCity.

— Когда мы говорим об умном городе, что в первую очередь имеется в виду?

— У разных людей будут непохожие ответы на этот вопрос. Для меня лично умный город начинается с онлайн-поиска парковок с возможностью оплаты этих парковок через приложение. Важна также связанность между разными видами транспорта — чтобы город предоставлял мне возможность пересесть с каршерингового автомобиля на личный или помогал построить сложный маршрут на общественном транспорте с удобной покупкой билетов. Следующий шаг, наверное, — чистота города, которая сегодня подразумевает наличие датчиков на мусорных баках, сообщающих о своей наполненности, что позволяет вывозить отходы не по расписанию, а по вызову.

Конечно, в умном городе легко проводятся все бюрократические процедуры. Например, если мне понадобится новый паспорт, я могу получить его в цифровом режиме. Это экономит и мне, и государству время и средства.

— То есть «умный» — это значит «эффективный, экономный и легко адаптирующийся к вновь возникающим условиям»? Что для этого нужно? 

— Речь идет о четырех основных элементах. Во-первых, датчики для первичного сбора информации; во-вторых, сеть для передачи данных. Также нужны решения, которые защитят данные от подделки или хищения. И, наконец, центры обработки данных, где информацию можно хранить и анализировать, чтобы потом на основании этого принимать решения. Мы в Aruba отвечаем за два элемента в этой системе: за создание сети и за безопасность. Приведу пример: на большом цветочном фестивале правительство города решило организовать бесплатный Wi-Fi для посетителей. В этом решении удобство пользователей объединено с безопасностью, потому что система может включать, например, камеры слежения. Еще один из последних реальных кейсов — встраивание точек доступа Wi-Fi в новые столбы освещения, которые стоят вдоль городских трасс.

— Какие бизнес-клиенты в первую очередь интересуются подобными продуктами? 

— Многое зависит от страны и рынка, но связь и безопасность — те вещи, которые нужны, в принципе, в любой отрасли. Есть два направления, которые выигрывают от внедрения этих решений: оборудование учреждений здравоохранения — госпиталей и больниц — и общественных мест, таких как стадионы, станции метро, публичные площадки. Кроме того, у нас наблюдается рост розничных клиентов среди торговых сетей, операторов и управляющих компаний больших торговых центров, которые испытывают большое давление со стороны онлайн-ритейлеров, типа Amazon или Zalando.

Еще один тренд — крупные заказы от вузов. Современному университету для нормальной работы необходимо обеспечить мобильный доступ к сети для преподавательского состава и студентов и инструменты для организации занятий. Например, в Университете Ганновера Aruba внедрила решение для динамического перераспределения аудиторий в зависимости от их заполнения. Есть похожий кейс в Оксфорде.

Не могу не упомянуть о промышленных компаниях, для которых интеграция информационных технологий с производственными становится необходимостью. Сегодня в рамках одной инфраструктуры можно управлять и офисной средой, и производством. Вместе с такими партнерами, как Siemens, которые занимаются автоматизацией производств, мы разрабатываем совместные решения как раз для таких применений.

— Давайте немного подробнее остановимся на примерах из сферы здравоохранения. 

— Как мы уже определились в начале нашего разговора, в умном городе каждое учреждение должно находиться в цифровой среде. В здравоохранении мы называем это сетями медицинского назначения — Medical Grid, к которым могут обращаться сотрудники клиники и пациенты: там находится информация о врачах и оборудовании. Такая сеть должна обеспечить безопасность довольно чувствительных данных и при этом оставаться в высшей степени доступной.

Но весь потенциал сети можно будет раскрыть, только если она будет использоваться для управления клиническими процессами, например управлением койками. Само решение по управлению доступными койками — это отдельный программный продукт, мы можем встроиться в него, чтобы идентифицировать каждую койку и ее местонахождение в клинике, узнать, готова ли она к приему нового пациента. Тем самым парк этих коек может быть сокращен за счет более оптимального использования. С помощью той же самой инфраструктуры мы можем организовать навигацию в больнице — через приложение показать пациентам, как найти нужный им кабинет. Это уже работает в королевском госпитале Стокгольма. Кроме того, в больнице, как правило, бывает много пожилых пациентов, и в медучреждениях могут выдавать им браслеты, которые просигнализируют больничному персоналу о том, что человек вышел за периметр — пределы виртуального забора и ему может потребоваться помощь.

— Развивая эту историю, допускаете ли вы в скором времени чипирование людей? Потому что в умном городе человек становится не субъектом, а объектом. 

— Я считаю, такая практика может быть применима только на добровольной основе. Одно дело — браслет, который я могу снять, и другое — подкожный чип, который самостоятельно вынуть невозможно. Но не могу исключать, что когда-нибудь мы придем к обязательному чипированию.

— Есть мнение, что будущее развитие, например, телемедицины зависит исключительно от развития 5G-сетей? Есть ли другие решения, поскольку пока в России большая проблема с выделением частот под связь нового поколения? 

— Десять лет назад провайдеры мобильных сервисов и вендоры оборудования так же агрессивно продвигали технологии 3G и 4G, утверждая, что они полностью заменят Wi-Fi. Но на деле оказалось, что эти технологии отлично сосуществуют и взаимно дополняют друг друга. Уверен, так и продолжится. В принципе, сети 5G и Wi-Fi-6 технологически устроены одинаково, но по природе своей связь пятого поколения будет с трудом проникать внутрь зданий, поэтому экономически более обоснованным выглядит решение, когда на территории развернута сеть 5G, а внутри помещений — Wi-Fi-6. У Aruba есть технологии, которые обеспечивают роуминг между ними.

— Соцопросы показывают, что в обществе достаточно сильны фобии, связанные с различным излучением. Вы сталкиваетесь с их проявлением?

— Бояться чего-нибудь — в природе человека. Допустим, мы сейчас объявим, что от синего пола, который есть в этой комнате, должна заболеть голова, обязательно найдется хотя бы один человек, у которого немедленно заболит голова только потому, что пол синий. Но если серьезно отвечать на ваш вопрос, мы как производители оборудования, которое используется в том числе в медицинских учреждениях, должны соответствовать самым высоким требованиям как в области охраны здоровья, так и в области охраны окружающей среды. Все наше оборудование не причиняет ущерба ни людям, ни животным, ни природе.

— В какое время города поумнеют? Давайте возьмем столицы. Или, может быть, легче сделать умными маленькие населенные пункты?

— Я могу только гадать: возможно, потребуется десятилетие. Многое зависит от усилий государства. Если розница может очень легко посчитать окупаемость своих инвестиций и принять решение о капиталовложениях в IT-инфраструктуру, то муниципалитеты решают другие задачи. Они, например, стремятся снизить загазованность улиц, улучшить пропускную способность транспортных магистралей. Поэтому, я думаю, нужно говорить о каких-то умных зонах — скажем, о пешеходной улице, которая становится умной, или об умной системе утилизации отходов. На каждом участке будут возникать свои трудности.

Сейчас в одном из немецких городов мы работаем над созданием полностью автоматической системы управления дорожным движением через светофоры. Здесь предстоит большая аналитическая работа по предотвращению ДТП. Но все будет развиваться не очень быстро, потому что государство по природе своей, мне кажется, довольно консервативно.

— А люди? Насколько быстро они привыкают к новому?

— Это во многом зависит от возраста. Молодые легче приспосабливаются к новому и также быстро отказываются от привычек. Я человек старой закалки: по-прежнему использую Facebook. Но от молодежи я все время слышу: «Facebook, что это такое вообще? Мы в TikTok». И наступает моя очередь удивляться: «TikTok — что это?» Но при этом мы все — клиенты розничных магазинов. Я, например, готов пользоваться приложениями торговых точек в своем телефоне, если вижу в этом смысл. Если в этом приложении я могу заранее составить список покупок, если оно поможет мне сориентироваться в супермаркете и быстро собрать корзину. Так что вопрос надо ставить не о привычках пользователей, а о релевантности предложения. Если сервис предоставляет мне нужную услугу в нужном месте и в нужное время, я буду продолжать пользоваться этим приложением, но если оно не соответствует моему потребительского сценарию — я его просто удалю.

Беседовала Анна Орешкина

Подписывайтесь на канал «Инвест-Форсайта» в «Яндекс.Дзене»
Подписывайтесь на наши телеграм-каналы «Стартапы и технологии» и «Новые инвестиции»
Загрузка...
Предыдущая статьяСледующая статья