ENG
Добавить в избранное
Прогнозы

Carbon-free: России грозят падение доходов и безработица

Уже менее чем через 35 лет мир может перейти к углеродной нейтральности, минимизировав в том числе использование ископаемых видов топлива для сокращения выбросов СО2. К 2050 году углеродной нейтральности обязались достичь 66 стран, включая ведущие экономики мира. Достижение углеродной нейтральности, или сценарий Net Zero, сегодня чуть ли не самый мощный мировой тренд, обещающий кардинальным образом перестроить глобальную экономику. Для России он может обернуться если не катастрофой, то крайне серьезными вызовами. Риски, с которыми может столкнуться отечественная экономика из-за ESG-трансформации и перехода к углеродной нейтральности, обсудили в ходе Восточного экономического форума (ВЭФ). Рассказываем о наиболее значимых из них.

Угроза ценой в триллионы 

Основным вызовом, с которым почти неминуемо предстоит столкнуться российской экономике из-за энергетического перехода, остается критическое снижение ресурсного экспорта. Последнее обещает быть наиболее ощутимым, если углеродная нейтральность действительно будет достигнута к 2050 году. Тогда энергоэкспорт может упасть на $192 млрд, оценивают в Сбербанке. При этом внутри страны производство топлива может снизиться на 72% в части нефти и газового конденсата, энергетического угля — на 90%, на 52% может упасть производство газа, уточнил глава Сбербанка Герман Греф.

Это неминуемо обернется сокращением доходов российского бюджета. По итогам 2020 года, напомним, доля нефтегазовых доходов бюджета составила около 28%. Как уточнил Герман Греф, уже к 2035 году страна может не досчитаться примерно 5 трлн рублей. Менее болезненным может оказаться сценарий отсроченного энергоперехода к 2070 году. В таком случае потери бюджета могут составить к 2035 году около 5,5 трлн.

«Главный риск, на который необходимо смотреть,это потеря ресурсной ренты. То количество, которое нам будут давать природные ресурсы в будущем, будет меньше», — уточнил замминистра энергетики РФ Павел Сорокин.

Доходы неизбежно упадут 

По итогам пандемийного 2020 года реальные доходы населения снизились на 3,5%, за чертой бедности более 19 млн россиян, оценили в Росстате. Глобальный энергетический переход падение обещает ускорить. По оценкам Сбербанка, при достижении углеродной нейтральности к 2050 году они могут снизиться вплоть до 14% уже через 15 лет. Если же последняя будет достигнута позже, к 2070 году, падения также не избежать: к 2035 году доходы станут меньше примерно на 9%, что тоже существенно.

Рискует обостриться проблема занятности, прежде всего в нефтедобывающих и угольных территориях страны. Так, в Красноярском крае работы могут лишиться 15 тыс. человек, в ХМАО — 43 тыс., в Кемеровском регионе — 65 тыс. работников (и это лишь оценки по отраслям, напрямую связанным с производством энергоресурсов). При этом речь идет о регионах, которые пока остаются благополучными с точки зрения доходов бюджета.

Чтобы сценарий Net Zero был осуществим, придется согласиться с серьезным снижением уровня и качества жизни, отмечает генеральный директор «Газпром нефти» Александр Дюков. И если развитые страны более-менее к этому готовы, то странам развивающимся отказаться от дешевой энергии в пользу более дорогой будет сложно.

Удар по инвестициям

Глобальный энергопереход, безусловно, произойдет. Однако основной вопрос: как и когда он случится? Но при любом из вариантов переход к новой энергетике не будет быстрым, в том числе по экономическим причинам, ведь он потребует значительных финансовых вложений (по оценкам Сбербанка, достижение углеродной нейтральности к 2050 году обойдется в $140 млн). Также к нему нет пока абсолютной технологической готовности. А значит, разные энергетические уклады будут в любом случае сосуществовать, и весьма продолжительное время.

«Нефть будет нужна еще продолжительное время, даже в случае реализации сценария Net Zero», — говорит Александр Дюков.

И в данном случае риском может обернуться чрезмерный оптимизм по поводу энергоперехода и перспектив зеленой энергетики. Последний может негативно сказаться на инвестициях в традиционный энергетический сектор, осложнив его работу, а также обернуться дефицитом энергоресурсов и даже спровоцировать рост нефтяных цен.

«Пессимизм относительно перспектив традиционной энергетики может быть опасным», — отметил Дюков.

Будущее — водород и нефтехимия

Способна ли российская экономика избежать комплекса рисков, связанных с глобальным энергетическим переходом? Или же катастрофы не миновать?

«На данный момент сценарий Net Zero представляется нереалистичным, но ситуация быстро меняется, в том числе происходят технологические изменения и меняются настроения в обществе, поэтому стоит быть готовыми к реализации и этого жесткого сценария», — полагает Дюков.

Выходом может стать активное развитие нефтехимического производства как альтернативы экспортируемым в настоящее время энергоресурсам. Прежде всего речь идет о производстве пластиков и полимеров. Последние имеют меньшие углеродный след и интенсивность по сравнению с тем же бетоном и металлом, этот рынок будет расти.

Ставку стоит обязательно делать и на производство водорода, в том числе зеленого, а также аммиака. В настоящее время нефтяные компании уже развивают проекты по производству водорода при помощи процессов пиролиза.

Кроме того, важным направлением остается снижение углеродной интенсивности традиционных компаний энергетического сектора. В том числе речь идет об улавливании и последующем хранении СО2, сокращении сжигания попутного нефтяного газа, а также повышении доли газовых проектов.

«У нас две задачи: первое — это адаптировать то, что есть, под новые реалии, и второе — воспользоваться новыми возможностями», — резюмировал замминистра энергетики РФ Павел Сорокин.

Автор: Ольга Блинова 

Подписывайтесь на канал «Инвест-Форсайта» в «Яндекс.Дзене»

Вам понравился этот текст? Вы можете поддержать наше издание, купив пакет информационных услуг
Загрузка...
Предыдущая статьяСледующая статья