Menu
Блокчейн

Гайдаровский форум: Будущее криптовалют туманно

Гайдаровский форум, проходивший в РАНХиГС, показал, что криптовалютный вопрос все еще актуален. Миллиардный рынок сложно игнорировать. Премьер-министр России Дмитрий Медведев призвал не хоронить криптовалюту раньше времени, а понаблюдать. Впрочем, с этой задачей наши финрегулятор и власти уже отлично справляются, заняв выжидательную позицию и отслеживая глобальные тенденции. На двух сессиях форума обсуждали, как вписать не вполне новое явление и в экономическую теорию, и в законодательство.

Все – своим криптопутем!

На сессии «Нужен ли России особый путь в криптоэконмике?» ответа на сам этот вопрос участники так и не нашли, зато пришли к выводу, что решение вопросов регуляторики сильно затягивается. Авторам законопроектов приходится учитывать интересы различных участников финансового рынка.

«Криптоиндустрия намного шире в реальности чем то, что описывают наши законопроекты. В этом плане есть лакуны, которые нам предстоит отрегулировать в текущем году», – отметил председатель комитета Госдумы по финансовому рынку Анатолий Аксаков.

Власти пытаются подойти к вопросу основательно – в законопроектах, как подчеркнул заместитель министра финансов России Алексей Моисеев, стараются охватить «всю вселенную и даже больше», от оборота цифровых активов до порядка краудфандинга в рамках ICO. При этом Алексей Моисеев признает, что существующая сегодня в России кредитно-денежная политика не сможет аккумулировать криптовалюты в их нынешнем виде, однако чиновник уверен, что цифровые активы займут свою нишу. Их вывод в легальное поле связан с предотвращением глобально признанных криптовалютных рисков, таких как отмывание незаконно полученных денежных средств, финансирование терроризма, нарушение прав потребителей и инвесторов. Разработка законодательства продолжается больше года, однако как бизнес, так и сами власти уже понимают: с этим вопросом затянули.

«Главное сегодня – скорость принятия решений и их гибкость. Если мы говорим о новой экономике, то нельзя тратить больше года на то, чтобы разрабатывать подходы к регулированию, – уверен директор НИФИ Минфина Владимир Назаров. – Сегодня важно запустить криптопесочницу, в рамках которой можно в качестве первого шага принять любые ограничения. По прошествии года смотреть практику и поднимать границу, а со временем отменять ограничения».

В ближайшее время может быть принят закон о регулятивной песочнице, аналогичной той, что есть у ЦБ. В пилотном варианте можно будет отработать использование токенов в рамках отдельной отрасли, региона или даже компании, считает Анатолий Аксаков. По его словам, у РСПП есть предложение выпускать токены по отдельным сырьевым товарам. Пока токенам нашлось законное место только в закрытых платформах. Анатолий Аксаков признается, что был сторонником использования открытого блокчейна, что позволило бы России преодолевать санкционные ограничения, но возражения на аргумент оппонентов «ЦРУ может преодолеть любую степень анонимности» у него не нашлось.

Основные ограничения предусмотрены для неквалифицированных инвесторов. По мнению Алексея Моисеева, сегодня необходимо разделять квалифицированных и неквалифицированных инвесторов, ограничивая последних в праве покупки токенов. Чему есть две причины – низкая финансовая грамотность населения и высокая рискованность проектов, выходящих на ICO. Законопроект о цифровых финансовых активах предусматривает, что ЦБ введет ограничения по сумме покупки токенов – ранее была норма в 100 тысяч рублей в год в один проект и 600 тысяч рублей в совокупность проектов. Ко второму чтению осталось ограничение только в 600 тысяч рублей по итогам года. Участники дискуссии на Гайдаровском форуме считают, что ICO можно не запрещать, если вокруг финансового инструмента будет идти честная дискуссия.

«Лучший способ убить ICO навсегда – это применить к нему весь массив регулирования по ценным бумагам, – считает Алексей Моисеев. – Краудфандинг возник как ответ на удорожание и усложнение процесса IPO, которое пострадало от закручивания гаек».

Законодатели пытаются решить и вопросы следующего порядка – налогообложение и бухучет криптоактивов. На сегодняшний день планируется облагать криптовалюты налогом как бездокументарные ценные бумаги. Майнинг же, как и упоминалось в поручении президента, предлагают признать предпринимательской деятельностью и облагать налогом в зависимости от организационно-правового статуса лица. Бизнес в ответ говорит, что готов принять любые условия игры, лишь бы законопроекты предусмотрели возможность не выходить за пределы блокчейна – чтобы не было необходимости доставать блоки транзакций из децентрализованного реестра и нести их в налоговую.

«Это сведет “волшебство” технологии распределенного реестра на нет – придется потратить в 10 раз больше денег на организацию операций, – отмечает один из участников сессии. – Использование блокчейна снижает транзакционные издержки, для начинающих проектов и небольших компаний это становится очень актуально. За анонимными валютами стоит технология, которая сравнима с появлением реактивных двигателей в авиации. Приватность блокчейна идет как небольшой бонус, но на самом деле он позволяет проводить массивные вычисления очень небольшими силами. Наверное, не надо объяснять, что это, например, путь к разработке новых лекарств… Если мы будем душить эти технологии, то остановимся в научном технологическом развитии».

Признают ли центробанки криптовалюты?

Уникальная функция по передаче и хранению информации во многом определяет потенциал криптовалют. Об этом говорилось в исследовании РАНХиГС, которое было представлено на еще одной сессии Гайдаровского форума «Криптовалюты: что говорит экономическая теория?». На сегодняшний день, как отмечается в исследовании, принятого определения криптовалюты нет, однако ясно, что она относится к спекулятивным активам и не представляет существенной угрозы для центральных банков и платежных систем.

«Наиболее реалистичным сегодня кажется предположение о том, что со временем цифровые валюты будут сосуществовать с привычными нам деньгами и финансовыми активами, что позволит повысить эффективность финансовых систем в целом», – полагает старший научный сотрудник Центра изучения проблем центробанков РАНХиГС Елена Синельникова.

Явление частных денег не ново. Они всегда возникали локально как ответ на кризис доверия к существующей финансовой системе. Новой стала технология.

«Сложно было предположить, что внедрение криптовалют в массовое сознание произойдет так быстро, – подчеркивает президент АНО «ЗВИ», профессор, д.э.н. Артем Генкин, который занимается проблематикой частных денег 20 лет. – Скорость, с которой криптовалюты завоевали мир, – это не результат заговора, не случайность, не злая воля китайского пула майнеров, которые сконцентрировали у себя значительный объем эмиссии криптовалют. Цифровые активы, кто бы ни был их краткосрочными рыночными бенефициарами, – закономерный результат экономической эволюции. В условиях, когда традиционные инструменты повышения эффективности операций на финансовом рынке были исчерпаны, возник спрос на дезинтермедиацию – уничтожение посредников в целях снижения издержек и повышения безопасности. Таким образом, блокчейн – это техническое решение реальных экономических проблем».

По словам Артема Генкина, страх, вызываемый анонимностью криптовалют, избыточен: существующие цифровые деньги, в том числе биткоин, являются псевдонимными и легко отслеживаются. Проблема спекулятивных пузырей действительно существует – есть примеры как чудесного обогащения, так и разорения в результате флуктуаций курса криптовалют, не связанных с экономическими реалиями.

Шведский эксперимент

Риски же возникают по другим причинам. Например, технология не может разрешить проблему параллельного хождения фиата и крипты.

«В случае если центробанки начнут выпускать криптовалюты, а это допускают даже те экономисты, которых сложно назвать криптоэнтузиастами, начнет работать закон Грешема с поправкой Кахи Бендукидзе, – полагает Артем Генкин. – Возникнет эффект, который мы уже наблюдали во второй половине 90-х годов – когда рубль ходил одновременно с квазибюджетными инструментами финансирования. Это делало экономику менее эффективной и более коррупционной, поскольку сразу происходило замещение денег, с которых необходимо платить налоги, теми видами денег, по которым налоговый учет был непрозрачным. В итоге мы наблюдали расцвет внебиржевого вторичного рынка, падение курса госденег и появление валюты первого и второго сорта».

С этими вызовами сейчас борется Центробанк Швеции, который с 2017 года занят разработкой цифровой валюты e-krona. Банковская система Швеции достаточно продвинута: в стране активно использовали банковские карты еще в середине 90-х годов, в начале 2000-х перешли на онлайн-банкинг, а начиная с 2012 года – на мобильные платежи.

«Причина появления e-krona – попытка ответить на современные потребности граждан, которые уже не хотят расплачиваться наличными, – говорит советник Центрального банка Швеции Реймо Жукс. – Проект не основывается на какой-то конкретной технологии: она вторична. Прежде всего нам нужно решить, для чего именно нужна криптовалюта, а потом под эти требования подбирать технологию. Людям необходим инструмент, который обеспечивает быструю скорость обработки транзакций (около 1 млн сделок в секунду), мгновенное зачисление денежных средств, в какой бы валюте они ни были, безопасность хранения денежных средств».

Как рассказал Реймо Жукс, сейчас запущено пилотирование технологии, и пока цифровая крона недоступна общественности, так как идет проработка юридических, налоговых, экономических тонкостей. Возможно, уже в ближайшем будущем это станет первым примером гибридной валюты.

Автор: Анна Орешкина

Подписывайтесь на канал «Инвест-Форсайта» в «Яндекс.Дзене»
Загрузка...
Предыдущая статьяСледующая статья