ENG
Добавить в избранное
В мире, Мнение, Прогнозы

Бесконечный американский дефицит

Василий Колташов

Василий Колташов

Руководитель Центра политэкономических исследований Института нового общества

Соединенным Штатам угрожает дефолт, эту новость в июле повторяли многие издания. Приводились тревожные реплики руководства ФРС и американских политиков. При этом никакого серьезного страха в мире новые разговоры о возможном дефолте США не вызвали. За минувшие десять лет такие заявления звучали неоднократно, порой выражая противоречия между Демократической и Республиканской партиями США.

Летом 2021 года партийные противоречия вышли в форме напоминаний, что это, де, Дональд Трамп установил предел правительственным заимствованиям. Отсюда делался вывод, что если «безответственное решение» не изменить, то США постигнет дефолт, так как правительственный долг достиг уже $28,5 трлн при ВВП в $22,7 трлн. А «безответственное решение» надо заменить новым решением о поднятии потолка федерального заимствования, тогда дефолта не будет. То есть надо сделать то же самое. Дефолта не будет — таков был вердикт аналитиков. При этом было понятно, что все разговоры о возможном дефолте США лишь создают подводку для критики республиканской администрации Трампа.

Демократическая администрация Джо Байдена на деле оказывается ничем не лучше. Все, что она может сделать, — не слишком много заимствовать и постараться экономить, не забывая при этом о событиях 2020 года: страшной угрозе нового падения рынков.

США, таким образом, становятся заложниками рынков, а не их направляющей. Они должны экономить. Но они не могут экономить по-настоящему жестко. Они должны уменьшать заимствования. Но что будет с биржей, если игроки вдруг почувствуют себя лишенными государственной подпитки? Не на росте ли долга правительства и цене его обслуживания увеличивается американский ВВП? Не рухнут ли при уклоне в бережливую политику биржевые индексы сильнее, чем в марте 2020 года? Некоторые надеются на это и даже делают ставки на такое развитие событий. Считают его неизбежным. Однако им стоит помнить, что ФРС должна вести себя более чутко в новой обстановке.

ФРС должна бы вернуться к политике нормализации ключевой ставки. Но как это сделать, если финансовые структуры нуждаются в дешевых деньгах и могут без такой подпитки начать сыпаться? ФРС не может не понимать: глобальная инфляция и рост потребительских цен в США является серьезной проблемой (в июле они выросли на 5,4% в сравнении с аналогичным периодом 2020 года), тем более что с этим повышается значение производственных экономик, а вот «постиндустриальные» или крайне финансиализованные экономики теряют в относительном весе.

Согласно словам главы ФРС США Джерома Пауэлла, американский регулятор не будет в ближайшее время повышать процентную ставку для сдерживания инфляции в стране. Не может. А что ФРС может при таких обстоятельствах?

Во-первых, американский регулятор может взять на себя ответственность за бдение над фондовым рынком США, чтобы там сохранялось равновесие. Это очень непростая задача. В конце 2019 года в ответ на замедление роста мирового ВВП и накопление признаков товарного перепроизводства в Китае ФРС объявила о новом этапе «количественного смягчения», то есть дала сигнал о повышении своей бдительности при включении нужных механизмов денежной подпитки рынка ценных бумаг. Из этого вышло позорное (после рапорта о готовности ФРС все отразить!) обвальное падение фондового рынка в марте. ФРС бросилась снижать ключевую ставку и в итоге обнулила её. Этим была сведена на нет многолетняя работа по нормализации ставки.

Во-вторых, ФРС может обеспечить правительство деньгами по прежней схеме. Как бы плохо ни продавались правительственные облигации, их всегда купит регулятор. Но стоит быть готовыми к более осторожным тратам администрации США, которая, может быть, чему-то научилась, но не обязательно что-то поняла в логике развития глобальных экономических процессов. В итоге без денег власти США не останутся. Но и без страха наблюдать обесценивание доллара в товарном выражении они тоже не останутся. Экономить будут — и не будут.

В результате мир ожидает поразительный рост двух показателей: долга правительства США и мировых товарных цен, пусть этот процесс и будет идти волнами. Инфляция в США продолжит оставаться высокой. ФРС это не столько не волнует, сколько не может беспокоить: основные страхи регулятора связаны с общим балансом системы, которая может и не устоять. Она, скорее всего, устоит, но это обойдется очень дорого. ФРС придется держать нулевую ставку, тогда как обстоятельства требуют для сохранения центральной роли экономики США в мире — роли финансового ядра совсем иного поведения.

Во время мирового кризиса 1973–1982 гг. инфляция в США резко возросла, а доверие к американской валюте снизилось. Эти годы вошли в историю под названием периода стагфляции (застоя при высокой инфляции), а местами и слампфляции (падения экономики при росте инфляции). К 1980 году инфляция была выше 6%, а в некоторые периоды достигала 13,6%. В 1981 году ФРС подняла ставку до 16,38%. Политика высокой ставки привлекла в США деньги со всего мира, так как им было обеспечено выгодное размещение. Этим были в немалой мере заложены основы запуска нового подъема с прежним центром.

США могут быть в настоящих условиях опорой для глобального роста в новом цикле. Но могут ли они быть его ядром и генератором? Определенно, они упустили на это шанс.

Теперь все что они, похоже, могут — более аккуратно, но неизменно наращивать долг правительства, а с этим иметь большой дефицит федерального бюджета; ФРС может проводить прежнюю политику денежных вливаний в финансовую систему, соединяя осторожность и щедрость. Система стала очень уязвимой, склонной к легкому обрушению. Потому для США терпеть большую инфляцию — меньшее из зол, если только рынки держатся.

Подписывайтесь на канал «Инвест-Форсайта» в «Яндекс.Дзене»

Вам понравился этот текст? Вы можете поддержать наше издание, купив пакет информационных услуг
Загрузка...
Предыдущая статьяСледующая статья