ENG
Добавить в избранное
В мире

«Ничейные» африканские земли: развивать нельзя отдать

Есть между Египтом и Суданом два уникальных региона: треугольник Халаиб и пустыня Бир-Тавиль. В рамках двух территориальных соглашений между этими государствами их принадлежность различается. В результате на треугольник Халаиб претендуют и Египет, и Судан, хотя он оккупирован Египтом, а на Бир-Тавиль ни одна из стран не претендует, потому что претензии на него означают отказ от претензий на экономически перспективный треугольник Халаиб. В последнее время инвестиционные проекты в этих регионах служат камнем преткновения в отношениях двух соседних государств.

Регионы не похожи друг на друга. Треугольник Халаиб — единственная часть Египта, находящаяся не в пустынной североафриканской, а в плодородной афротропической зоне, а Бир-Тавиль — безводная пустыня. Основной интерес, естественно, представляет Халаиб, имеющий мягкий по сравнению с Сахарой климат, выход к морю и значительное количество полезных ископаемых. Согласно суданскому соглашению 1899 года, подписанному британским и египетским правительствами, территориальную границу двух стран разделяет 22° широты, что означало: треугольник Халаиб находится на территории Египта. Судан, однако, признает административную границу, проведенную в 1902 году, которая оставила за Суданом около 18 000 квадратных километров, включая города Халаиб и Абу-Рамад. Когда Судан получил независимость в 1956 году, обе стороны заявили о суверенитете над треугольником Халаиб. С середины 90-х годов Египет управлял этим районом в составе мухафазы Красное море.

Основным мотивом спора по поводу Халаибского треугольника является то, что территория богата природными ресурсами, в частности марганцем, который используется в черной металлургии и стекольной промышленности, а также в качестве удобрения. Египетское правительственное исследование показало, что запасы марганца в Халаибе превышают 700 000 тонн. Кроме того, Египет изучает вопрос о наличии нефти и газа в водах Красного моря у берегов треугольника, что является еще одной причиной его конфликта с Суданом из-за этой территории.

Обвинения властей Судана в ущемлении Египтом их экономических интересов стали более резкими в 2011 году, когда Южный Судан получил независимость, что лишило Хартум источника нефти; страна вынуждена была искать альтернативу, в роли которой виделась спорная территория Халаиба. С другой стороны, в том же году в Египте произошла цветная революция. Тогда суданская сторона питала некоторые иллюзии относительно улучшения отношений, однако в ноябре 2012 года «Национальные сервисные проекты», одно из египетских военных ведомств, осуществляющее в том числе гражданскую экономическую деятельность, основало компанию «Шалатин» по добыче полезных ископаемых (главным образом золота) в треугольнике. Это вызвало недовольство в Хартуме. В марте 2019 года Египет составил инвестиционный проект по разработке месторождений углеводорода на шельфе в регионе, что еще больше подлило масла в огонь.

В июле прошлого года Судан подал уведомление в ООН, утверждая, что Египет оккупирует треугольник, и отказываясь претендовать на какие-либо права для третьей стороны. В том же месяце Каир объявил, что начнет разведку нефти и газа в провинции Красное море, включая треугольник Халаиб. Напряженность между Суданом и Египтом в последнее время обострилась из-за поддержки Суданом Эфиопии в переговорах по поводу плотины Эфиопского Возрождения на Голубом Ниле, из-за которой, опасаются в Каире, протекающая по Египту часть Нила обмелеет. В подобной патовой атмосфере застопорился крупный совместный инвестиционный проект Египта с Суданом по созданию в треугольнике Халаиб пограничного перехода и интеграции железных дорог двух стран, хотя в апреле 2020 года было объявлено, что первый этап соединения их электрических сетей завершен.

В декабре прошлого года Министерство водных ресурсов и ирригации Египта объявило, что Египет намерен построить плотину для сбора дождевой и паводковой воды в долинах вблизи города Шалатин в треугольнике Халаиб на побережье Красного моря, что может привести к очередному дипломатическому скандалу с Суданом.

Плотина будет иметь мощность 7 миллионов кубометров и при высоте 12 метров станет самой большой в Восточной пустыне Египта. В министерстве утверждают, что плотина окажет большую помощь в развитии региона и защите его от наводнений. Проект реализуется в рамках плана защиты от зимних наводнений, приводящих к большому ущербу и даже человеческим жертвам. На план выделено 378 миллионов египетских фунтов ($18 миллионов), всего предполагается построить 11 плотин и 7 искусственных озер.

Судан отреагировал немедленно: министр иностранных дел Судана Ибрагим Гандур подтвердил претензии своей страны на регион Халаиб. В интервью газете «Ашарк Аль-Аусат» Гандур предложил Египту «вести переговоры о суверенитете над этой землей или прибегнуть к международному арбитражу»Тем не менее Гандур не стал обострять ситуацию и назвал Египет братской страной, а египтян братьями. В заключение он сказал:

«Мы не позволим Халаибу повредить судано-египетским отношениям. Однако мы никогда не отдадим Халаиба».

Что касается Бир-Тавиля, то это единственный по-настоящему невостребованный клочок земли в мире, от которого отреклись и Египет, и Судан, и вообще на нее претендуют только эксцентричные основатели виртуальных микрогосударств. Из-за путаницы в картах времен колониальной эпохи, какая бы сторона ни претендовала на Бир-Тавиль, она фактически теряет свое право на гораздо более прибыльный треугольник Халаиб. Таким образом, никто не претендует на Бир-Тавиль: это, в сущности, то, что известно как terra nullius — «ничья земля».

Википедия утверждает, что Бир-Тавиль необитаем, но в реальности это не так. Племя Абабда считает землю своей родиной и яростно защищает ее, несмотря на то что оттуда после постройки Асуанской плотины ушла вся вода и жить там теоретически невозможно. Представители племени неоднократно утверждали, что готовы защищать землю с оружием в руках, а оружие у племени есть. Откуда такое рвение оборонять Бир-Тавиль от посягательств чужаков, становится ясным, если учесть, что там есть многочисленные лагеря и шахты, в основном укомплектованные людьми из Дарфура, а также относительно крупное поселение с магазинами, ресторанами (правда, без алкоголя, так как племя Абабда придерживается законов шариата), средствами размещения.

Вместе с тем учредители микрогосударств на ничейной территории предлагают зачастую нереальные проекты. Так, виртуальная Демократическая республика Террамор предложила проект озеленения пустыни, а пресную воду предполагается добывать путем опреснения воды Красного моря, только непонятно, как доставлять эту воду — вряд ли правительства Египта и Судана согласятся проводить трубопровод в Бир-Тавиль с побережья.

Пока же племя Абабда добывает в Бир-Тавиле золото, борясь не только с довольно безобидными микрогосударствами, но и с более серьезной угрозой: транснациональными горнодобывающими компаниями. Был даже прецедент 20-часового противостояния между представителями западной компании — золотодобытчика и вооруженными автоматами Калашникова туземцами, в результате которого иностранцам пришлось ретироваться. Примечательно, что все оружие у племени российское: производящиеся для экспорта за рубеж штурмовые винтовки АК-100, автоматы АК-74М, на золотых рудниках используется динамит российского производства.

Судя по тому, что, по данным за 2017 год, около половины закупок оружия Суданом было произведено в России, а племя Абабда постоянно проживает по суданскую сторону границы, оружие поступает из Судана, граница которого с ничейной территорией никак не охраняется. В настоящий момент Судан является вторым по величине покупателем российского оружия в Африке, при этом доступ к золотым запасам страны имеет российская компания «М-Инвест». О том, работает ли эта компания в Бир-Тавиле, нет данных, ведь эта земля — черная дыра, неподконтрольная никакой власти. В западных источниках муссируются слухи о том, что оружием племя снабжают российские золотодобытчики.

Перспективы освоения регионов Халаиб и Бир-Тавиль, скорее всего, туманны. Крупные международные инвесторы не занимают ничью позицию, и если Судан вдруг отвоюет треугольник Халаиб у Египта (что маловероятно), они все равно будут вкладывать туда средства. Что же касается региона Бир-Тавиль, туда инвесторы извне вряд ли придут, учитывая, что источником власти там является местное кочевое племя, которое никого к себе не пускает.

Автор: Роман Мамчиц

Подписывайтесь на канал «Инвест-Форсайта» в «Яндекс.Дзене»

Вам понравился этот текст? Вы можете поддержать наше издание, купив пакет информационных услуг
Загрузка...
Предыдущая статьяСледующая статья