ENG
Блокчейн, Инвестиции, Это интересно

Камера! Мотор! Блокчейн!

Кинематограф — новая отрасль, в которой для технологии распределенных реестров пишутся новые сценарии в буквальном смысле. А легендарный основатель биткоина Сатоши Накамото станет героем первого фильма, снятого на блокчейн-платформе AndAction!.

«Мы решили сделать фильм “Сатоши” флагманом платформы и одним из первых фильмов, созданных на ней: показать, как проходят сборы, производство и дистрибуция с помощью блокчейна. 

Премьера фильма состоится после полноценного запуска платформы, который намечен на середину 2019 года», — рассказывает CEO AndAction! Дмитрий Комратов.

Проект стартовал в марте 2017 года. Миссия у команды амбициозная — сделать мировую киноиндустрию прозрачной и общедоступной и облегчить поиск средств для съемок фильма. Для этого, по мнению разработчиков, нужно решить проблему с финансированием — привлечь средства для производства фильмов, оптимизировать расходы и, наконец, обеспечить дистрибуцию, тем самым зарабатывая деньги для инвесторов. Кроме того, блокчейн-платформа призвана упростить финансирование независимых проектов.

К третьему году работы платформы основатели рассчитывают достичь прибыли в $180 млн в год и открыть партнёрские представительства в 5 различных странах мира.

Стартап искал инвесторов на Российском венчурном форуме в Казани в апреле, но после этого почти на два месяца ушел в «подполье»: разработчики дорабатывали платформу и бизнес-модель с учетом полученной обратной связи.

По оценке основателя, для полноценной реализации проекта потребуется $17 220 000, из которых $420 000 разработчики привлекают на закрытом раунде, $1 300 000 — на пресейле и $15,5 млн рассчитывают поднять на основном токен-сейле.

Зритель и продюсер в одном лице

На сайте AndAction! опубликована финансовая модель, в соответствии с которой компания планирует брать деньги за размещение проекта на платформе ($100) и за упаковку его для инвестиций ($3 000), а также проценты от инвестиций и дистрибуции. Доходы инвестора, вкладывающегося в проекты на платформе, оговариваются с создателями контента в смарт-контракте — как правило, это 40-50% доли за 100-процентное финансирование.

«Но надо различать наших инвесторов. У нас есть те, кто будет вкладывать в проекты уже после запуска платформы, а есть те, кто инвестирует на токен-сейле, — подчеркивает Дмитрий Комратов. — Так вот эти вторые инвесторы станут нашими партнерами. Они будут получать долю от прибыли компании через наши секьюрити токены. Сейчас мы оформляем все необходимые разрешения для этого».

Первый этап развития проекта подразумевает стороннюю дистрибуцию — все денежные потоки от дистрибьюторов собирает финансовый отдел платформы и заводит через токены в смарт-контракт, который уже распределяет их между правообладателями.

Прежде разработчики платформы планировали использовать технологические преимущества блокчейна для распределённого хранения и доставки контента, но в итоге применяют его только для обеспечения прозрачности всех транзакций по статьям доходов и расходов.

«Мы ушли от онлайн-кинотеатра, у нас нет хранения и доставки контента. По крайней мере, пока. Есть стандартные схемы дистрибуции — большой экран, сторонние онлайн-кинотеатры, телевизор», — говорит Дмитрий Комратов.

Убрав собственный онлайн-кинотеатр из структуры платформы, компания автоматически лишила зрителей возможности влиять на производство контента.

«И это стало большой проблемой, так как нашей первоначальной задачей было из обычного зрителя-потребителя (consumer) сделать потребителя создающего (prosumer = producer + consumer). Но мы нашли способ привлечь зрителя к созданию кино, точнее, к его выбору, — конкретизирует основатель стартапа. — Любой человек, интересующийся кино, сможет участвовать в голосовании за проекты на нашей платформе. И кроме того, он сможет зарабатывать на этом существенные деньги, но здесь потребуется приложить некоторые усилия и способности. Я думаю, каждый из нас хотел бы быть причастным к созданию Титаника или Аватара. И мы дадим такую возможность очень скоро!»

Отбор потенциальных объектов для инвестиций будет жесткий, уверяет Дмитрий Комратов. Для отбора предусмотрены краудфандинг проекта, голосование лидеров мнений, дистрибьюторов и кинокритиков — только лучшие попадают на этап финансирования. Все проекты будут финансироваться через внутренний токен платформы, но вносить инвесторы будут фиат либо криптовалюту, которые, соответственно, конвертируются во внутренний токен.

«Есть два основных и очень важных процесса — привлечение денег на проект и продажа его дистрибьюторам. И хотя это не совсем входит в производство, с помощью инвесторов и дистрибьюторов мы значительно уменьшаем сроки цикла “идея прибыль”. Помимо этого, мы берём на себя все юридические и финансовые вопросы во время производства, привлекаем рекламодателей на продакт-плейсмент, получаем необходимые лицензии, разрешения, государственные льготы и возвраты бюджетов. Платформа сотрудничает с AFCI (Association of Film Commissioners International), что позволяет получать максимальные преференции при съемках практически в любых странах мира, где есть представительства AFCI», — рассказывают в AndAction!.

Крипте закон не писан

В настоящее время несколько стартапов, в чём-то схожих с AndAction!, готовятся к коммерческому запуску. Среди них — соцсетьTaTaTu и браузерный плагин WhiteRabbit. Однако команда Дмитрия Комратова не боится соперничества.

«Да, сейчас стартует много блокчейн-проектов, связанных с кино. Однако мы не считаем их нашими конкурентами. Мы про другое. AndAction! — это про профессиональных инвесторов, про качественные проекты, про бизнес-процессы, про рутину в кино, в конце концов, которую мы берём на себя, — рассуждает Дмитрий Комратов. — AndAction! — удобный инструмент для инвестора, продакшена и дистрибьютора. И мы действительно видим нашу уникальную возможность не конкурировать со всеми существующими и новыми игроками рынка, а стать удобным инструментом для большинства из них. Дать пользу и дополнительные возможности для всех. Или почти для всех».

ICO-адвайзер, CEO агентства «Маньяко» Кирилл Готовцев подтверждает, что растет число стартапов, связывающих блокчейн и кинорынок.

«За последний год я отсмотрел минимум 6 проектов, которые планировали заявляться на ICO, — рассказывает Кирилл Готовцев. — Правда жизни состоит в том, что этим проектам, возможно, полезен блокчейн, но навряд ли годится ICO и прочие элементы крипторынка. Если мы говорим про сбор средств на отдельные фильмы, то никто не мешает собирать эти деньги на краудфандинговых площадках, востребованные авторы уже некоторое время пробуют это делать без всякого блокчейна. У кого-то даже получается. Зачем же они идут в крипту? Ответ довольно прост — хочется легких и больших денег. При этом мало кто думает, что продюсировать фильм через продажу крипты — значит попасть под серьезное регулирование, что увеличит маркетинговый бюджет примерно до $1 млн».

Попытки революционного блокчейн-прорыва в сфере малобюджетного кино Кирилл Готовцев оценивает скептически. Во-первых, крайне мало проектов, которые, подобно «Миллионеру из трущоб», не только выигрывали конкурсы, но и делали сборы. Во-вторых, толп людей, которым нужен инструмент для инвестиций в кино, на рынке не наблюдается.

«С точки зрения людей из криптомира, попытки создания блокчейн-платформ, о которых сейчас заявили и очень известные люди российского кино, воспринимаются как очередная попытка захода на рынок представителей традиционных индустрий с целью нахайпить, — подчеркивает эксперт. — Да, блокчейн может использоваться для борьбы с плагиатом и как инструмент фиксации интеллектуальной собственности. Например, стандартный диснеевский мультфильм это несколько сотен оформленных авторских прав, потенциально они подлежат занесению в блокчейн для сохранения и последующего контроля. Но таких решений я на рынке пока не видел».

Этот сценарий использования блокчейна считает приоритетным и старший юрист BMS Law Firm Тарас Хижняк.

«В соответствии с Конституцией и ГК РФ интеллектуальная собственность охраняется законом. Но любая информация где-то хранится — данные размещаются в физических и компьютерных базах данных госучреждений и частных компаний. Такая система имеет много минусов — от возможности подделки до утраты документов, подтверждающих права владельца или договорные обязательства партнеров. Учитывая, что объектом охраны интеллектуального права может быть нематериальный носитель, использование технологии распределенных реестров дает этой сфере много преимуществ», — уверен юрист.

Блокчейн как способ привлечения инвестиций в сфере киноиндустрии, по словам Тараса Хижняка, позволяет сформировать бюджет для проекта. Такой вариант дает возможность всем участникам осуществлять надзор за процессом.

«Эти технологии, несомненно, удобны, но их использование должно быть юридически регламентировано, — замечает Тарас Хижняк. — Пока нет общих универсальных базовых протоколов работы системы. Но в настоящее время блокчейн уже используется при создании смарт-контрактов. И если они станут основой для юристов, а законодательство будет содержать компьютерные коды, существует большая вероятность, что договорные отношения полностью перейдут в цифровую сферу».

Авторы: Анна Орешкина, Михаил Игнатов

Вам понравился этот текст? Вы можете поддержать наше издание, купив пакет информационных услуг
Загрузка...
Предыдущая статьяСледующая статья