Menu
В мире, Инвестклимат, Интервью

Олег Прозоров: Российскому экспорту мешает непонимание европейских менталитетов

Современная геополитическая и экономическая ситуация в мире ограничивает развитие международной кооперации, однако интерес к укреплению торгово-экономических связей сохраняется. Налаживанию контактов бизнеса России и стран Бенилюкс активно содействует Бельгийско-Люксембургская Торговая Палата в России, о деятельности которой в интервью «Инвест-Форсайту» рассказал ее генеральный директор Олег Борисович Прозоров.

– Какова история и каковы функции вашей палаты? Каковы препятствия для расширения ее деятельности?

– Наша палата в России – молодая и активная организация, история которой уходит корнями в торговые отношения фламандских и русских купцов. Будучи частью Ганзейского союза, белги вели торговлю с русами, наводя мосты между нашими землями. Уже тогда они собирались вместе и обсуждали общие торговые пути, делились друг с другом опытом и знаниями. Есть свидетельства, что в конце XIX – начале XX вв. деловые кружки, прообразы нашей палаты, уже существовали и собирались в Санкт-Петербурге, Брюсселе и Антверпене. Палата в России была создана в 2014 г. по инициативе компаний Бельгийско-Люксембургского Экономического Союза, действующих в России. Функциями Палаты является продвижение интересов ее членов, участие в формировании условий для комфортного экономического сотрудничества, поддержка устойчивой и надёжной платформы кооперации. Если говорить о препятствиях, то можно назвать отсутствие безвизового режима между нашими странами и общую неблагоприятную геополитическую ситуацию в мире.

– Каково присутствие бельгийского и люксембургского бизнеса в России, самые важные области сотрудничества?

– Бельгийский и люксембургский бизнес представлен практически во всех секторах экономики. Но есть направления деятельности, где компании из Бельгии являются бесспорными лидерами: это химия, фармацевтика, логистика, пищевая промышленность. А Люксембург – один из мировых финансовых центров.

– Какие направления развития экономического сотрудничества с Россией вы считаете наиболее перспективными?

– Мы видим перспективы в расширении экспорта российских товаров в страны ЕС, развитии инфраструктуры и логистики, активном сотрудничестве в освоении космоса, авиастроении, промышленном строительстве. Весьма перспективны блокчейн, зеленая экономика и, безусловно, сельское хозяйство. В целом же взаимные интересы не ограничиваются только этими направлениями и весьма разносторонни.

– Какие центры компетенции имеются в Бельгии/Люксембурге, чей опыт и навыки стоило бы заимствовать российскому бизнесу? Куда России стоит направлять людей на учебу и стажировку?

– Брюссель – столица ЕС, где сконцентрированы сегодня головные офисы мировых флагманов бизнеса. Университеты, среди которых старейшие в Европе, уже активно обучают российских студентов по разнообразным программам. Инновационные знания Люксембурга не ограничиваются лишь сферой финансовых технологий: это и металлургический кластер, и кластер IT. Нужно понимать, что в странах Бенилюкс большую роль играет малый и средний бизнес, где, на наш взгляд, взаимодействие и сотрудничество находятся на недостаточном уровне. Именно в этом направлении мы видим потенциал взаимодействия.

– Каковы типичные жалобы европейских бизнесменов по поводу делового климата в России?

– Мы регулярно в рабочей обстановке обсуждаем сложности и совместно находим пути их решения. Наши члены отмечают, что условия ведения бизнеса в России улучшаются, что, впрочем, констатирует и Всемирный банк в своём глобальном рейтинге Doing Business.

– Как санкции и политические события последних лет повлияли на объемы экономического сотрудничества России и членов палаты?

– Двухсторонние рестрикции, безусловно, сократили товарооборот в первые годы кризиса, но их роль была не столь значительна по сравнению с эффектом от общего спада экономики. Наши эксперты констатируют, что новая реальность дала толчок активному развитию тех членов палаты, которые уже присутствовали на территории России. Сегодня они активно расширяют свои производства, строят дополнительные мощности, увеличивают долю своего присутствия в структуре экономики. Товарооборот восстанавливается.

– Что, на ваш взгляд, мешает российскому несырьевому экспорту?

– Откровенно говоря, это непонимание европейских менталитетов, привычек и предпочтений потребителя в других странах, различие стандартов продукции и отсутствие в России толковых институтов финансирования «длинных» проектов, необходимых для планомерного и последовательного освоения европейского рынка. Рынок Европы – сформировавшийся и устоявшийся, его проблематично брать наскоком.

– Отражаются ли изменения в международном финансовом регулировании на взаимодействии с российскими партнерами?

– В нашей практике мы руководствуемся существующими законами и правилами и их соблюдением. Любая предпринимательская деятельность содержит элемент риска, и ведение бизнеса связано с адаптацией и использованием тех инструментов, возможностей и реалий, которые имеются.

Беседовал Константин Фрумкин

Подписывайтесь на канал «Инвест-Форсайта» в «Яндекс.Дзене»
Загрузка...
Предыдущая статьяСледующая статья