ENG
Право

Легализовать криптовалюту помогут банкротства?

Криптовалюту в России могут отобрать по решению суда: пока, правда, в рамках дела о банкротстве. Арбитражному суду г. Москвы предстоит решить — является ли криптовалюта имуществом, которое подлежит продаже в случае банкротства ее обладателя.

Фото: pixabay.com

Именно в такой ситуации оказался 35-летний москвич Илья Царьков, задолжавший банку более 18 млн руб. В октябре 2017 г. по решению суда он был признан банкротом, а его имущество — подлежащим продаже.  Однако, как стало известно позднее, Царьков оказался обладателем криптовалютного кошелька (в материалах дела указан его адрес). Как утверждает сам участник процесса, криптовалюта не должна быть включена в состав имущества, которое будет продано для возмещения долга — ввиду отсутствия механизма обращения на него взыскания. Соответствующее заявление он направил в адрес финансового управляющего, утвержденного судом. Также ходатайство о вынесении определения по данному вопросу было подано 29 ноября в Арбитражный суд г. Москвы.

Как полагает арбитражный управляющий Алексей Леонов, ответственный за реализацию имущества должника, повод для исключения криптовалюты из конкурсной массы отсутствует. О правовой коллизии Алексей Леонов рассказал в рамках конференции «Криптовалюта и другие продукты технологии блокчейн как объекты интеллектуальной собственности», организованной 6 декабря 2017 г. Роспатентом в Блокчейн-коммуне.

«Пока статус криптовалют не определён, суд будет решать, как её рассматривать, но законодательно не существует никаких ограничений», — заявил Алексей Леонов.

На самом деле, речь идет о первой в России попытке ввести криптовалюту в конкурсную массу, говорит Леонов. Если такое и правда произойдет, то суду предстоит также решать, что с ней делать и каким образом реализовывать, то есть понадобится использовать существующие или создавать новые площадки по торговле криптовалютой, разрабатывать правила реализации и т.д. 

В результате, по мнению арбитражного управляющего, именно в рамках процедуры банкротства в России произойдет легализация рынка криптовалют.

«Ведь если у должника есть криптовалюта, нужно ее каким-то образом вводить в коммерческий оборот», — говорит Алексей Леонов.

Кстати, если должник не раскроет информацию о принадлежащей ему криптовалюте лично, это можно будет сделать по решению суда — в том числе получив доступ к электронной переписке или проанализировав банковские операции должника.

Как полагает партнер юридической фирмы «Nektorov, Saveliev & Partners» Александр Некторов, несмотря на отсутствие законодательного регулирование рынка криптовалют в России, криптовалюту, принадлежащую физическому лицу, признанному по решению суда банкротом, следовало бы включать в конкурсную массу. Однако в каждом конкретном случае окончательное решение будет зависеть от «продвинутости» судьи.

«Фактически это будет зависеть от усмотрения судьи, но, вообще, по-хорошему, этот актив надо включать. По крайней мере, это что-то, что представляет ценность, хотя правовая природа криптовалюты в российском праве и неопределенная», — говорит Александр Некторов.

Как полагает советник Адвокатского бюро «Егоров, Пугинский, Афанасьев и партнеры» Елена Авакян, скорее всего, в этом ходатайстве суд откажет.

«Что в решении может написать судья? Обратить взыскание на что? На денежный суррогат, запрещенный к обороту в Российской Федерации, обладающий ценностью? Суду просто не на что обращать взыскание, — уточняет Елена Авакян. — В соответствии с законом о банкротстве в конкурсную массу включаются деньги, ценные бумаги и иное имущество. Трактовка понятию «имущество» дается в Гражданском кодексе, криптовалют там нет».

Другое дело, что отказ суда будет иметь в целом довольно неприятные последствия для рынка.

«Если это произойдет, то создается совершенно безобразный прецедент. Фактически мы будем подталкивать должников, находящихся в предбанкротном состоянии, переводить свои активы в криптовалютный эквивалент», — полагает Елена Авакян.

Конечно, не исключено, что суд попытается занять аккуратную позицию, основанную на наличии у криптовалютного актива должника некой существенной стоимости (поскольку на него была потрачена валюта Российской Федерации).

«А поскольку актив не определен как запрещенный в России и разрешен в ряде государств, с которыми у России есть соглашения о правовой помощи и юрисдикцию которых Россия признает, можно говорить, что это некое иное имущество, определяемое по законодательству иностранных государств, где оно имеет официальное обращение, и как мера ценности может включаться в конкурсную массу, — предполагает Елена Авакян. — В принципе, позицию, что то, что признается имуществом в Швейцарии, может признаваться имуществом и на территории Российской Федерации, с очень большой натяжкой попробовать обосновать можно».

Однако, резюмирует она, скорее всего, суд в ходатайстве откажет. Или же попытается заволокитить дело (например, отправить запрос в Конституционный суд) до середины 2018 г., когда гражданское законодательство в России с большой вероятностью уже будет скорректировано.

Автор: Ольга Блинова

Подписывайтесь на канал «Инвест-Форсайта» в «Яндекс.Дзене»
Загрузка...
Предыдущая статьяСледующая статья