ENG
Generic selectors
Exact matches only
Поиск по заголовкам
Поиск по содержимому
Search in posts
Search in pages
Мнение, Это интересно

Меценатство между искусством и Минфином

«Инвест-форсайт» в своей пятничной рубрике решил затронуть тему, способную объединить, пожалуй, не только деловых людей с деятелями культуры. Вопрос благотворительности – в частности, на какие правовые препоны она порой натыкается в российских реалиях, какие дополнительные преграды между благотворителем и нуждающимися возводит кризис и насколько меценатство необходимо не только искусству и спорту – обсуждают наши эксперты.

Владимир Путин вручает государственную премию в области благотворительности. Фото: kremlin.ru

Марк Захаров, художественный руководитель Московского театра «Ленком», народный артист СССР

– Очень важно сейчас государству так выстроить политику в отношении меценатов, чтобы они почувствовали ощутимую выгоду по линии налогов. Сейчас же, к сожалению, ни творческие люди, ни те, кто готов им содействовать в материально-техническим плане, не имеют перед собой чёткой, зафиксированной льготной процентной ставки. А бизнесмены, просчитывают, как известно, стратегию своих расходов. И, естественно, даже при наличии самых благородных побуждений не станут рисковать рублем. То, что делается в Европе по государственному стимулированию благотворительности – это, как говорится, надёжно и давно. А в нашей стране столь же давно ведутся разговоры об этом. Но кроме неопределенности от них ничего нет.

Я хотя и не специалист в области юриспруденции и сам не меценат, но могу с уверенностью сказать, что законодательные пробелы, регулирующие данную сферу – факт неоспоримый. Что касается нашего театра, нам помогал и помогает Сбербанк, и мы благодарны за это Герману Грефу. Помогал еще ряд организаций, но то, что они действовали не всегда, так сказать, ритмично, возможно, и обусловлено неотработанностью теории и практики российской филантропии.

Не скрою, с началом экономического кризиса в нашей стране «Ленком», конечно, почувствовал, что спонсорам стало сложнее с нами общаться. Тем не менее есть люди и организации, которые мужественно продолжают своё дело. В этом отношении Сбербанк – самый надежный партнер.

Владимир Бортко, кинорежиссер, народный артист России и Украины, лауреат Государственной премии РФ, депутат Госдумы VI  и VII созывов, первый заместитель председателя комитета Госдумы по культуре

 – Главная (причем многолетняя) проблема нормального становления меценатства России упирается, прежде всего, в нежелание наших финансистов – в первую очередь Минфина – делать налоговые послабления для предпринимателей из-за боязни того, что они таким образом начнут уходить от налогов. Причем этот негатив наблюдался и тогда, когда ведомство возглавлял Алексей Кудрин, и продолжается сейчас, когда министром является Антон Силуанов.  Как это непонимание или предубеждение побороть? Мы в Думе предлагали несколько вариантов. В принципе, закон по меценатам существует. Но он очень плох в плане правоприменения и не позволяет делать то, что мы хотели бы.

Но тем не менее, мы не стоим на месте, и я думаю, что, в конце концов, в ближайшее время комитет по культуре ГД предложит новый вариант, который найдет понимание в стенах Министерства финансов. Откладывать дальше решение этого вопроса никак нельзя – Россия крайне нуждается в эффективно работающей законодательной базе по меценатству. Что касается экономического кризиса, то он вряд ли, с моей точки зрения, повлиял на объемы инвестирования со стороны меценатов в культуру; настолько эти вложения и в более благополучный период были малы и несистемны.

Что касается меня как кинорежиссера, в последнее время мне помог как меценат губернатор Орловской области Вадим Потомский – посодействовал в финансировании фильма «О любви» (премьера состоялась в марте 2017 года – Ред.). Но сделал это как частное лицо.

Всероссийская акция «Меценат года». © Лиляна Виноградова / Фотобанк Лори

Борис Калягин, журналист-международник, бывший собкор ЦТ в Великобритании, профессор факультета коммуникаций, медиа и дизайна НИУ ВШЭ:

– Мировой опыт однозначно убеждает в пользе того, как на государственном уровне поощряется благотворительность, и один из механизмов такого поощрения – деньги, которые идут на данные цели, не облагаются налогами, а организации и различные фонды, работающие в этом направлении, имеют  определенные финансовые преференции (в почтовых отправлениях, телефонных разговорах, и тому подобное). России, безусловно, не мешало бы смелее заимствовать и развивать этот опыт. Один только пример результативности такой политики в США – в частности, в сфере образования – Билл Гейтс регулярно оснащает новыми компьютерными системами американские колледжи.

Леонтий Бызов, ведущий научный сотрудник Института социологии РАН, кандидат экономических наук:

– В России меценатство гораздо слабее, чем в развитых странах. И это констатируется причем на самых разных уровнях, уже лет 25, а то и больше. В Институте социологии еще советской Академии наук эту тему начали изучать аж в конце 80-х годов. Но к настоящему моменту отсутствует даже должное законодательное обеспечение. Хотя само меценатство в России – пусть с трудностями – но существует. Известно, что многие мероприятия – спортивные, культурные – предстают, в общем-то, итогом взносов меценатов, имена которых постоянно звучат в СМИ. Но явление в целом носит «точечный» характер. Достаточно часто российское меценатство вовсе не предстаёт результатом экономического расчета меценатов, в то время как на Западе меценатство просто выгодно, потому что напрямую ведет к уменьшению налогового бремени для предпринимателя.

У нас же зачастую спонсирование происходит по линии политических и иных договоренностей, которые нежелательно обходить: того или иного олигарха просят помочь футбольному клубу или посодействовать в проведении благотворительной акции для детей или инвалидов. И потому меценатство в РФ выглядит организуемым от случая к случаю, «рваным». При этом не выстроена шкала приоритетов благородного финансирования: порой денег выделяется много, но – в чём убеждает дальнейшая практика их освоения – на совсем незначимые цели.

С другой стороны, очень многие важные стороны российской действительности проплывают мимо внимания действующих и потенциальных благотворителей, оказываясь подчас без элементарного финансирования. Особенно это относится к организациям, не избалованным, мягко говоря, прессой, к тому же удаленным географически от федерального центра. Исходя из этого, задача приведения данного рода деятельности в порядок, придание ему цивилизованного характера требует безотлагательной интенсификации в сочетании с комплексным к себе подходом.

Один из явных провалов именно отечественного меценатства в сопоставлении с американскими и европейскими стандартами – практически полное равнодушие его к проблемам науки. На Западе деньги, поступающие на эти цели, являются основным источником её развития. У нас же она, во-первых, получает нищенские средства из госбюджета, а уж частное меценатство её практически не касается. Если оно еще распространяется на ряд сфер культуры – традиционно таких, как помощь юным, одаренным музыкантам, – то в основном деньги идут на зрелищные, престижные мероприятия, и без того собирающие публику и, соответственно, кассовые сборы. По аналогии с наукой (фундаментальной или прикладной, не суть) в интересах меценатов занимает мизерное место здравоохранение. Еще приходится слышать по радио или читать в интернете о том, как проводятся акции по сбору средств на лечение того или иного тяжелобольного ребенка. Но информация о системных вложениях отечественных миллиардеров в общедоступную медицину выглядела бы в масс-медиа сегодня чуть ли не научной фантастикой.

Автор: Алексей Голяков

 

Подписывайтесь на канал «Инвест-Форсайта» в «Яндекс.Дзене»