Инвестклимат, Интервью

Яков Миркин: «Мы могли бы жить в стране с населением 500 млн человек»

Низкая рождаемость и неблагоприятная демографическая обстановка — один из важнейших вызовов, перед которым стоит Россия. Об этой, может быть, самой главной и плохо решаемой проблеме России «Инвест-Форсайт» беседует с заведующим отделом международных рынков капитала ИМЭМО РАН, профессором Яковом Миркиным. 

— Какие, по вашему мнению, в России причины для низкой рождаемости в целом? 

— Нужно рассматривать несколько факторов. С одной стороны, естественные демографические волны, в том числе связанные с увеличением цивилизованности, при которой рождаемость уменьшается, — это видно, например, на примере Европы. С другой стороны — реформы, которые, скажем, в 90-е годы давали такой же жесткий отрицательный эффект. Естественные причины, когда рождаемость падает, связаны с переходом к более развитому, обеспеченному для населения существованию. Вторая группа факторов зиждется на том, что мы живем в очень изменчивой и рискованной экономической среде — не зря возникло выражение «неблагоприятные реформы». Население нашей страны, по сути, устало — ведь за срок немногим больше века оно прошло через революции, крупнейшие войны, реформы. За все это время каждое поколение граждан России теряло свою собственность — это, кстати, очень хорошо видно по российским антикварным магазинам. И, к слову, только от 2 до 5 процентов семейных активов у нас по статистике достигают 3-4 поколения. Вот эти испытания, плюс еще и эмиграция, которая вымывала из страны очень активных, изобретательных идей. Если бы Россия существовала на естественном пути событий, мы бы сейчас жили в стране с населением в 400-500 миллионов человек — это статистические оценки начала века.

А какие есть сугубо экономические причины? 

— Повторюсь. Известный эффект, когда рост продолжительности жизни и благополучия семей ведет к снижению рождаемости. Сдвигается возраст браков, рождения детей, их числа в семье. Россия тоже проходит этот период. С другой стороны, повторюсь: очень высокие риски экономического существования, короткий горизонт планирования, экономические «времянки» как способ бытия населения и низкие экономические стимулы, чтобы в такой насыщенной рисками и негативной энергетикой ситуации существовать.

Что государство могло бы сделать для нивелирования этих причин?

— Нужно создавать максимум стимулов для того, чтобы рожать, и максимум стимулов для того, чтобы семьи могли думать на 2-3 поколения вперед, строить длинные планы. Конечно, это становится доступным, прежде всего, в результате модернизации экономики. Подчинения ее не баррелям и мегаваттам, а интересам роста качества и продолжительности жизни. Нужно взрастить, скажем так, средний класс, который мог бы быть основой устойчивой экономики. Финансовые стимулы. Это, естественно, материнский капитал — но не только. Это кредиты с низкими процентами, массовая дешевая жилищная ипотека, создание не только в столицах, но и по всей России равных условий существования, выравнивание медицины, выравнивание огромной дифференциации доходов, стимулирование мобильности населения. И, конечно же, плюс ко всему этому — вытаскивание нашего коллективного мышления, коллективной модели поведения из мира угроз. Гораздо легче рожать и дольше жить, когда тебя в целом ожидает коллективно безопасный мир, нежели мир, где весь поток информации связан с рисками, негативом.

Есть вопрос и о, можно так сказать, «экономической цене» рождения ребенка. Одна из причин того, что при росте благополучия снижается рождаемость, как раз в том, что экономическая цена ребенка становится выше. И нет смысла рожать детей, чтобы они принимали участие в экономическом становлении семьи, помогали в этом.

— А что сейчас государство делает неправильно? 

— Наша экономическая и финансовая политика сегодня просто другая. Она этим целям в значительной степени не подчинена.

— Как неблагоприятная демография влияет на экономический рост? 

— Понятно, что демография прямо проецируется на структуру экономики. Путем малого количества рабочей силы, конечно. В разных регионах демография разная, в одних регионах есть избыток, в иных — нет, очень высокая дифференциация по уровню безработицы. И больше она там, где высокая рождаемость. Плюс мы понимаем: на экономику очень влияет возрастная пирамида. Чем больше доля молодых, тем больше социальные риски, приходится больше вкладывать в образование. И наоборот — когда очень высокая продолжительность жизни, сразу возникает ситуация, при которой один с сошкой, семеро с ложкой.

Определенную долю рождаемости дают мигранты. Какой должны быть правильная позиция по отношению к мигрантам и миграции? 

— Такая же, какая была и есть в США, когда экономическая политика делает все, чтобы самые умные, талантливые, энергичные и квалифицированные или возвращались, или приезжали в Россию. Насовсем или надолго.

Подписывайтесь на канал «Инвест-Форсайта» в «Яндекс.Дзене»
Подписывайтесь на наши телеграм-каналы «Стартапы и технологии» и «Новые инвестиции»
Загрузка...
Предыдущая статьяСледующая статья