ENG
Инвестклимат

Что происходит с налоговой нагрузкой на бизнес

Ситуацию в российской экономике и российских финансах все чаще начинают описывать с помощью мема «Население — новая нефть».

Нина Зотина / РИА Новости

Разумеется, речь не только о населении, но и о бизнесе. Поскольку выручка от экспорта нефти и газа нестабильна, а санкции вызвали резкий отток капитала, власти вынуждены искать больше источников дохода внутри страны. В этой ситуации вполне закономерно ожидать роста налоговой нагрузки на бизнес.

Не только НДС

Самым главным событием в налоговой сфере за последнее время стало произошедшее в прошлом году повышение НДС с 18% до 20%.

«Всему бизнес-сообществу до сих пор непонятно: зачем при профицитном бюджете наносить такой удар по российской экономике», — замечает по этому поводу генеральный директор компании CorpSoft24 Константин Рензяев.

Руководитель специализирующейся на бухгалтерском сопровождении и аудите группы компаний «БиПи» Валентина Мейсак говорит:

«Сегодня есть четкое ощущение, что расходы на администрирование НДС превышают его собираемость».

Однако, как свидетельствуют отзывы опрошенных «Инвест-Форсайтом» экспертов, дело отнюдь не только в формальном повышении налоговых ставок. Как отмечает главный бухгалтер компании Win Pay Константин Нигматзянов, в 2019-м было отменено большое количество льгот для малых предприятий. До нынешнего года существовал целый спектр послаблений для 30 видов деятельности, например уменьшенный страховой взнос по фонду оплаты труда. После его отмены нагрузка на ФОТ выросла на 10%. В меньшей степени пострадали IT-компании, так как государство их активно поддерживает сниженной ставкой ФОТ, которая и в 2019 году остается на уровне 14%.

Белые и серые

Есть еще более важное обстоятельство, порождающее рост нагрузки: экономика становится все более «белой». По словам Константина Нигматзянова, стандартные «серые» схемы — вроде создания новой компании каждые полгода — почти перестали работать. Все счета-фактуры теперь выгружаются в налоговую и тщательно перепроверяются. С этим мнением полностью согласен Константин Рензяев (CorpSoft24):

«На первый взгляд, кроме НДС, другие налоги не увеличились, но фактическая нагрузка на бизнес растет. Как это происходит? А очень просто — десять лет назад стоимость обнала составляла 5-7%. Таким образом можно было существенно снизить НДС, а затем пустить обналиченные суммы на выплату заработной платы и уменьшить взносы в фонды. В последние годы эта схема уже не работает, и бизнес вынужден платить все налоги, потому что оптимизировать их стало дороже. В связи с этим после уплаты НДС (20%), НДФЛ и Страховых взносов (43%), налога на прибыль (20%) и др. как таковой прибыли и не остается. При этом при плохих финансовых показателях сотрудники налоговой службы вызывают директоров предприятий и грозят выездными налоговыми проверками, если ситуация не улучшится. Текущую ситуацию оцениваю как крайне враждебную для развития бизнеса, поэтому у нас и недостаточно действительно стоящих бизнес-проектов».

Белый клининг

Что означает для бизнеса процесс обеления — можно рассмотреть на примере клининговой отрасли, о чем «Инвест-Форсайту» подробно рассказал основатель группы компаний «Кристанваль» Олег Попов. По его словам, обеление отрасли клининга началось еще в позапрошлом году. По данным ФНС, за прошлый год выручка отрасли составила порядка 380 млрд рублей. Исходя из этих расчетов, на плечи клининговых компаний ложится налоговая нагрузка в размере не менее 30% — то есть государство планирует вернуть в казну не менее 100 млрд рублей. До процесса обеления нагрузка не превышала 7%. Сейчас ФНС поставила всей отрасли ультиматум: или компании уплачивают все положенные налоги, или теряют бизнес. По предварительным данным Ассоциации клининговых и фасилити-операторов (АКФО), только за последние два квартала налоговая нагрузка возросла в 2-3 раза. Впрочем, эти данные касаются только членов АКФО, остальные продолжают укрываться от налогов, однако их судьба может быть незавидной. В числе возможных вариантов развития событий — проверки, доначисление налогов за три предыдущих года и даже уголовные дела. Поощрения уготованы тем компаниям, которые вступят в отраслевые некоммерческие объединения, соблюдающие Этическую хартию ФНС, — в первую очередь это АКФО и Национальная ассоциация фасилити операторов (НАФО).

«Массовой зачистки отрасли не планируется. Скорее всего, это будут точечные проверки наиболее неблагонадежных компаний, не осознавших всю серьезность ситуации», — прогнозирует эксперт.

Белые выигрывают?

Разумеется, в том, что бизнес выходит из тени, можно увидеть и положительную сторону. Раньше «серые» компании выживали за счет ухода от налогов, что позволяло держать низкую себестоимость товаров, которая иногда выглядела демпингом. Это, разумеется, мешало работать компаниям, которые платили все налоги. Улучшенный контроль повысил прозрачность рыночной ситуации, уменьшив значение демпинга.

«Теперь белые компании платят больше налогов, но им меньше мешают серые компании, которым тоже приходится переходить на полностью белую схему, а значит, конкурировать не за счет искусственно заниженных цен», — замечает Константин Нигматзянов (Win Pay).

Впрочем, насколько далеко зашел процесс обеления, сказать трудно: бизнес-компании закрывают очень часто, и, как отмечает основатель аудиторской компании «Форос Аудит» Елена Васильева, лишь 4% предприятий существуют более 3 лет.

Налоги — проблема №1

Так или иначе, по словам аналитика компании QBF Олега Богданова, данные Росстата показывают: по итогам 2018 года налоговая нагрузка для юридических лиц составляла 11,5% от оборота, увеличившись на 0,7% п.п. к уровню 2017 года. Наибольший рост нагрузки, по мнению аналитика, зафиксирован в ТЭКе (с 45,4% до 52,1% за счет увеличения НДПИ). В секторе «Пищевые продукты, напитки, табачные изделия» налоговая нагрузка сократилась — с 28,2% до 23,5%, но это результат снижения производства в этом сегменте.

По данным исследования «Пульс малого бизнеса», проведенного Альфа-банком и Международным исследовательским центром MARC, в конце прошлого года наибольшее число опрошенных предпринимателей (49%) называли главной проблемой бизнеса именно высокие налоги; на втором месте (38%) был недостаток средств, на третьем (37%) — снижение спроса. При этом, по словам представителей Альфа-банка, доля предпринимателей, которые называют проблемой №1 налоги, росла с 2017 года.

«Новая категория налогоплательщиков, НДС до 20%, инициативы по изменению вчерашних сборов в новые налоги, риск блокировки счета со стороны собственного банка при подозрении на нарушение 115-ФЗ и/или непроявленной “должной осмотрительности”, снижение общей маржинальности белого бизнеса до уровня высокооплачиваемого наемного сотрудника не добавляют оптимизма», — комментирует ситуацию руководитель проектов «Налогия» Василий Кисленко.

В масштабах десятилетия

Такова ситуация в последние 2 года. А что происходило с российским налоговым режимом, если взглянуть на более длинный период времени?

Руководитель налоговой практики юридической компании BMS Law Firm Денис Зайцев по просьбе «Инвест-Форсайта» назвал важнейшие события, произошедшие в налоговой сфере за последние 10 лет. В 2009 году это снижение ставки налога на прибыль с 24% до 20%. Однако здесь налоговые послабления и кончились — началось ужесточение, хотя и не связанное с пересмотром ставок. В 2011 году случился переход на более развернутое положение о трансферном ценообразовании, что дало налоговым органам дополнительные инструментарии для новых претензий: налоговики начали применять понятие «необоснованной налоговой выгоды» даже к бизнесу, который по обороту был значительно ниже, чем установленные лимиты.

В 2014 году налог на имущество стал считаться с кадастровой стоимости. В 2015 году вводится налоговая нагрузка на контролируемые иностранные компании. В этом же году введен торговый сбор в таких городах, как Москва, Санкт-Петербург и Севастополь.

Не только налоги

Заметим, что нагрузка на бизнес не всегда связана с платежами, юридически называемыми «налогами». Валентина Мейсак («БиПи») констатирует: в России многие годы постоянно добавляются новые платежи и сборы, которые официальная статистика не относит к налогам, но они в любом случае ложатся фискальным бременем на плечи предпринимателей. Это различные расходы на установку и администрирование систем ЕГАИС и «Меркурий», установку онлайн-касс; экологический сбор, плата за негативное воздействие на окружающую среду, курортный сбор, утилизационный сбор, сборы за проезд по федеральным трассам — система «Платон», расходы на проведение специальной оценки условий труда.

Елена Васильева («Форос Аудит») добавляет, что на налоговую нагрузку повлиял рост размера минимальной оплаты труда с 4330 рублей (на 1 января 2009 г.) до 11280 (на 1 января 2019 г.). Это означает рост налоговой нагрузки для индивидуальных предпринимателей — фиксированные страховые платежи за себя и для всех работодателей — увеличение объема страховых взносов.

В итоге: доклад РСПП «О состоянии делового климата в России в 2014—2017 году» сообщает, что 40,3% опрошенных предпринимателей уверенно заявляют о росте налоговой нагрузки. В то же время данными официальной статистики эти жалобы подтвердить невозможно.

«Как показывает статистика Росстата, за последние 10 лет налоговая нагрузка на российский бизнес оставалась примерно на одном уровне — это 30-32% от ВВП», — сообщает Олег Богданов (QBF).

Однако Елена Васильева объясняет, что наши официальные показатели искажены: в общий расчет не включаются платежи по налогам и взносам на фонд оплаты труда и НДФЛ на дивиденды.

Минфин можно понять?

Уже известны некоторые меры, которые могут ужесточить налоговый режим в будущем. Как сообщает Денис Зайцев (BMS Law Firm), сейчас рассматривается проект, по которому неналоговые платежи будет администрировать ФНС, а ответственность за их неуплату ужесточится вплоть до уголовной — что означает дальнейший принудительный вывод бизнеса из тени. При этом честные налогоплательщики могут попасть «под раздачу» из-за борьбы с дроблением бизнеса. Под предлогом широкой кампании налоговая может доначислить налоги не только мошенникам, но и честным группам компаний — такие случаи уже бывали.

«Конечно, позицию Минфина можно понять, — говорит Валентина Мейсак. — На фоне финансового кризиса, падающих доходов и растущих социальных обязательств ужесточение фискальной политики оправдано. Но нельзя допустить ситуации, когда рост налоговых поступлений существенно превышает темпы роста экономики и реальных доходов граждан, а малый и средний бизнес сомневается в целесообразности ведения предпринимательской деятельности в нашем государстве».

Автор: Константин Фрумкин

Подписывайтесь на канал «Инвест-Форсайта» в «Яндекс.Дзене»
Загрузка...
Предыдущая статьяСледующая статья