ENG
Мнение, Прогнозы

Будут ли добывать полезные ископаемые в Антарктиде?

Потребность мировой экономики в минеральных ресурсах будет только расти. На этом фоне, утверждают эксперты «Инвест-Форсайта», в полный рост может встать проблема освоения ресурсов Антарктиды. Хотя она и защищена от разработки минеральных ресурсов многочисленными конвенциями и договорами, самый холодный континент планеты это может не спасти.

© Станислав Белоглазов / Фотобанк Лори

Подсчитано, что развитые страны потребляют примерно 70 процентов всех добываемых в мире полезных ископаемых, хотя обладают лишь 40 процентами их запасов. Но в ближайшие десятилетия рост потребления этих ресурсов будет не за счет развитых, а за счет развивающихся стран. И они вполне способны обратить внимание именно на Антарктический регион.

Эксперт Союза нефтегазопромышленников Рустам Танкаев считает, что на данный момент добыча любых полезных ископаемых в Антарктиде экономически нецелесообразна и вряд ли когда-либо станет таковой.

«В этом отношении даже Луна, на мой взгляд, более перспективна с точки зрения освоения и добычи минеральных ресурсов. Конечно, мы можем говорить, что технологии меняются, но космические технологии развиваются даже быстрей, чем антарктические, — подчеркивает эксперт. — Были попытки бурения скважин на вскрытие древних полостей с водой в надежде найти древние микроорганизмы. Чтобы искали одновременно и минеральные ресурсы — не было такого».

Первая информация о том, что ледовый континент богат полезными ископаемыми, появилась еще в начале XX века. Тогда исследователи обнаружили пласты каменного угля. А сегодня, например, известно, что в одной из окружающих Антарктиду акваторий — в Море Содружества — месторождение каменного угля включает в себя более 70 пластов и может достигать нескольких миллиардов тонн. Более тонкие залежи есть в Трансантарктических горах.

Кроме угля, в Антарктиде есть железная руда и такие редкоземельные и драгоценные металлы, как золото, серебро, медь, титан, никель, цирконий, хром и кобальт.

Разработка полезных ископаемых, если она когда-нибудь все-таки начнется, может быть очень опасной для экологии региона, считает профессор географического факультета МГУ Юрий Мазуров. Однозначного видения последствий такого рода абстрактных значительных рисков нет, напоминает он.

«На поверхности Антарктиды мы видим плотную толщу льда до 4 километров, а что под ним — мы до сих представляем слабо. В частности, мы знаем, например, что там есть озеро Восток, и понимаем, что организмы оттуда могут иметь самую удивительную природу, в том числе связанную с альтернативными представлениями о зарождении и развитии жизни на планете. А если это так, требуется невероятно ответственное отношение к хозяйственной деятельности в окрестностях озера», — предупреждает он.

Разумеется, продолжает эксперт, каждый инвестор, который надумает заниматься разработкой или поисками минеральных ресурсов на ледовом континенте, постарается заручиться различными рекомендациями. Но вообще-то, напоминает Мазуров, есть принцип в одном из документов ООН, который называется «Об исторической ответственности государств за сохранение природы Земли».

«Там прямо сказано, «не может быть разрешена экономическая деятельность, экономический результат которой превышает экологический ущерб или он непредсказуем». Ситуация в Антарктиде — как раз второе. До сих пор нет ни одной организации, которая бы могла провести экспертизу проекта с глубоким погружением в природу Антарктиды. Я думаю, это как раз тот случай, когда надо следовать букве и не гадать о возможном исходе», — предупреждает эксперт.

И добавляет, что вероятность каких-то точечных, очень аккуратных разработок при этом можно считать приемлемой.

Кстати, сами по себе документы, которые защищают минеральные ресурсы ледового континента от разработки и освоения, прочны лишь на первый взгляд. Да, с одной стороны, «Договор об Антарктике», который был подписан 1 декабря 1959 года в США, — бессрочный. Но с другой, Конвенция по регулированию освоения минеральных ресурсов Антарктики, которая  была принята 2 июня 1988 года совещанием 33 государств, до сих пор находится в подвешенном состоянии.

Главная причина в том, что в Антарктике по основному договору запрещается «любая деятельность, связанная с минеральными ресурсами, за исключением научных исследований». По идее, из этого следует, что Конвенция по регулированию освоения минеральных ресурсов Антарктики 1988 года не может и не будет применяться, пока действует этот запрет. Но еще в одном документе — «Протоколе об охране окружающей среды» — сказано, что по истечении 50 лет со дня вступления его в силу может быть созвана конференция для рассмотрения вопроса о том, как он действует. Протокол был одобрен 4 октября 1991 года и срок его действия — до 2048 года. Он, конечно, может быть отменен, но только в том случае, если страны-участники откажутся от него, а затем примут и ратифицируют специальную конвенцию о регулировании деятельности по добыче минеральных ресурсов Антарктики. Теоретически, разработку полезных ископаемых можно вести с помощью так называемых интернациональных консорциумов, права участников в которых равны. Возможно, в ближайшие десятилетия появятся и другие варианты.

«На Земле есть гораздо более перспективные регионы для добычи полезных ископаемых в будущем. В России, например, есть огромная территория арктических земель и шельфа, запасы ископаемых огромны, и условия их освоения по сравнению с Антарктидой — гораздо лучше», — уверен Рустам Танкаев.

Конечно, возможно, до конца XXI века вопросы освоения минеральных богатств Антарктиды все-таки придется перевести из теоретической в практическую плоскость. Весь вопрос только в том, как это сделать.

Важно понимать одно — ледовый континент в любой ситуации должен оставаться ареной взаимодействия, а не раздоров. Как, собственно говоря, и повелось с момента его открытия в далеком XIX веке.

Автор: Валентин Искитимов

Сохранить

Подписывайтесь на канал «Инвест-Форсайта» в «Яндекс.Дзене»
Загрузка...
Предыдущая статьяСледующая статья