ENG
Generic selectors
Exact matches only
Поиск по заголовкам
Поиск по содержимому
Search in posts
Search in pages
Блокчейн, Мнение

Блокчейн-скептики: реальны ли угрозы и риски?

Артем Генкин – доктор экономических наук, профессор, директор АНО «Центр защиты вкладчиков и инвесторов»

«Если Вам не нужно доверие, это означает отказ от людей, к которым Вы можете прийти, когда у Вас проблемы. Если все зависит от криптографии вместо доверяемого учреждения – это совершенно новый мир для регуляторов, и я не уверен, что мы готовы к нему» (Хулио Фаура, директор по R&D и инновациям в Banco Santander).

– А что, Общество гигантских растений может лопнуть? – насторожился Гризль [редактор газеты] и пошевелил своим носом, как бы к чему-то принюхиваясь. – Должно лопнуть, – ответил Крабс, делая ударение на слове «должно». – Должно?… Ах, должно! – заулыбался Гризль, и его верхние зубы снова впились в подбородок. – Ну, оно и лопнет, если должно, смею уверить вас! Ха-ха! (Николай Носов. «Незнайка на Луне»).

Одним хорош – другим опасен?

Не все и не всегда в восторге от пришествия технологии децентрализованного распределенного реестра (блокчейна). Это естественно и понятно. Однако давайте разберемся, какие возражения выдвигают блокчейн-скептики, какие риски и угрозы кажутся наиболее значительными в случае дальнейшего развития и распространения этой технологии?

У технологии как таковой есть немало противников и скептиков.

Так, Тим Свонсон считает: блокчейн – не панацея, а массовое увлечение. Он же автор термина «сhainwashing» (промывка цепью – англ.), который используют для  неоправданного ажиотажа вокруг блокчейн-решений.

Весной 2017 года дебетовая платежная онлайн-платформа PayPal отказалась использовать блокчейн. Руководство «PayPal» приняло решение отказаться от блокчейн-технологий в пользу традиционных СУБД.

В ходе международной конференции «4YFN» разработчик из PayPal Харпер Рид заявил, что не видит смысла в использовании блокчейна: «Для меня эта технология неинтересна».

Ранее SWIFT также высказала недоверие к блокчейну, назвав распределенный реестр недостаточно зрелой технологией, чтобы выполнять требования финансового сообщества.

Вот характерная цитата: «Стоимость валюты, в конечном счете, зависит исключительно от ее полезности в качестве средства обмена, так как она не обеспечена какими-либо активами. Помимо технических характеристик, полезность этой валюты связана с сетевыми эффектами, которые она способна порождать. Масштаб таких влияний остается пока неопределенным, и в этом, в сочетании со спекуляциями на биржах криптовалют, состоит главная причина колебаний курса Bitcoin. Криптовалюта сегодня – это спекулятивный финансовый инструмент, подверженный высокой волатильности. Это ничем не обеспеченная виртуальная валюта, ценность которой основана на еще не исследованном и весьма странном спросе и не менее странном предложении, а также на неясных гарантиях и непонятных платежных балансах»1.

Впрочем, дальше автор цитаты сам приводит контраргументы.

«При этом ключевые риски, будь то высокий уровень анонимности или возможность отмывания денежных средств, полученных преступным путем, в большей степени нивелируются посредством грамотного регулирования и создания правовой базы этих финансовых инструментов, учитывая специфику нашей страны и мировой опыт».

Некоторые исследователи, не мудрствуя лукаво, разводят по разные стороны баррикад различных стейкхолдеров: дескать, одним блокчейн полезен, а другим смертельно опасен.

Вот характерная цитата: «Если человек видит в блокчейне для себя возможность, то правительство и банки, по большей части, угрозу. Первое, что приходит на ум, это возможное исчезновение банков или же их большей части, которые перестанут играть роль посредников в транзакциях – людям просто невыгодно будет использовать этот путь, раз комиссия за операцию с криптовалютой гораздо ниже, причем сохраняется анонимность пользователей. Второе – это увеличение доли теневого рынка в общем и торговли наркотиками в частности, как это случилось на примере Silk Road. Третья наиболее распространённая причина отказа от внедрения цифровой валюты – ее высокая волатильность. И четвертое – прозрачность абсолютно всей финансовой системы, которая никак не может быть выгодна верхним эшелонам власти»2.

Читателям этой статьи очевидно, что банки никак не могут быть врагами блокчейна, скорее, самые передовые из них становятся его бенефициарами, его применение обеспечивает им ощутимые конкурентные преимущества, что не раз доказано конкретными примерами. Да и сама автор процитированного пассажа находит аргумент против своего же тезиса, говоря о «наличии такой молодой концепции как «битбанкинг», которая проявляется на примере криптовалютной биржи Kraken, предоставляющей своим пользователям регулируемые финансовые услуги с использованием биткоина в сотрудничестве с банками партнерами».

Аргумент насчет якобы увеличения доли теневого рынка развенчан нами в главах о регулировании. Преступники будут, конечно же, больше использовать передовые, чем устаревшие, расчетные и транзакционные инструменты, но так же будет поступать и все остальное человечество – и это абсолютно не повод отказываться от технического прогресса. Тем более что в некриптовалютном секторе использования блокчейна (который, по нашим оценкам, может за счет одних только IoT, B2G-сервисов и смарт-контрактов превысить криптовалютный сектор по любым количественным показателям в десятки раз уже в ближайшее десятилетие) о каких-то сложившихся криминальных паттернах его использования говорить (тьфу-тьфу) не приходится.

Аналогично, проблема сильной волатильности – это проблема даже не всего криптовалютного сектора блокчейн-экосистемы, а лишь его части, а именно «молодых» криптовалют, общая капитализация которых невелика. С ростом капитализации снижается и волатильность.

На четвертый вопрос хорошо отвечает сам приведший этот аргумент эксперт.

Он «является темой менталитета правительства той или иной страны, и рецепта от «болезни консерватизма» не существует. Тут речь уже будет идти о тотальном отставании тех стран, которые либо не приняли технологию блокчейн, либо не поддержали ее».

Технические и технологические проблемы

Однако помимо вопросов социального принятия и проблем встраивания блокчейна в государственные и прочие институты, не закрыты еще и проблемы технологического характера. Во-первых, это масштабируемость (scalability): сегодня распределенные реестры не могут обрабатывать большое количество транзакций.

Другой минус – недостаток конфиденциальности: криптографические технологии, позволяющие реестрам сохранять в секрете структуру торговых операций, все еще разрабатываются.

Олег Демидов в качестве первой проблемы, связанной с использованием криптовалют, выделяет уязвимости безопасности самой системы блокчейна и построенной на ней инфраструктуры услуг, включая сервисы-посредники, такие, как криптовалютные биржи и торговые платформы, сервисы электронных кошельков и пр. Эксплуатация этих уязвимостей обусловливает риски, прежде всего связанные с возможностью потери контроля над криптовалютными счетами и кошельками, для самих участников криптовалютной экосистемы.

А ведь еще есть нерешенный вопрос с квазианонимностью блокчейна. Одни критики отмечают, что блокчейн  в лучшем случае полуанонимен, поскольку сам блокчейн можно использовать математически, чтобы показать идентификационные данные сторон в любой транзакции. Другие установили, что без определенной защиты можно привязать псевдонимы пользователя к IP-адресу, где сгенерирована транзакция, с  целью отследить стороны, вовлеченные в нее3.

«Атака 51%»

Блокчейн не является неуязвимым для вредоносных атак. В теории описаны модели, в которых у одних пулов майнеров возникает стимул атаковать другие пулы, таким образом существенно подрывая как кратко-, так и долгосрочное равновесие среди майнеров (на это обстоятельство указывает, в частности, Анатолий Левенчук).

Один из таких рисков связан с так называемой «атакой 51%», возможность которой заложена в архитектуре самого блокчейна. Если у согласованно действующей группы лиц под контролем окажется хотя бы 51% вычислительных мощностей, обеспечивающих процесс верификации логов транзакций в блокчейне (т.е. эмиссии биткоина), такая группа сможет не подтверждать чужие блоки транзакций, подтверждая только собственные, а значит, получать все вновь эмитируемые биткоины и блокировать по своему усмотрению любые транзакции»4. Однако, рассуждает эксперт, сегодня ресурсоемкость решения хэш-функции и эмиссии новых биткоинов такова, что для атаки 51% не хватит суммарных вычислительных мощностей ТОП-500 мировых суперкомпьютеров. Заговор владельцев крупнейших майнинговых пулов на практике крайне маловероятен, считает Демидов: индустрия майнинга давно стала слишком глобальной и диверсифицированной, а крупных пулов насчитываются многие десятки. Тем не менее другие исследователи обнаружили тактики, позволяющие хорошо обеспеченному ресурсами майнеру скомпрометировать блокчейн, не контролируя 51% сети.

Способность добывать («майнить») блокчейн не является равной для всех, что делает возможным монополистические действия. Теоретически считается, что эгоистичные майнеры будут склонны объединяться в пулы и таким образом превзойдут одиночных майнеров, которым придется присоединиться к пулу, чтобы выжить. В таком сценарии монополистический контроль более чем вероятен. Это уже почти произошло, когда один пул майнеров приблизился к 51 проценту производительности всех майнеров биткоина. Коллапс не случился, поскольку большое число нравственно мотивированных майнеров покинуло пул, уменьшив его размер и предотвратив монополистическую ситуацию5.

При этом концентрация в одних руках крупной доли сети – свершившийся факт. Как указывают эксперты, сейчас майнинг контролируется большими пулами, с которыми мелкие майнеры делятся своими ресурсами. Сеть зависит от операторов крупных дата-центров, многие из которых находятся в провинциях Китая, где электричество дешево. Майнеры в Китае, вложив большой капитал в майнинговые мощности, теперь имеют вычислительные «сверхспособности» для монополизации биткоина6.

По данным bitcoinity.org, доли в мировом майнинге биткоинов за 30 дней по состоянию на 02 февраля 2016 г. распределились так: Antpool – 25,90%, F2pool – 22,60%, Bitfury – 15,09%, BtcChina – 12,78%, bw.com – 6,34%, прочие – 17,29%. Четыре из пяти перечисленных в топ-листе компаний (все кроме Bitfury) были китайскими.

Вадим Кузнецов и Александр Якубов еще более категоричны: «Контроль над системой Bitcoin принадлежит нескольким китайским компаниям, которые производят соответствующее оборудование и поставляют его участникам собственных майнинговых пулов. Производители оборудования контролируют пулы майнеров и получают таким образом контроль над всей системой… Криптовалютную систему Bitcoin контролируют компании, которые могут не иметь в этой сети существенных активов. Другими словами, мотивация компаний, в действительности контролирующих систему, может отличаться от интересов людей, держащих свои активы в Bitcoin»7.

Свой вариант решения проблемы концентрации контроля разработали создатели Ethereum. В первой реализации Ethereum майнер, помимо расчета хэш-функции, для подтверждения экономической нецелесообразности обработки поддельных трансакций также производил расчет смарт-контрактов и таким образом обеспечивал разнообразие расчетов, делая покупку специализированного оборудования нецелесообразной.

Также рост концентрации майнинговых активов в одних руках можно попробовать контролировать по аналогии с антимонопольным законодательством.

Некоторые уважаемые эксперты для устранения риска консолидации контроля просят пересмотра самой концепции контроля над системой. При этом рекомендуется вместо стандартного Proof-of-Work осуществлять подтверждение трансакций Proof-of-Stake. Среди преимуществ Proof-of-Stake: высокая скорость обработки трансакций, а также совпадение мотивации лиц, имеющих контроль над криптовалютной системой и принимающих ключевые решения, с мотивацией владельцев активов в данной системе. В системах такого типа объем майнинга пропорционален объему активов, принадлежащих конкретному майнеру. Зачастую в подобных системах функция майнинга делегируется конкретным компаниям путем голосования участников криптовалютной системы пропорционально объему их средств в системе.

Размер имеет значение?

При скорости обработки блокчейном биткоина до 7 операций в секунду такая низкая скорость приведет к массовым проблемам, когда сеть достигнет значительной мощности. Разработчик блокчейна работает над решением этой проблемы. Если Visa обрабатывает десятки тысяч транзакций в секунду, то, чтобы конкурировать с ней, платежи в блокчейне должны будут превзойти этот результат. Один из создателей алгоритма RSA, Ади Шамир, прав, заявляя, что до тех пор, пока есть более простые технологии, блокчейн не будет широко распространен8.

Изложенное в предыдущем абзаце тезисно – попробуем обосновать более детально.

Сатоши Накамото ограничил максимальный размер блока 1 мегабайтом, что вмещает около 1400 транзакций. Биткоин может обработать до 7 транзакций в секунду, тогда как для Visa этот показатель равен 1736 транзакций в секунду только в Америке. Блоки можно увеличить, но чем больше блок, тем дольше он распространяется по сети, что увеличивает риск разделения цепочки.

В течение 2015 года Хирн развил инициативу по изменению размера блока с целью ускорить процесс верификации. Нынешний размер блока ограничен 1 мегабайтом, позволяя проводить лишь 300,000 транзакций в день. Для сравнения, PayPal проводит около 10 млн транзакций в день, в то время как Visa обрабатывает 20,000 транзакций в секунду. Хирн разработал программное обеспечение Bitcoin XT как способ увеличить размер блока и таким образом ускорить скорость обработки до 24 транзакций в секунду. К концу 2015 года 13% майнинговых узлов приняли Bitcoin XT. Как только Bitcoin XT отпроцессит 75% ссылок, размер блока увеличивается до 8 мегабайтов, удваиваясь затем через каждые два года. Майнеры старого стиля остались бы при этом далеко позади. Это вызвало страхи, что процесс валидации может существенно затормозиться, вычисления блоков потребуют намного больше времени, максимальное количество биткоинов будет достигнуто раньше срока, и уменьшение числа узлов может привести к нежелательной централизации управления. Критики Хирна предупреждали о возможных последствиях в случае, если достаточно много майнеров переключится на Bitcoin XT9. Это подрывное ветвление (форк), которое являлось бы отклонением от первоначальной архитектуры биткоина, могло бы, вместо этого, завершиться компромиссом – более постепенный подход, известный как Bitcoin Classic10.

Более ранние платформы сталкивались с похожими проблемами. Когда миллионы пользователей подключались к интернету в 1990-х, скептики предсказывали, что его работа остановится. Но интернет не остановился. Специализированные компьютеры для майнинга могут быть очень эффективными; были предложены более экономные альтернативы механизму proof-of-work. Разработчики также работают над дополнением Lightning, которое могло бы обрабатывать множество мелких транзакций вне блокчейна. Растущая скорость подключения к интернету позволит большим блокам распространяться с достаточной скоростью.

Проблема не в недостатке предложений по улучшению биткоина (BIP). Их много, но процесс их утверждения сложен и мешает выбрать какое-то одно. Изменения требуют согласия сообщества, а оно состоит из людей, не привыкших к компромиссам. Взять хотя бы «гражданскую войну» по поводу увеличения размера блока. Один лагерь настаивает на том, что большие блоки приведут к еще большей централизации майнинга и приблизят биткоин к традиционным обработчикам платежей. Другой возражает, что если ничего не предпринимать, система может прийти в негодность уже в следующем году: транзакции будут ждать подтверждения часами11.

Из-за этого, например, на рождество в декабре 2015 года, как отмечают Кузнецов и Якубов, «система работала на пределе возможностей и трансакции обрабатывались несколько часов вместо положенных 10 минут. Эта перегрузка системы привела к искусственному росту комиссии для майнеров, в результате чего стоимость платежей выросла в десятки раз и в отдельные моменты достигала одного процента, что сопоставимо со стоимостью традиционных банковских операций».

Регулятивные моменты

Как мы увидим в главах, посвященных вопросам регулирования, механизмы воздействия на самый чувствительный – криптовалютный – сектор блокчейн-экосистемы достаточно многообразны и могут включать, в частности:

  • подготовку информационных документов с рекомендациями (предостережениями) для пользователей и инвесторов о существующих рисках и влиянии на рынок таких технологий;
  • институциональное регулирование конкретных субъектов криптовалютной и блокчейн-инфраструктуры;
  • интерпретацию существующего регулирования, то есть оценку применения существующего законодательства в отношении криптовалютной и блокчейн-инфраструктуры;
  • более широкое регулирование (применение нормативных требований, применяемых к традиционным платежным методам и посредникам, также к криптовалютной и блокчейн-инфраструктуре  – например, в части ПОД-ФТ и защиты прав потребителей);
  • запретные меры, то есть действия властей по введению ограничительных мер на любые операции с цифровыми валютами в финансовой сфере и в сфере приема цифровых валют предприятиями торговли (услуг).

Централизованные платежные системы, которые мы имеем сегодня, хорошо понятны и отрегулированы. Для использования новой системы потребуются существенные усилия, чтобы проверить, насколько действующие законы защищают потребителей. Преимущества в использовании системы платежных карт заключаются в существовании правил, определяющих порядок действий в различных типовых и спорных ситуациях, и члены платежной сети соглашаются на эти правила. Если блокчейн-биткоин бросает им вызов, то эти проблемы должны быть решены12.

Экологические аспекты и «себестоимость» операций

Как майнинг влияет на окружающую среду? Чтобы гарантировать добросовестность майнеров, сеть заставляет их производить «бесполезные» дорогостоящие вычисления (proof-of-work). По данным blockchain.info, майнеры производят 450 тысяч трлн вычислений в секунду. Каждая попытка требует энергии. Оценочная величина годового расхода энергии майнерами планеты составляет от 2 тераватт-часов (это больше, чем потребляет 150-тысячный город в Калифорнии) до 40 тераватт-часов (это две трети от потребления 10-миллионного округа Лос-Анжелес). С ростом числа пользователей расход энергии может возрасти. Надо помнить: поскольку сеть подразумевает существенные расходы на энергию, эти расходы, в конечном счете, понесут пользователи за счет высоких комиссий за транзакции, которые могут сделать ее более дорогой, чем у централизованных сетей.

Проблема (не)обратимости

Чем глубже вникаешь в сущность технологии блокчейн и ее плюсы и минусы, тем больше раскрывается сложностей. Например, одна из директив Еврокомиссии (Директива 98/26/EC) справедливо обращает внимание на такой аспект использования блокчейна, как гарантирование окончательности расчетов.

«Без императивной окончательности (расчетов) банкротство одного участника могло бы отменить сделки, которые уже считались урегулированными, и привести к возникновению проблем с кредитом и ликвидностью у других участников платежной системы. Это привело бы к системному риску и подорвало бы уверенность во всех платежах, обработанных системой. Таким образом, гарантируя окончательное урегулирование, понятие окончательности способствует вере в систему и снижает системный риск. Это делает его одним из самых важных понятий в платежной области, применимым ко всем клиринговым и расчетным системам».

Аналитики Citi отмечают в своем исследовании (применительно к биткоин-блокчейну):

«Неизменность – главная особенность биткоина, но еще неизвестно, насколько эта характеристика совместима с платежами, где в некоторых случаях необходимо внести изменения в реестр (например, возвратные платежи)».

Многие сторонники криптовалюты утверждают, что «неизменность» – особенность, уникальная для публичных блокчейнов. На самом деле, это неверно. Сильное одностороннее шифровальное хэширование (обычно через SHA 256) предоставляет неизменность любым данным, которые им хэшируются.

Кроме того, в публичном блокчейне, хотя пул майнеров и не сможет полностью изменить односторонние хэши, такие как открытый ключ (неизменный в любом блокчейне), они могут сделать его так, чтобы любая сделка, независимо от ее стоимости, оказалась заблокирована или заново инициирована.

Под последним подразумевается, что в момент, когда две взаимно противоречивых сделки имеют право на включение в блок (например, платеж Бобу и «двойное расходование» тех же самых монет в адрес Элис), может оказаться включена в блок оплата Бобу, а затем, в будущем, заменена в блоке платежом Элис.

В биткоине и Ethereum (а также многих других системах), у пулов майнеров есть все полномочия для организации и реорганизации блоков, включая предыдущие блоки. Разумеется, есть экономическая стоимость такого типа действий по «переписыванию истории». Но это оборотная сторона наличия в системе встроенного механизма псевдонимного консенсуса, который нельзя удалить, не уничтожив корневой характеристики публичного блокчейна – стойкости к цензуре.

Если убрать стойкость к цензуре (псевдонимный консенсус) и создать «доверенный майнинг», все еще используя доказательство работы, то вместо публичного блокчейна вы получите очень дорогое генерирующее хэш «сарафанное радио» (a very expensive hash-generating gossip network).

Такая квазианархическая система может быть полезна для сообщества киберпанков, но не для регулируемых финансовых учреждений, которые столетиями бились над удалением рисков из процесса урегулирования расчетов.

Следует признать: процесс майнинга организован так, что майнеры могут менять и меняют историю. А это значит, что публичный блокчейн не гарантирует окончательности расчетов.

К тому же, «доказательство работы», используемое многими публичными блокчейнами, обеспечивает возможность голосовать по заказу и включение сделок в блок в мире, где никому неизвестно, кто осуществляет голосование. Ведь если известно, кто голосует, то доказательство работы становится ненужным.

Следовательно, основанные на доказательстве работы цепи не дают никакого способа смоделировать и предсказать будущий уровень их безопасности или «урегулирования расчетов», поскольку они непосредственно зависят от будущей стоимости токена, которая непредсказуема.

Таким образом, если рыночная стоимость собственного токена (такого как биткоин или эфир) изменится, то же самое случится с объемом работы майнеров, которые конкурируют за получение сетевого сеньоража. Это оставляет возможность того, что при определенных экономических условиях «византийские генералы» могут и будут успешно создавать реорги блоков. То есть майнеры смогут удалить сделку из истории: платеж, который, как Вы думали, был осуществлен, внезапно окажется аннулирован13.

Анатолий Левенчук в результате видит следующую развилку: «Либо управление конфигурацией (систему регистрации сделок и расчётов) на финансовых рынках нужно делать медленной и отказываться от принципа окончательности любой сделки за счёт возможности работать с любыми анонимами – то есть привносить в текущую инфраструктуру финансовых рынков те риски, от которых медленно-медленно избавлялись много лет, создавая текущую централизованную инфраструктуру, а заодно придумывать полностью новое право – при этом сойдёт и блокчейн Bitcoin, и блокчейн Etherium, и любые другие «цветные коины». Либо нужно делать соответствующие специализированные учётные финансовые системы (distributed ledgers, включая, например, учётную и финансово-расчётную часть SmartGrid и IoT) на совсем других принципах: с обеспечением вполне определённых видов безопасности, с обеспечением распределенности, но без выживания в условиях атомной войны всех анонимов со всеми (а наоборот, используя стандартные репутационные механизмы, выходящие из криптовиртуального мира в реальный физический мир людей)».

Как будут далее стимулироваться майнеры?

В 2014 году успешный майнер зарабатывал 25 новых биткоинов за каждый новый блок в 1 мегабайт, составляя в среднем приблизительно 350 транзакций, успешно добавляемых к блокчейну. По мере того как блокчейн растет со временем, алгоритм хэширования, калиброванный для 10-минутного интервала от момента транзакции до появления верифицированного нового блока, становится более сложным. По замыслу, вознаграждения за майнинг биткоинов, постоянно уменьшаясь, должны свестись к нулю после того, как будет добыт приблизительно 21 миллион биткоинов14.

Это дает начало дискуссии о том, каковы будут стимулы поддерживать блокчейн после достижения максимального количества биткоинов, учитывая, что новой их эмиссии больше не будет. В конечном счете, решением могло бы стать взимание в некоторой форме сборов за транзакцию15. В зависимости от регламента их взимания, такие сборы могли бы стать шагом к централизации этой пока еще децентрализованной криптовалюты.

Есть вероятность, что это могло бы быть реализовано посредством отдельных специализированных изменений блокчейна. Однако найти стимул для поддержания децентрализованного пула майнеров – проблема. Майнеры должны будут все еще вознаграждаться за свои усилия, вероятно, в некоторой форме криптовалюты, даже если блокчейн не ориентирован на криптовалюту сам по себе16.

Прочие проблемы

Еще в качестве проблемных моментов развития блокчейна упоминаются рост степени регулирования, опасения по поводу информационной безопасности, трудности обеспечения сотрудничества между сетями участников, а также управление объемами информации, раскрываемой для целей верификации между организациями в сети при  сохранении содержания транзакций частным и безопасным16.

Гонконгский регулятор рынка Бенедикт Ноленс раскрывает и другую причину того, почему стартапы, занимающиеся финансовой экосистемой, не добиваются успеха. По его мнению, это неизменно действующий и  фундаментальный императив предотвращения отмывания денег, и только открытый блокчейн может обеспечить его наличие. Это оставляет финансовые учреждения с двумя базовыми вариантами блокчейн-решения: биткоин или Ethereum. Но ни одна из этих криптовалют не популярна среди банкиров, так как они не могут контролировать их. Все что они могут – создать новые приложения и услуги на их основе17.

Найджел Вут из PwC в качестве возможных угроз развития технологий в недалеком будущем называет растущие проблемы с киберпреступностью. Параллельно необходимо будет их решать, и для этого регуляторы должны обмениваться данными друг с другом, полагает он. Учитывая, что на текущем этапе государство не в состоянии обеспечить необходимый уровень безопасности, на первый план выходит проблема прозрачности. С одной стороны, возможность каждого участника отследить все операции с его средствами значительно снизит риски мошенничества, а с другой стороны, никто не даст гарантий, что открытость любой информации клиента не будет завтра использована против него же.

Помимо общемировых проблем, есть и национальные. Так, в России активное развитие блокчейна сдерживают как минимум два законодательных ограничения: запрет на распространение персональных данных россиян за пределы РФ, что означает использование только приватных сетей в России, так как персональными данными считается даже связка имени и номера телефона, и необходимость лицензировать всю криптографию, которая используется в России18.

Участники российского рынка отмечают, что удаленная идентификация – одна из самых проблемных тем для банков, внедряющих новые финансовые сервисы.

«Необходимо изменить процедуру идентификации, чтобы не приходилось проводить постоянно due diligеnce клиентов. Или, например, нуждается в модернизации система документооборота», – отмечает российский банкир.

Сравнение с централизованными платежными системами

При таком сравнении складывается неоднозначная картина, в которой есть ряд очевидных как преимуществ, так и недостатков от повсеместного внедрения блокчейна.

Во-первых, широко освещаемая особенность блокчейна – децентрализация – весьма противоречива и не является однозначно положительной. Сегодня внутренние платежные системы централизованы (то есть реестр, которым управляет центральная сторона, такая как банки), и для клиентов, в целом, это положительный опыт. Биткоин – успешное подтверждение концепции децентрализованной пиринговой передачи электронных наличных денег без потребности в доверенном посреднике. В сравнении с другими отраслями (например, медийной) единственным преимуществом от использования биткоинов для потребителя будет анонимность. Есть вопросы относительно того, насколько масштабной может быть сеть биткоинов и насколько неизбежно возрастание операционных издержек, необходимых, чтобы обеспечить эффективную работу сети. В то же время, выпуск цифровой валюты Центробанка может представлять серьезную угрозу главной роли банков в платежных системах, но это, скорее, экстремальный сценарий.

Один из наиболее популярных вариантов использования биткоинов – осуществление международных денежных переводов в качестве альтернативной глобальной платежной системы. Несмотря на то, что использование системы биткоинов может быть более эффективным при переводе денег с одной централизованной платежной системы на другую, это преимущество исчезает при конвертации в бумажные деньги.

Блокчейн предлагает ограниченные варианты использования Р2Р передачи стоимости из-за многих проблем, включая расширение масштабов, адаптацию к сети и отсутствие юридической/нормативной базы для урегулирования споров. Наилучшее использование технологии блокчейн заключается в том, что различным сторонам нужно будет доверять друг другу и делиться информацией. А возможность избегать сторонних посредников благодаря надежному распределенному реестру с неизменной историей операций может привести к сокращению затрат для финансовых учреждений, которые сейчас должны тратить много усилий на сверку данных. Самые лучшие примеры для использования можно отнести к условиям, когда данные более-менее статичны (например, управление системой снабжения, идентичность, ипотечное право собственности), так как есть ограничения на масштабируемость решений блокчейна.

Если же сравнивать биткоин-блокчейн с централизованными системами, то, в целом, централизованные системы выглядят весьма достойно, и, следовательно, бизнес банков и международных карточных платежных систем находятся вне опасности.

По мнению экспертов Citi, централизованные системы зачастую оказываются лучше с точки зрения стоимости, скорости, масштабируемости и устойчивости.

Осторожный скепсис

Некоторые критики биткоина уже усмотрели в нем очередную попытку посредством технологии навязать всему миру «калифорнийскую идеологию» – обещание всеобщего благоденствия через обеспеченную технологиями децентрализацию и одновременно сокрытие реальных бенефициаров. В результате огромные богатства сконцентрируются в руках элиты. Идея о том, что доверие можно обеспечить посредством программирования, а не демократии, законности и подотчетности, возможно, не выглядит столь уж привлекательной.

Поэтому, уверен Ангус Скотт из Euroclear, широкое применение блокчейна произойдет не раньше чем через пять или десять лет. Учитывая значительную временную отдаленность и определенные технологические проблемы, реальна угроза того, что банки потеряют к реестру интерес и повернутся к менее революционным технологиям. Например, американский банк BNY Mellon недавно отказался от проекта, в рамках которого для международных платежей планировалось использовать блокчейн, так как он не смог привлечь достаточное количество банков. Для реализации проекта необходимы «слишком большие усилия», заявили в BNY Mellon.

Главный вопрос, по мнению Дмитрия Лебедева, заключается в том, какая в этих историях доля реальной практической пользы для клиентов, а какая – привычного хайпа, последнее время окружающего блокчейн. Высказываются довольно аргументированные мнения, что бизнес бросается в объятия блокчейна не по причине четкого понимания того, как он работает, а просто потому, что все это делают. Кроме того, некоторые ставят под сомнение реальные выгоды этой технологии для рыночной экономики – возможность обходиться без посредников не всегда автоматически ведет к экономии.

Сами банки также критически оценивают стремление людей устранить посредников, по их мнению – это приведет к ситуации, когда никто никому не доверяет, и в случае возникновения проблемы людям будет не к кому обратиться.

«Перспектива отсутствия посредников не оценивается банком как положительная, – заявил Хулио Фаура, директор по R&D и инновациям в Banco Santander, во время конференции в 2016 году. – Посыл биткоина состоит в том, что вы не должны доверять агентам».

«Как и большинство новых технологий, системы, основанные на распределенных реестрах, тоже создают риски и неопределенность, за которыми придется следить участникам рынка и финансовым регуляторам», – еще до атак на DAO и Bitfinex предупреждал Совет по надзору за финансовой стабильностью (FSOC, подразделение Минфина США).

По мнению FSOC, некоторые риски могут проявиться, только когда начнется масштабное использование блокчейна. Прежде чем использование технологии блокчейн станет широко распространенным, неизбежно будут потери и ошибки, отмечают участники рынка, опрошенные Financial Times (FT).

«Думаю, поначалу мы увидим, как кто-то наломает дров, но так происходит с любой новой технологией, люди должны привыкнуть к ней», – отмечает Фред Эрсам, сооснователь платформы Coinbase, на которой торгуются цифровые валюты.

«Ни у кого нет опыта написания защищенного кода, – отмечает Стефан Томас, IT-директор Ripple, которая создает сети для банков, – поэтому неудивительно, если кто-то не заметит типичные проблемы».

Еще одна трудность – противоречие между прозрачностью сделок и традиционным стремлением банков к закрытости, чтобы в том числе уберечься от конкурентов. У банкиров есть шутка, что мрак, покрывающий их IT-системы, – лучшее средство от кибератак.

Сбербанк – мнение практиков

Все эти проблемы беспокоят исследователей блокчейна по всему миру, в том числе и в организациях, которые рассматривают его в качестве альтернативной операционной модели. И их выводы зачастую совпадают между собой, либо дополняют друг друга. Так, Сбербанк в исследовании «Sberbank CIB. Russian Financials. Who Innovates Wins: Lifting the Lid on Fintech in Russia» главными потенциальными трудностями блокчейна называет:

  • отсутствие стандартных протоколов плюс конкурирующие форматы, такие как Hyperledger и R3.
  • неизменность и отсутствие единой точки отказа также может быть негативным, учитывая потенциал на наличие ошибок и возможных трудностей в быстром получении консенсуса для исправления.
  • нормативно-правовая база (нет универсально согласованных правил), очень сложная с учетом распределенной природы этой технологии.
  • потенциал масштабируемости до сих пор широко не доказан.
  • вопросы относительно скорости, учитывая потенциально сложную криптографическую проверку подписи.
  • подразумевает радикальный пересмотр ИТ-инфраструктуры и безопасности – удаляясь от периметра безопасности для защиты закрытых ключей.
  • политические философские элементы децентрализации или распределения систем будут создавать проблемы.

Проблемы восприятия

Изначально на него возлагались немного завышенные надежды, связанные с действительно уникальными возможностями технологии. Но все почему-то забыли, что блокчейн – это просто еще одна новая технология, которую необходимо имплементировать, встраивать, адаптировать и поддерживать.

«Определенный негатив по отношению к блокчейну связан, на мой взгляд, с тем, что от него многие ждали настоящих чудес, – считает Владимир Алексеев, ведущий системный архитектор IBM в России и СНГ. – А по сути это не более чем система распределенного хранения данных».

По мнению Александра Дмитриева (IBM), «основная проблема, как ни странно, лежит не в плоскости технологий. Это вопрос непонимания между бизнесом и IT-подразделениями. Какие проблемы конкретной организации решит блокчейн? В каких направлениях его надо внедрять в первую очередь? Все это не до конца понятно, но деньги-то надо вкладывать сейчас. Поэтому высоки инвестиционные риски».

Понимая и принимая наличие объективных оснований для скептицизма, мы, тем не менее, считаем, что в стратегической перспективе у блокчейна имеется как минимум один очень мощный союзник – необходимость сокращать расходы, стоящая сейчас перед всеми банками.

«До 2008 года банковский сектор палец о палец не ударил бы, чтобы сделать какие-то общие вещи, которые позволят сэкономить $100 млн, – говорит гендиректор Accenture Ричард Лам. – Теперь же $100 млн – это большие деньги»19.

Данный фактор не может не внушать оптимизма по отношению к дальнейшей судьбе этой передовой технологии.

Сохранить

Подписывайтесь на канал «Инвест-Форсайта» в «Яндекс.Дзене»