ENG
Инвестклимат, Мнение

Дело Baring Vostok: Чтобы что-то выросло — нужна свобода и возможность сеять

Выходные в российском бизнес‑сообществе проходят очень неспокойно. В пятницу в Москве неожиданно были арестованы пять топ‑менеджеров старейшего в России фонда иностранных прямых инвестиций Baring Vostok. Основатель фонда американец Майкл Калви тоже арестован. Всех подозревают в хищении 2,5 млрд рублей у подконтрольного им банка «Восточный».

Основатель Baring Vostok Майкл Kалви в Басманном суде перед избранием меры пресечения фигурантам дела о мошенничестве. Рамиль Ситдиков / РИА Новости

Калви вины не признал и заявил:

«Я верю в эффективность российского суда».

Baring Vostok Capital Partners за 25 лет вложил в российские компании более $3,7 млрд — эти средства пошли на развитие «Яндекса», «Вымпелкома», СТС Media, Avito, Тинькофф Банка, «Вкусвилла» и многих других компаний. Сегодня в их портфеле инвестиции в 80 российских проектов.

Уголовное дело, начавшееся еще до завершения Российского инвестиционного форума в Сочи, на котором власти бодро рапортовали о повышении привлекательности инвестклимата страны, стало полной неожиданностью для всей финансовой отрасли. За Калви заступились глава Сбербанка Герман Греф, глава РФПИ Кирилл Дмитриев, бизнес-омбудсмен Борис Титов.

Многие считают, что уголовное дело — это способ привлечь административный ресурс для решения внутрикорпоративного конфликта; есть и те, кто возражают. Но все сходятся в одном — дело Baring Vostok рискует превратиться в скандал года и надолго отобьет у иностранцев желание инвестировать в Россию. Для венчурного рынка это может быть фатально.

О том, чего больше в этом деле — политики или экономики, какой сигнал силовики посылают рынку, рассуждают представители бизнеса и авторы популярных экономических Telegram-каналов.

Борис Титов, уполномоченный при президенте России по правам предпринимателей

— Baring Vostok работал в России много лет, и все эти годы завоевывал свою репутацию честного инвестора. Такая реакция со стороны правоохранительных органов, конечно, является очень сильным сигналом для иностранных инвесторов, и сигнал будет считываться моментально.

Посмотрим, какая мера пресечения будет применена. Хотел бы напомнить и суду, и правоохранительным органам, что здесь претензия явно предъявляется в рамках предпринимательской деятельности, и в соответствии с законом мера пресечения не может быть связана с лишением свободы. Не должно быть ареста, задержания, СИЗО.

Что касается комментариев по сути, то как Уполномоченный я обязан сначала получить обращение со стороны самого Baring Vostok, проанализировать их доводы и материалы обвинения. Но из открытых источников я вижу, что речь идет о неправильной оценке акций, а это является абсолютно хозяйственным спором, который должен решаться в гражданском правовом поле. Уголовное право здесь совершенно ни при чем. Никаких арбитражных исков, как я понимаю, банк «Восточный» к Baring Vostok не подавал, и ситуация пока что выглядит сомнительно.

Я знаком с Майклом Калви и другими акционерами фонда, мы много лет общались по общим вопросам инвестиционного климата. Это очень профессиональная команда, если были бы хоть какие-то сомнения в том, что они открыто и честно ведут свои операции, то такого количества партнеров, которое у них было в России (и не только в России), конечно, у них бы не было. Я готов поручиться за Майкла Калви как за предпринимателя.

Леонид Морозовский, банкир, частный инвестор

— Процесс однозначно политический. В банковских структурах происходят транзакции гораздо более серые, но не всех сажают. Сажают только тогда, когда это кому-нибудь нужно. В банковской отрасли настоящий полномасштабный кризис, который скрывается за ширмой секторальной консолидации. Банковские балансы трещат от неработающих и откровенно серых активов, а выявления схем стали методом политического давления. С Майклом, наверное, все будет окей, за него поручатся известные люди, отделается лёгким испугом, но инвестиционный климат это испортит всерьёз и надолго, особенно в банковской сфере.

Дмитрий Потапенко, экономист, управляющий партнёр фонда стратегического управления Management Development Group Inc

— Бизнес-климат в России обсуждать достаточно бессмысленно. Те, кто остался на российском рынке, подобные правила игры понимают и принимают. Других вариантов нет, и поворотная точка была 20 лет назад.

Те, кто приходят сюда, понимают, что в любую секунду у тебя могут отобрать все, нет прав, одни обязанности. Предприниматель в России — лицо материально обязанное, и предпринимателям не стоит рассчитывать на какое-то снисхождение. Зато это неконкурентный рынок, это высокие доходы, но ситуация как в русской рулетке — когда-то будет выстрел. Бизнес в России — это русская рулетка, да.

Поддержка бизнес-сообщества не будет иметь значения. И разговоры про то, что арест случился на фоне инвестфорума… А что, кто-то встал и покинул форум? Там было то ли 1500, то ли 3000 предпринимателей. Те, кто остаются, понимают правила игры, задача — не попасть под раздачу больше. Сам арест — это, конечно же, разборки вокруг банка «Восточный», ничего другого там вообще нет. За последние 100 лет коммерсант в России никогда не был в чести, не важно, какой он.

Павел Черкашин, сооснователь и управляющий партнёр Mindrock Capital
— Фонды прямых инвестиций могут быть очень жесткими в своей борьбе за эффективность портфельных компаний: и руководство сменить, и на кредиторов надавить. Они как санитары рынка — очень изобретательны и зачастую жестоки, но всегда остаются в рамках закона. Несмотря на напряженные политические отношения с США, для желающих инвестировать в американскую экономику двери всегда открыты: если деньги получены честно, то заработать высокие проценты при минимальных рисках можно на IPO технологический компаний и прямых инвестициях в крупные проекты. Стабильная правовая и судебная система в очередной раз доказала свою критическую роль для привлечения инвестиций.

Алим Бишенов, адвокат, представитель юридической ассоциации PraeLegal в России

— Это уголовное дело вызывает много вопросов и действительно похоже на попытку надавить на конкретных лиц. Так, передача акций компании в качестве уплаты долга — явление не такое редкое, но обычно стороны проводят оценку этих акций, причем это происходит не только со слов передающей стороны. В данном случае говорится о мошенничестве, но надо выяснять, сколько акции стоили в день передачи, как проверялась их стоимость, были ли подделаны документы и т.д. , то есть должно быть не просто заявление о завышенной цене, но и другие действия, направленные на обман конкретных лиц. В России уголовное преследование предпринимателей нередко становится рычагом давления (как со стороны властей, так и других участников рынка), поэтому нельзя исключать, что это дело связано с разбирательством в Лондонском арбитраже и перерасчетом долей в «Восточном».

Telegram-канал «Рисковик» (@riskovik)

— 159.4 — это статья, убивающая предпринимательство, частный бизнес и инвестиционную активность.

Финансовые компании, банки, инвесткомпании — любой их шаг, даже с отчётом оценщика, регулярной оплатой аудиторов и рейтинговых аналитиков, с ежедневной отчетностью, зарегулированные донельзя нормативными требованиями, под постоянным прессингом.

Чтобы что-то выросло — нужна свобода и возможность сеять.

Нет идеальных сделок. Нет идеальных решений. Нет бизнеса и роста экономики — без возможности риска.

159.4 — до 10 лет…

Надеюсь, у кого-то включится разум и начнут что-то менять в сторону вменяемости.

Telegram-канал «Арбитр» (@ruarbitr)

— Сам процесс похож на большой корпоративный конфликт с привлечением серьезного административного ресурса. Банк «Восточный» не мог не знать о действительной стоимости акций IFTG, которые Baring Vostok отдал банку в качестве отступного по кредиту на 2,5 млрд рублей. Поэтому такие обвинения именно со стороны банка выглядят достаточно «написано», хотя мы, конечно, ориентируемся только по той информации, что есть в прессе. Сам процесс уже негативно сказался на и без того плохом инвестиционном климате страны.

Telegram-канал «Финансовый караульный» (@karaulny_accountant

— С одной стороны, задержание Майкла Калви – вполне закономерный ход России в ответ на эскалацию санкций со стороны наших «геополитических партнеров», Россия пытается защищать свой финансовый суверенитет. С другой стороны, у любого события есть причина и повод, и важно не путать одно с другим. Очевидно, что имеет место быть в том числе конфликт интересов собственников, а подобные конфликты у нас, к сожалению, любят решать с активным привлечением правоохранительных органов и соответствующим медиасопровождением. Надеемся, что Следственный комитет разберется во всем досконально, в любом случае один человек не должен становиться козлом отпущения тогда, когда мог иметь место только преступный сговор.

Что касается последствий для простых граждан — взаимное напряжение между Россией и Западом будет нарастать, и это не может не провоцировать экономические последствия в условиях того, что наша страна является частью глобальной экономики.

Telegram-канал «Небрехня» (@nebrexnya)

— Дело BVCP находится в финансово-политической плоскости, ибо финансовый спор лежит на поверхности, и американского гражданина потом, после вынесения решения суда, можно будет обменять на кого-нибудь из осуждённых или обвиняемых россиян в США!

Вот к общему состоянию банковской отрасли этот корпоративный спор не имеет.

Задержание Калви — это сигнал США: Россия тоже готова арестовывать иностранных граждан, особенно американцев, по обвинению в финансовых преступлениях на территории РФ.

Кордичев (председатель СД «Норвик Банка», экс-глава «Восточного»), судя по сообщениям в прессе, — единственный арестованный, кто активно сотрудничает со следствием и даёт обвинительные показания. Поэтому совсем скоро следствие завершится, и дело будет передано в суд для вынесения решения. А там наступит политическая фаза.

В целом скандал скажется только на привлекательности инвестиционного климата России для иностранцев. А российский бизнес и граждане давно живут в этих реалиях и давно особо не удивляются!

Telegram-канал «Десятое яйцо» (@TenthEgg)

— В любой другой обстановке дело Baring Vostok не имело бы такого значения, но сейчас чрезвычайно важен контекст. В условиях предельной хрупкости всей системы отношений с немногими оставшимися зарубежными инвесторами вопрос о токсичности России, всплывающий в голове любого потенциального зарубежного партнера, становится доминирующим. Ну а пока мы просто закрыли последний работающий в России крупный зарубежный инвестфонд. После этого стоит ждать массовой эмиграции высокотехнологичных стартапов.

Авторы: Анна Орешкина, Ольга Блинова

Подписывайтесь на канал «Инвест-Форсайта» в «Яндекс.Дзене»

Вам понравился этот текст? Вы можете поддержать наше издание, купив пакет информационных услуг
Загрузка...
Предыдущая статьяСледующая статья