ENG
Аналитика

РАНХиГС: Доходы падают, уровень бедности растет

Россия вступает в полосу затяжной рецессии, говорится в итоговом докладе Института социального анализа и прогнозирования (ИНСАП) РАНХиГС «2016: социально-экономическое положение населения — продолжающийся кризис или новая реальность», презентованном 24 мая 2017 г. в пресс-центре ТАСС. 

© lana1501 / Фотобанк Лори

Как утверждают авторы исследования, по сравнению с периодами прошлых экономических потрясений, включая кризисы 1998 и 2008 годов, текущий экономический кризис в России является менее острым, но куда более затяжным. Социально-экономический результат 2016 г. авторы доклада оценивают как «негативную стабилизацию», а настроения в российском обществе — как «привыкание к плохому». Население страны все чаще выбирало стратегии пассивной адаптации к происходящему, говорится в докладе, а чуть ли ни базовым маркером социально-экономической ситуации в стране по итогам 2016 г. стало продолжившееся падение реальных денежных доходов.  Последние по итогам 2016 г. упали по сравнению с предыдущим годом на 5,9%, говорится в докладе РАНХиГС. В сравнении с докризисным 2013 г., реальные располагаемые денежные доходы населения и вовсе составили 90,5%.

Причиной падения доходов стали пенсии

Если в 2015 г. причиной снижения уровня денежных доходов было обрушение заработной платы, то по итогам прошлого года ключевым фактором, предопределившим падение доходов, стало снижение реального размера назначенных пенсий (на 3,4%).

«Если 2015 год стал годом падения заработной платы, то 2016 год стал годом падения пенсий. Правительство было вынуждено принять непопулярное решение об отказе от индексации пенсий, это случилось впервые со старта пенсионной реформы в 2002 году. Именно это привело к сокращению доходов населения — в стране насчитывается около 40 млн пенсионеров, это существенная часть населения страны», — говорит директор Института социального анализа и прогнозирования (ИНСАП) РАНХиГС Татьяна Малева.

Данные в целом соответствуют динамике, которую фиксирует Росстат: по сообщению ведомства, в апреле 2016 г. реальные денежные доходы населения упали в годовом выражении на 7,6%. К «пенсионному» фактору, предопределившему снижение уровня реальных денежных доходов, полагает Малева, в данном случае прибавилось одновременное снижение теневых заработков населения в России.

Компенсирующего эффекта от роста заработной платы не хватило, чтобы предотвратить дальнейшее ухудшение материального положения населения, говорится в докладе РАНХиГС.

Снижение реальных денежных доходов населения обернулось ростом уровня бедности в стране (доля населения с доходами ниже уровня прожиточного минимума — ИФ). По данным РАНХиГС, по предварительным итогам 2016 г. он составил 13,5%, и это самый высокий показатель за последнее десятилетие, в том числе по сравнению с показателями уровня бедности во время кризиса 2008—2009 годов.

«Этот вопрос, вопрос роста бедности российского населения, может переместиться в центр социальной повестки на долгое время», — говорит Малева.

К кризису привыкли

Несмотря на, казалось бы, объективно ухудшающиеся показатели социально-экономической ситуации, оценка последней населением практически не меняется: подавляющее большинство участников исследования все так же считает, что экономическое положение в стране не изменилось (40,7%). В целом, население оценивает развитие социально-экономической ситуации в стране как негативное, как и в 2015 г., такую оценку дает более половины респондентов (53%).

«Как и в предшествующий год, в 2016 г. население в целом терпимо воспринимало негативные явления экономического кризиса. При этом доминирует модель пассивной адаптации к кризисным явлениям, которая выражается в сокращении расходов», — говорит Татьяна Малева.

Население попросту привыкает к новой кризисной реальности, не пытаясь ее изменить, сообщается в докладе, а активизации финансовых или трудовых стратегий все чаще отходят на второй план. Так, к смене работы или поиску дополнительных заработков готово около 21% населения, к покупке ценных бумаг или формированию сбережений — 18,6%. Куда более значимой стала стратегия использования возможностей личного подсобного хозяйства (ЛПХ) — ее придерживается почти 32% респондентов.

«За относительно короткий срок люди вновь возвращаются к стратегиям, когда ЛПХ способно давать и доход, и пищу. Как к этому относиться? Наверное, с большой осторожностью, это не может быть стратегией развития, это действительно стратегия выживания», — резюмирует Малева.

Вся надежда — на государство

Важно отметить, что в структуре денежных доходов населения снизилась доля оплаты труда (с 65,6 до 64,8%), а также доходов от предпринимательской деятельности (с 7,9 до 7,8%). При этом доля доходов от предпринимательской деятельности оказалась самой низкой с 1995 г., когда она составляла 16,4%.

Все большую часть в структуре доходов населения начинают занимать социальные выплаты: по сравнению с 2015 г. их доля выросла с 18,3 до 19,1%.  Таким образом, говорится в докладе, формируемые населением модели социально-экономического поведения ориентированы преимущественно на государство.

Интересно, что ситуация в экономике 2016 г. никак не отразилась на уровне безработицы и занятости в стране (аналогичная картина наблюдалась в 2015 г.: несмотря на экономический спад, рынок труда был близок к полному насыщению). По итогам 2016 г. уровень безработицы даже снизился до 5,5%. Вместе с тем риск потери работы остается одним из самых высоких с точки зрения субъективной оценки населения, составляя 44,7%. Приток трудовых мигрантов из стран СНГ в докладе оценивается в 3,8-3,9 млн человек, еще 160-180 тыс. добавляют к ним трудовые мигранты из стран дальнего зарубежья.

Автор: Ольга Блинова

Подписывайтесь на канал «Инвест-Форсайта» в «Яндекс.Дзене»
Загрузка...
Предыдущая статьяСледующая статья