ENG
В мире

Южная Корея: Ксенофобия препятствует иностранным инвестициям

Ведущая корейская газета Korea Herald опубликовала интервью с новым омбудсменом по иностранным инвестициям Южной Кореи Ким Сон Джином. Красной нитью в разговоре проходит проблема ксенофобского менталитета корейцев, препятствующая привлечению иностранных инвесторов в экспортноориентированную экономику Южной Кореи. 

Новый омбудсмен приступил к обязанностям в августе 2018 года. Ранее он занимал должность начальника Службы государственных закупок и был заместителем министра финансов Южной Кореи. Омбудсмены по иностранным инвестициям работают при Корейском агентстве по содействию торговле и инвестициям (КОТРА) с 1999 года для предотвращения конфликтов между иностранными инвесторами и правительством Южной Кореи.

По оценкам г-на Кима, несмотря на привлекательный рынок, наличие глобальных предприятий, технически подкованных потребителей, талантливого персонала, развитую торговую сеть, Южная Корея по-прежнему имеет более низкие уровни иностранных инвестиций, чем ее конкуренты (по отношению к масштабам экономики). В соответствии с докладом, опубликованным в этом году Корейским институтом экономических исследований, соотношение внутреннего валового продукта и прямых иностранных инвестиций в Южную Корею составило 0,8% в 2016 году, поставив её на 16-е место среди стран G20.

«Ксенофобский менталитет, ненужные нормы и слишком большое количество правил препятствуют привлечению иностранных инвестиций в Южную Корею, хотя это является ключевой задачей экономического развития страны, — заявляет Ким. — Такие препятствия необходимо устранить, поскольку нам важно увеличить приток капитала, создать новые рабочие места, развивать технологии и укреплять конкурентноспособность нашей промышленности».

Ксенофобский менталитет, о котором говорит омбудсмен, выражается в том, что среди корейцев бытует мнение: иностранцы инвестируют в корейские компании только для увеличения своих собственных активов и никак не работают над развитием бизнеса и повышения стоимости отечественной компании. Например, с критикой столкнулись иностранные инвесторы, вложившиеся в экономику Южной Кореи после Азиатского финансового кризиса 1998 года. С сильнейшим осуждением корейского общества столкнулась частная акционерная компания США Lone Star Funds, которая купила переживающий трудные времена Korea Exchange Bank в 2003 году и перепродала его в 2007 году с прибылью $4,1 млрд. Недавно американский автопроизводитель General Motors столкнулся с подобной критикой, когда решил закрыть завод GM Korea из-за слабых продаж. Концерн GM купил компанию Daewoo Motor Company в 2002 году и сменил название на GM Korea.

Омбудсмен призывает смотреть на ситуацию с другой стороны.

«Мы не можем винить их. Ведь иностранцы вкладывали деньги в наши кризисные компании, тогда как корейские фирмы и организации не могли или не хотели их покупать из-за высоких рисков», — говорит г-н Ким.

По его мнению, этот «эмоционально заряженный» взгляд на иностранных инвесторов снижает привлекательность южнокорейского рынка по сравнению с более интернационализированными соседними странами, такими как Гонконг и Сингапур.

«Мы должны смотреть на ситуации с разных сторон. Надо помнить, что есть много корейских компаний, занимающихся бизнесом за рубежом. Представьте, что они сталкиваются с подобной критикой в ​​этих странах», — говорит Ким.

Он убежден: иностранные инвесторы не должны подвергаться обвинениям, если соблюдают налоговое законодательство принимающей стороны. В настоящее время многие корейские конгломераты, включая Samsung, LG, SK, Naver и Hyundai, получают огромную прибыль на мировых рынках. Помимо избавления от остатков ксенофобии, Южной Корее необходимо убрать юридические препятствия, которые мешают иностранцам инвестировать в корейскую экономику, считает омбундсмен.

«Несмотря на усилия правительства, у нас по-прежнему существуют нормы и правила, которых нет на других глобальных рынках. Иностранные компании могут чувствовать, что требований для них слишком много, — отмечает Ким. — Приведение инвестиционных правил в соответствие с глобальными стандартами принесет пользу не только инвесторам, но и корейским компаниям, которым будет удобнее и понятнее управлять своим бизнесом дома и за рубежом».

Он вспоминает пример изменения закона о наружной рекламе в Южной Корее. В прошлом тот были строже и требовал от компаний определенного размера и вида рекламных щитов. Постепенное ослабление требований сделало наружную рекламу как иностранных, так и местных брендов более разнообразной и дизайнерской, что в итоге даже улучшило внешний вид улиц.

В заключение г-н Ким отметил важную роль омбудсмена: посредничать между конфликтующими сторонами и искать баланс.

«Регулировать нормы и правила нелегко, поскольку часто имеются конфликты интересов между министерствами, ответственными за безопасность и окружающую среду, и теми, кто несет ответственность за промышленное развитие и экономический рост, — объясняет он. — Успех омбудсмена по иностранным инвестициям в Южную Корею зависит от того, насколько доверяют ему инвесторы и насколько он способен содействовать решению насущных проблем».

Ким пообещал, что будет встречаться с высокопоставленными чиновниками, нынешними и потенциальными зарубежными инвесторами, чтобы быть максимально эффективным на своей должности.

Автор: Екатерина Воробьева

Подписывайтесь на канал «Инвест-Форсайта» в «Яндекс.Дзене»
Загрузка...
Предыдущая статьяСледующая статья