ENG
Инвестклимат, Интервью

Андрей Мовчан: «Ограничение цен на бензин по сути ничего не ограничивает»

Бензин продолжает дорожать несмотря на то, что правительство уже дважды договаривалось с нефтяниками о заморозке цен на уровне июня. Последний раз, 31 октября, вице-премьер Дмитрий Козак даже провел совещание с крупными нефтяными компаниями. И все равно топливо продолжает дорожать. За последние 10 месяцев, по данным Росстата, розничные цены на бензин выросли на 9,4%. Причем в октябре они повысились на 0,5% по сравнению с сентябрем. При этом в последнее время цена на нефть начала падать. Объяснить все эти неувязки «Инвест-Форсайт» попросил известного финансиста, экономиста Андрея Мовчана.

© РИА Новости /Евгений Биятов

Правительству отчаянно не хочется вводить ручное управление на нефтяном рынке. Но по сути первые шаги к этому уже сделаны. Так может, если нефть начала дешеветь, и без экстрамер рынок справится с дорожающим бензином?

— Надо понимать, что в российском государстве, как в большой бюрократической системе, все не то, чем кажется. На поверхности ситуация выглядит так, что государство ограничило нефтяникам рост цен на бензин. И вроде бы сделало для граждан доброе дело — защитило интересы людей. В реальности, если мы посмотрим на детали, обнаружим следующее. Срок ограничения очень короткий — до конца марта 2019-го. Но реально до Нового года вся система будет работать на старых запасах. Следовательно, чего тут особо ограничивать-то?

Дальше. Цена на нефть падает, поэтому все эти ограничения должны сами собой уходить. Смотрите, когда об этом шла речь, цена на нефть уже не была по $85 за баррель, как летом (а ограничения отмеряются от летних цен на топливо). Она уже была $78. А сейчас она стоит $72 за баррель. И это примерно 15%-ное падение. Фактически мы говорим о том, что цена на бензин не должна вырасти больше того уровня, когда нефть стоила на 15% дороже. Это уже весьма сомнительное ограничение. С чего бы ей так расти?

— А курс рубля, который немного подрос?

— Да, это тоже влияет на цену бензина. Не так напрямую, не так сильно, но тоже влияет. И все эти факторы, если их брать в совокупности, говорят о том, что для нефтяных компаний очень легко соглашаться на возможные ограничения. Если бы для них было тяжело соглашаться, скорей всего, власть бы этого не предлагала. А так все выиграли. Власть сделала себе пиар и показала, насколько она близка народу, а нефтяные компании вроде как тоже продемонстрировали, что они лояльны власти и социально ориентированы. С другой стороны, повторюсь: для них это ограничение нестрашное. И по сути ничего не ограничивает. Как мы видим, оно их даже в текущем моменте не ограничивает. Смотрите, даже по бензиновым картам (а это большой объем потребления) они просто стали убирать все корпоративные скидки и все возможности покупать бензин дешевле. И за счет этого компенсировать себе потери (хотя, собственно, и потерь-то никаких нет), а просто зарабатывать дополнительные деньги.

— Поэтому и встречался с нефтяниками вице-премьер Дмитрий Козак, раз было так легко договориться? Раньше-то с ними встречался сам президент… Это был такой знак?

— Я не большой специалист в дворцовых интригах. Но факт остается фактом — в большинстве случаев, когда речь идет о практически государственном бизнесе и государстве, договоренности достигаются не публично. Сначала они достигаются кулуарно, и лишь потом происходит процесс демонстрации этих договоренностей. И если бы на внутренних обсуждениях вопрос стоял жестко, нефтяники говорили бы: «Нет, мы не можем себе этого позволить», — думаю, никто бы и не анонсировал инициативу. Только после того, как стало понятно, что это легко сделать и можно практически бесплатно показать народу социальность власти и бизнеса, стали грозно говорить: вот сейчас правительство нажмет, а нефтяники поддадутся… И все сыграли свои роли.

Беседовала Елена Скворцова

Подписывайтесь на канал «Инвест-Форсайта» в «Яндекс.Дзене»
Загрузка...
Предыдущая статьяСледующая статья