ENG
Инвестклимат

Ближневосточная нефть в племенном измерении

События в Сирии, особенно в сочетании с возможным повышением цен на нефть, вызванным ограничением ОПЕК ее добычи, сразу вызывают в памяти относительно недавние события в связи с арабскими революциями. У людей, разбирающихся в этнических нюансах нефтяных экономик Ближнего Востока, могут возникнуть опасения, что крупнейший поставщик нефти на мировой рынок — Саудовская Аравия — может повторить в случае удорожания нефти судьбу Ливии. Что между ними общего? Да оказывается, много всего.

© Elnur / Фотобанк Лори

Сегодня ливийская государственность почти развалилась, и виной всему не вмешательство западных держав, которое было только катализатором, а противоречия между племенами, на землях которых находилась нефть, и центром, управлявшемся племенами, которых Аллах этого блага лишил.

Покойный Муаммар Каддафи как раз принадлежал по происхождению к арабизированному берберскому племени аль-каддафа, у которого, в силу географического положения, нефти или вообще не было, или было совсем мало. Помнится, еще в школе на уроках географии учеников очень веселило, почему границы между арабскими государствами Магриба и более южными государствами Сахары такие прямые — как будто линейкой проведены. Оказалось, что их при раздаче независимости бывшим французским колониям действительно именно линейкой и проводили. Местному населению было все равно, поскольку в этих местах, во-первых, никто не живет, во-вторых, нет нефти. Была бы нефть — все было бы совсем по-другому. Попробовали бы так же разграничить, например, Саудовскую Аравию с Йеменом — получили бы такой конфликт, что некогда воевавший в тех краях Ататюрк в гробу перевернулся бы. В Ливии о никому не нужных землях на юге с изредка заходящими туда нищими берберскими племенами вспомнили только тогда, когда Каддафи обнаружил под ними целые залежи пресной воды и решил построить грандиознейший водопровод для орошения пустыни. Но это уже другая история, к нефти отношения не имеющая.

Беда Каддафи была в том, что он опирался на близкие к его племени крупные племена, которые кочевали не на нефтеносных землях, а в бедной нефтью западной части страны — варфалла и мегариха. Племена, кочевавшие в Киренаике (где и сосредоточены основные нефтяные запасы в Ливии), — в частности, второе по численности в стране племя зувайя, были насильственно оттеснены от власти. Вместо диалога Каддафи просто их подавлял, что очень напоминает текущую политику официального Эр-Рияда относительно шиитских племен, на землях которых находятся основные запасы саудовской нефти. В итоге после смерти Каддафи страна разделилась на две части. Первая — бедные нефтью западная (с более бедными арабскими племенами) и южная (берберская, а также территории, лишенные населения), вторая — богатая на нефть Киренаика со вторым по величине городом Бенгази, населенная богатыми племенами, потомками арабских бедуинов, прививавших в раннее Средневековье среди местных исконных берберских племен исламский мазхаб. Экономический сепаратизм Киренаики сейчас выражен, пожалуй, даже больше, чем политический, и на данный момент в ливийской экономике «западная столица» Бенгази более важна, чем ставшая после смерти диктатора в одночасье нищей номинальная столица Триполи.

Учитывая этот урок, чего можно в ближайшее время бояться Саудовской Аравии?

Начнем с того, что правящая в настоящее время страной суннитская династия (а если точнее, сунниты ханбалитского мазхаба, самого радикального среди четырех суннитских мазхабов) за все время своего правления так и не создала ни нормальной армии, ни нормальной экономической элиты. Все время своего существования саудовская государственность опиралась только на нефтегазовые запасы, своего класса военных специалистов и экономических топ-менеджеров там не сформировалось — топ-менеджерами были, в основном, гастарбайтеры из Индии и западных стран (это, наверное, единственная страна в мире, где американцы работают как сезонные рабочие). Вместе с тем, глядя на географию этой страны, можно сделать вывод, что ливийский сценарий для нее вполне вероятен. Нефть сосредоточена практически исключительно в восточных провинциях, где доминирует шиитское население.

© Евгений Сергеев / Фотобанк Лори

С шиитами у США и их союзников отношения сложились весьма запутанные. С одной стороны, наводя порядок в Ираке, западный мир опирался на шиитов, пострадавших от суннита Саддама Хусейна. С другой стороны, в Палестине и Сирии шииты — враги США и Израиля даже на фоне того, что суннитско-салафитский ИГИЛ представляет для западной цивилизации куда большую угрозу, чем Асад и палестинцы вместе взятые. Поэтому четкой линии относительно этой религиозной группы нет. Вопрос только в том, что шиитские волнения в Саудовской Аравии вызовут автоматически повышение цен на нефть, а это США невыгодно. С другой стороны, видя то, что в Сирии шииты получили поддержку не только в лице России, но и в лице Ирана, даже при неявном попустительстве суннитской Турции вполне возможно, что саудовские «нефтяные племена» тоже рискнут поднять войну за свои месторождения.

В случае если США не будут сильно вмешиваться в ее течение, можно прогнозировать, что для саудовских властей война окажется проигрышной. Шиитов, как говорится, «мало, но все в тельняшках», саудовская же армия живет только за счет США. Воевать там особо никому неохота: саудовцы привыкли, что за них воюют наемники (правда, в последнее время численность армии все же нарастили с тех смехотворных отметок, которые были в 90-е годы). Сами же они несколько раз с 30-х годов пытались подмять под себя строптивые шиитские племена, но окончательно это не получилось до сих пор. Последние нюансы экономических отношений США и Саудовской Аравии показывают, что те далеки от консенсуса. Саудовской Аравии невыгодно, что производители американской сланцевой нефти наращиванием производства обваливают цены на рынке. Решением снизить экспорт нефти в азиатские страны саудиты устраняют негативный для себя эффект от этой деятельности. Получается интересная ситуация: если раньше интересы на нефтяном рынке Саудовской Аравии совпадали с американскими, то сейчас они скорее совпадают с российскими. Вот только с шиитами незадача: симпатии к ним со стороны Ирана, России и Сирии не вписываются в общую картину.

В любом случае, эскалация напряженности в отношениях официального Эр-Рияда с племенными элитами нефтеносного района Наджран (шиитских провинций) в условиях сокращения поставок в Азию рынку нефти пойдет только на пользу. Выгодно это Саудовской Аравии или невыгодно — уже другой вопрос; факт в том, что, учитывая события 10 мая, инвесторы должны готовиться к открытию на рынке нефтяных фьючерсов длинных позиций. Как известно, саудовская полиция убила двоих шиитов при зачистке в Наджране. Это вызвало гневную реакцию в Иране и Сирии и, вполне возможно, соответствующая реакция последует со стороны российского внешнеполитического ведомства. Внешнеполитическая ситуация складывается непонятная: с одной стороны, США заинтересованы в наращивание добычи сланцевой нефти. С другой стороны, режим Дональда Трампа 25 апреля дал понять, что будет поддерживать Эр-Рияд, чтобы «не дать Ирану и Сирии создать в Саудовской Аравии еще одну агрессивную шиитскую группировку». В общем, с политической стороной проблемы не ясно ничего, а вот с инвестиционной все довольно четко: в ближайшее время следует ждать укрепления нефти на международном рынке. Техническим фактором выглядит то, что цены на нефть сейчас тестируют важный психологический уровень в 50 долларов за баррель.

Автор: Роман Мамчиц

Сохранить

Подписывайтесь на канал «Инвест-Форсайта» в «Яндекс.Дзене»
Загрузка...
Предыдущая статьяСледующая статья