В мире, Инвестиции

Снега и пустыни: Альтернатива колонизации Марса

Пока ученые всерьез обсуждают возможность колонизации Марса и пытаются получить под связанные с этим проекты инвестиции, параллельно развиваются стартапы по созданию пригодных для жизни условий в тех регионах, где они изначально непригодны. Действительно, зачем заселять Марс в то время, когда на Земле есть огромные количества пустующих земель, которые привести в порядок значительно проще, чем организовывать базы на Марсе.

Художник: Юрий Аратовский

Застолбить место в Антарктике 

Марс в прессе часто принято сравнивать с Антарктидой, поскольку, по данным ученых, наиболее близкие к Марсу условия наблюдаются на Земле в антарктических сухих долинах Мак-Мёрдо. Именно там проходили испытания техники для исследований Марса. Поэтому возникает вопрос: не проще ли для начала колонизовать Антарктиду?

Если глубоко вникнуть в тему, окажется, что если и проще — то ненамного. Начнем с того, что международный статус Антарктиды не позволяет создавать там постоянных поселений, поскольку это нарушит экологический баланс. Ни одна страна не имеет права претендовать на местные территории, хотя де-факто на них претендуют несколько стран. Дальше всего в своих попытках колонизовать Антарктиду зашли ближе всех расположенные к ней Аргентина и Чили. Несмотря на то, что общепризнанная точка зрения заключается в том, будто самое южное в Аргентине поселение, город Ушуайя, находится на острове Огненная Земля, в Аргентине существует альтернативное мнение, которому даже учат детей в школах: самое южное постоянное поселение в стране — база Эсперанса на Антарктическом полуострове. Строго говоря, постоянным оно не является, хотя климат на полуострове вполне позволяет там жить (по крайней мере, он не суровее, чем где-нибудь на Новой Земле, в Норильске, Верхоянске или Оймяконе). Цель его функционирования — сугубо научная, большинство населения живет здесь вахтовым методом. Тем не менее, аргентинское правительство постоянно пытается доказать всему миру, что поселение это постоянное: разрешило полярникам жить там вместе с семьями, открыло школу и даже радиостанцию.

© Пётр Соболев / Фотобанк Лори

С Аргентиной по части освоения Антарктического полуострова соперничает соседний Чили. Во время правления Пиночета было основано поселение Вилья-лас-Эстрельяс, имеющее статус постоянного. Там пошли дальше: помимо открытия школы, открыли еще детский сад, больницу, хостел, супермаркет, магазин сувениров, католическую часовню, отделение почты, вышку мобильной связи, радиостанцию и ретрансляторы телевидения и интернета. Тем не менее, население все равно живет вахтовым методом. Так что ни Аргентине, ни Чили пока не удалось колонизовать Антарктиду. Проблема в том, что там ничего не добывается и не производится, есть только научная деятельность.

В эпоху расцвета китобойного промысла на полуострове и соседних островах, имеющих пригодный для жизни климат, пытались создать постоянные поселения, однако упадок китобойной отрасли отразился и на них.

Планы колонизации вынашивались не только Чили и Аргентиной: и Третьим Рейхом, и СССР, и США. Американцы даже построили на базе Мак-Мёрдо атомную электростанцию, которая была закрыта за ненадобностью и нерентабельностью в 1972 году. Вопрос в том, что, во-первых, пока природные ресурсы Антарктиды полностью не разведаны, во-вторых, любая постройка постоянных поселений с промышленной активностью на леднике (не только в Антарктиде, но и, например, в Гренландии или Исландии) приведет к ускорению его таяния, усугубив и без того негативный эффект от глобального потепления — это помимо того, что вообще экологическая защита Антарктиды не допускает там какой-либо человеческой активности, кроме научной.

Искусственные оазисы

Гораздо более реально заселение пустынь, тем более что сокращение их территории, которая в последнее время неуклонно расширяется в связи с климатическими изменениями, полезно для экологии. Пожалуй, крупнейшее начинание в этой сфере — Sahara Forest Project, предусматривающий создание в Сахаре искусственных оазисов. Проект — не местный, создан специалистами из Норвегии. Предполагается снабжать оазисы морской и океанической водой, которая будет подвергаться опреснению, соответственно, первые установки будут располагаться на побережье, во внутренней части Сахары; по всей видимости, искусственные оазисы возникнут нескоро. В качестве грунта будут использовать отходы из канализаций и мусорников крупнейших городов мира, соответствующим образом переработанные. В настоящий момент ведется работа по созданию только двух экспериментальных искусственных оазисов в рамках этого проекта, и они строятся не в Сахаре, а в пустынях в окрестностях Дохи, столицы Катара, а также в Иордании, где климат похож на сахарский. По поводу катарского проекта уже можно считать, что он удался: в этом году урожай овощей в построенных в оазисе теплицах сняли три раза, при этом урожайность на 1 кв. м посадок сравнима с зонами европейского Средиземноморья. Далее планируется застроить такими оазисами весь Катар, основной ландшафт которого пустынный. В качестве сопутствующего проекта рассматривается установка на пустынных территориях солнечных панелей (Sahara Solar Breeder Project), которые, как предполагается, обеспечат электроэнергией не только искусственные оазисы, но и целые страны в Северной Африке и даже Европе.

Что касается государств, расположенных непосредственно на территории Сахары, у них, конечно, нет таких ресурсов, как у богатого нефтью Катара, поэтому пока они не высказывали конкретных намерений инвестировать в строительство искусственных оазисов.

Тем не менее, некоторые планы строят и в Северной Африке. Возможно, первым государством сахарской зоны, в котором будут созданы искусственные оазисы, станет Тунис. Бюджет проекта создания в Тунисе оазисов оценивается в 30 млн долларов США. Одной из революционных технологий, которая будет использована в Тунисе, — получение воды из тумана тем же принципом, который использует в природе жук вида «намибская чернотелка»: поскольку родиной его является крайне засушливая пустыня Намиб, тот приспособился в процессе эволюции накапливать за ночь на своем панцире воду из тумана. Подобная технология была разработана еще в 2011 году, устройство для сбора туманного конденсата создано по образу и подобию панциря намибской чернотелки. Экспериментальные установки позволяли аккумулировать до трех литров воды в час, естественно, в пустыне будут применяться огромные щиты, превышающие размеры экспериментальных, соответственно, и производительность будет больше. Для Туниса вопрос озеленения пустыни — вопрос выживания, так как аридность климата там возрастает, а пригодные для человеческой жизнедеятельности прибрежные и горные районы катастрофически перенаселены. Поэтому в стране принята государственная программа освоения Сахары. В частности, в ее рамках планируется к 2030 году довести долю возобновляемых источников электроэнергии (главным образом, солнечных) с текущего 1% до 30%. Без создания вокруг электростанций защитных полос оазисов их полноценное функционирование невозможно, так как солнечные панели будет постоянно засыпать пыльными и песчаными бурями.

© Владимир Мельник / Фотобанк Лори

В настоящий момент ближайшие планы норвежской компании — довести эффективность производственных мощностей, построенных в Катаре и строящихся в Иордании и Тунисе, до уровня 170 тыс. тонн сельскохозяйственной продукции в год с общего пространства 4 тыс. гектаров (т.е. 42,5 тонны с гектара), переселить в искусственные оазисы 6 тыс. человек и трудоустроить их там. Т.е. плотность населения оазисов достигнет 150 человек на 1 кв. км. Для сравнения: в Евросоюзе средняя плотность населения составляет 115 человек на 1 кв. км., в Тунисе — 61,6 человек.

Противостоять пустыне

Наиболее амбициозный проект, связанный с Sahara Forest Project, — разработанная совместно с правительствами стран Африканского Союза «Великая Зеленая Стена», предназначенная для того, чтобы купировать дальнейшее опустынивание саванн. В проекте также задействованы Европейская комиссия, Агентство США по международному развитию, а также компания Yara International, являющаяся одним из мировых лидеров по производству минеральных удобрений. Создаваемая в рамках проекта лесополоса должна связать Дакар на Атлантическом побережье Африки с городом Джибути на берегу Красного моря. Она пройдёт по территории 11 стран, а общим координатором проекта является правительство Сенегала.

Деятельность в странах Магриба и на Ближнем Востоке японского проекта Университета Киото и корпорации Panasonic менее известна. Программа озеленения североафриканских и ближневосточных пустынь была представлена в прошлом году, она заключается в нанесении на песок специального химического реагента, позволяющего задерживать до 70% поступающей влаги.  Себестоимость реагента составляет около 100 долларов США за тонну.

Попытки создать пригодные для жизни условия в пустыне Гоби существуют и в Китае, но они менее известны, чем сахарский проект. Отсутствие нормальных условий для человеческой жизнедеятельности в пустыне Гоби и ее неуклонное расширение создают Китаю массу проблем, так как почти все огромное его население проживает в восточной части страны, у побережья. Проблему перенаселенности могло бы решить озеленение пустынно-горной части страны. Однако пока первоочередной задачей для Китая является предотвращение расширения пустыни; для решения этой проблемы и существует проект «Зеленая Стена». Что касается создания условий для деятельности человека, то пока реализуется только проект озеленения пустыни Гоби на ее тибетском участке — он существует уже три года, завершить его планируется к 2030 году. Стоимость его 30 млрд юаней. Успешно озеленили пока только уезд Намлинг. В Монголии была опробована российская программа озеленения пустыни Гоби с применением криогеля, разработанного Институтом химии нефти СО РАН.

Автор: Роман Мамчиц

Подписывайтесь на канал «Инвест-Форсайта» в «Яндекс.Дзене»
Подписывайтесь на наши телеграм-каналы «Стартапы и технологии» и «Новые инвестиции»
Загрузка...
Предыдущая статьяСледующая статья