ENG
В мире, Инвестиции, Инвестклимат

Ливия: война, нефть, инвестиции

В Ливии наступило перемирие между воюющими сторонами. Но это не дает повод считать, что страна снова будет поставлять нефть на экспорт. Тем не менее США и Турция инвестируют средства в районы, которые контролируются официальной властью Триполи. Россия же, поддерживая Халифу Хафтара, не видит особых перспектив для инвестиций в восточные районы, контролируемые повстанцами.

Нефтяной кризис

Экономический эффект от гражданской войны, закрытия месторождений нефти, санкций и падения мировых цен на нефть был все еще ощутим в 2019 году, когда рост ВВП Ливии замедлился до 2,5%. Ожидается, что по итогам 2020 года рост ВВП замедлится еще больше. До этого в течение 2017–2018 годов наблюдались рекордные показатели роста в среднем на 20,8%, что оценивалось как многообещающее устойчивое восстановление экономики. Вместе с тем бюджет по итогам 2019 года имел небольшой профицит после наблюдавшегося шесть лет подряд дефицита. На фоне этого валовой внутренний долг Ливии, хотя и несколько снизился, остается высоким, составляя 144% от ВВП.

Ливия в августе экспортировала всего 1,2 млн баррелей, что почти на 40% меньше, чем в июле, поскольку большинство нефтяных объектов страны остаются закрытыми из-за гражданской войны. Терминалы Эль Бури и Фарва отгрузили по 600 тыс. баррелей каждый. Оба терминала находятся на шельфе Средиземного моря — недалеко от районов боевых действий. Несмотря на то, что Ливия обладает самыми большими запасами нефти в Африке, ее добыча показала рекордное падение: до 90 тыс. баррелей в день с 1,2 млн в прошлом году. Добыча рухнула в основном из-за того, что сторонники провозглашенного маршалом Халифы Хафтара, командующего так называемой Ливийской национальной армии, воюющего против поддерживаемого ООН правительства в Триполи, заблокировали многие порты и терминалы.

Наблюдается противостояние Хафтара и нефтяников. В июле, например, Национальная нефтяная корпорация ненадолго сняла форс-мажорные экспортные ограничения во всех портах, позволив танкеру загрузить около 730 тыс. баррелей сырой нефти с крупнейшего в стране терминала Эс-Сидер, который находится на востоке страны, контролируемого Ливийской национальной армией. Но уже на следующий день Хафтар заявил, что продолжит блокаду портов и нефтяных месторождений, вынудив Национальную нефтяную корпорацию восстановить запрет на экспорт. Всего блокада Хафтаром портов, начавшаяся в январе, обошлась стране в $7 млрд недополученных доходов, сообщает Центральный банк Ливии.

До свержения Каддафи и начала гражданской войны Ливия добывала 1,6 млн баррелей нефти в день (по данным на начало 2011 года). В настоящий момент Национальная нефтяная корпорация (ННК) утверждает, что номинально контролирует все нефтяные объекты, но различные вооруженные группировки неоднократно захватывали или закрывали их. В связи с этим можно констатировать: де-факто ННК объекты не контролирует. Более того, в результате остановок добычи и отсутствия технического обслуживания на территории, контролируемой Хафтаром, скважины деградировали и, по оценке ННК по состоянию на июнь, на ремонт потребуются сотни миллионов долларов.

Российские интересы

После свержения и убийства Муаммара Каддафи Россия повела себя прагматично, признав в сентябре 2011 года легитимность как Национального переходного совета, так и в июле 2012 года легитимность выборов во Всеобщий национальный конгресс. Это позволило Москве начать конструктивный диалог с новыми властями Ливии. Диалог фактически нужен был для того, чтобы реализовать крупные инвестиционные проекты, которые были согласованы еще с Каддафи. В их числе, например, строительство железной дороги Сирт — Бенгази общей стоимостью 2,5 млрд евро. «Российские железные дороги» потратили 10 млрд руб. на предварительные работы в рамках этого проекта еще при Каддафи. Невыполненные контракты на нефть и газ оценивались в $3,5 млрд.

Военно-промышленный комплекс России был заинтересован в скорейшем снятии ограничений на поставки оружия в Ливию, а российские «Газпром» и «Татнефть» — в возобновлении своей работы в стране. В свою очередь Триполи заверил Москву, что все договоренности будут соблюдены. Но начавшаяся вторая гражданская война лишила возможности российских инвесторов реализовывать свои проекты в Ливии, даже несмотря на то что Кремль поддержал маршала Хафтара.

Израиль обвиняет Россию в том, что при помощи ЧВК Вагнера были захвачены нефтяное месторождение и порт Эс-Сидер, однако Кремль не берет на себя ответственность за этот шаг. Эс-Сидер до захвата, якобы состоявшегося при участии ЧВК Вагнера, поставлял нефть американским Hess Corporation и Conoco Phillips, а также крупнейшему производителю электроэнергии в Испании Repsol.

Когда отменят санкции?

Немалую роль в текущем экономическом кризисе сыграли санкции западных держав, которые действуют против Ливии уже почти 10 лет. Ливийское инвестиционное управление было внесено в странах Европы и англосаксонских государствах в черный список в марте 2011 года, поскольку тогда оно контролировалось семьей свергнутого правителя Муаммара Каддафи. В 2012 году его активы оценивались в $67 млрд. В настоящий момент руководство Суверенного фонда Ливии планирует обратиться к Организации Объединенных Наций с просьбой разрешить ему инвестировать миллиарды долларов, простаивающих на его счетах, после того как он упустил около $4,1 млрд потенциальной доходности акций в течение почти десятилетия санкций. Подобную сумму упущенной прибыли озвучил председатель правления Ливийского инвестиционного управления Али Махмуд Хасан Мохаммед. По его же словам, также негативным образом сказались на Ливийском инвестиционном управлении отрицательные процентные ставки, которые привели к убытку в $23 млн с 2011 года:

«У нас есть миллиарды наличных денег на наших счетах, которые не инвестированы, — сказал Мохаммед. — Было бы гораздо лучше воспользоваться ситуацией на рынке и инвестировать в данный момент».

В 2016 году Ливия уже просила Совет безопасности ООН освободить от санкций Ливийское инвестиционное управление, но ООН отказала с формулировкой «из-за отсутствия стабильного правительства». Негативное влияние, помимо санкций, на инвестиционное управление оказал коронавирус, в результате которого акции управления упали на 5%.

Американские интересы

Американские инвесторы в первую очередь вкладывают деньги в модернизацию Великой рукотворной реки — крупнейшего в мире ирригационного проекта, построенного в 1991 году. Большая часть территории, на которой находятся ирригационные сооружения, доставляющие воду в том числе в столицу Ливии, Триполи, контролируется официальной властью, признаваемой Западом. Предполагается построить вдоль канала солнечные электростанции, что за счет дополнительных мощностей перекачки увеличит подачу воды в Триполи и населенные пункты на юге страны, страдающие от нехватки пресной воды. Проект осуществляется Ливийским государственным финансовым управлением Агентства США по международному развитию в партнерстве с миссией Организации Объединенных Наций по поддержке в Ливии, Программой развития ООН, Всемирным банком и Ливийским фондом инвестиций и развития. Проект направлен на обеспечение аварийным резервным питанием насосных станций вдоль канала, а также на создание возможностей занятости и доходов для местных общин.

По данным американского Агентства по международному развитию, до 70% населения страны потребляет питьевую воду из Великой рукотворной реки. Солнечные системы, которые будут снабжать насосные станции, также обеспечат электроэнергией людей на юге Ливии, живущих в населенных пунктах вдоль реки. Из объектов возобновляемой энергетики сейчас строится солнечная электростанция в городе Куфра на юго-востоке Ливии. Она будет иметь мощность 100 МВт и займет площадь в 200 гектаров.

Турецкие интересы

Помимо США, в экономике территории, контролируемой официальной властью, большую роль играет Турция. Председатель турецко-ливийского Делового совета Муртаза Каранфиль, который также является представителем в Ливии турецкой Независимой ассоциации промышленников и предпринимателей, сообщил, что Ливия планирует начать 184 новых проекта, уделяя приоритетное внимание инфраструктуре, здравоохранению и образованию, и выделила на это $16 млрд. По словам Каранфиля, исполнителями проектов будут турецкие подрядчики. Вместе с тем известно, что в 2011 году во время Арабской весны большинство турецких компаний из соображений безопасности были вынуждены оставить свои объекты незавершенными; 25 тыс. турецких рабочих вернулись из Ливии в Турцию. Общая стоимость объектов составляет $19 млрд.

Автор: Роман Мамчиц

Вам понравился этот текст? Вы можете поддержать наше издание, купив пакет информационных услуг
Загрузка...
Предыдущая статьяСледующая статья