Аналитика, Инвестклимат

РАНХиГС: В России воцарилась «инвестиционная пауза»

Сокращение объема инвестиций в экономику страны за последние три года составило более 12%. По сравнению с кризисным 2009 годом падение не столь глубокое (тогда аналогичный показатель оценивался в 13,5%), однако с учетом продолжительности инвестпаузы, а также значительного снижения деловой активности и ресурсных ограничений торможение инвестиционных процессов выглядит более чем серьезно. Об этом можно узнать из майского выпуска «Мониторинга экономической ситуации в России», выпущенного Российской академией народного хозяйства и государственной службы (РАНХиГС). Отдельный раздел мониторинга посвящен ситуации с инвестициями. 

© Sashenkov89 / Фотобанк Лори

Хорошо известно, что принципиально важной характеристикой, позволяющей оценить возможности и ограничения инвестиционной активности, является ресурсная структура инвестиций. Как отмечают исследователи РАНХиГС, за 2014-2016 годы значительно изменились источники финансирования инвестиций.

Прежде всего, снизились возможности поддержки инвестиционных проектов за счет средств бюджета и внебюджетных фондов. В структуре источников инвестиций  их роль сократилась  на 167 млрд руб., или на 3,2 п.п. до 16,2% в 2016 г. Это абсолютный минимум с 1999 г.

Снизились и инвестиции из-за рубежа, прежде всего как следствие экономических санкций. По итогам прошлого года они уменьшились на 19 млрд руб., или на 0,2 п.п. до 0,5%.

Очевидно, что серьезно ограничены оказались и возможности привлечения средств на внутреннем рынке. Так, более осмотрительными при предоставлении целевых инвестиционных кредитов стали отечественные банки. Кредиты российских банков уменьшились в прошлом году на 57 млрд руб., или на 1,3 п.п. до 7,6% в структуре источников инвестиций. Другие негосударственные ресурсы уменьшили долю в структуре источников инвестиций на 2,1 п.п. до 24,5%.

В данных условиях повышается значимость собственных средств предприятий, на которые сегодня приходится более половины всех инвестиций – 51,8% по итогам 2016 года. Рост составил 6,6 процентных пункта.

Вообще, рост собственных средств предприятий в приросте инвестиций растет уже около десятилетия. Так, в период инвестиционного бума 2006-2008 гг. увеличение самофинансирования предприятиями инвестиционных проектов обеспечило 36% (1,36 трлн руб.) всего прироста инвестиций за эти годы. В период коррекционного роста в 2010-2013 гг. самофинансирование обеспечивало уже 57% (2,3 трлн руб.) всего объема инвестиций. В период же инвестиционной паузы 2014-2016 гг. прирост инвестиций был связан почти исключительно с увеличением самофинансирования предприятиями инвестиционных проектов, что происходило на фоне сокращения финансирования за счет привлеченных средств.

При этом у предприятий падает т.н. склонность к самофинансированию, то есть доля сформированных в прошлом году собственных инвестиционных ресурсов, используемых в качестве инвестиций. Инвестресурсы предприятий в последние 3 года растут на 1,7-2,6 трлн руб. (или примерно 17%) в год. То есть потенциальные возможности предприятий для более активного самофинансирования инвестиционных проектов действительно возросли. Однако наличие денег еще не означат, что те инвестируют: склонность к самофинансированию падает – с высокого 56%-го уровня в 2006-2007 гг. и со стабильного на протяжении 2009-2014 гг. уровня в 47% она снизилась до 44,6% в 2015 г. и 41,5% в 2016 г. Это происходило на фоне существенного ослабления рубля и в условиях введенных санкций и контрсанкций.

Казалось бы, изменение системы экономических стимулов (удорожание импорта и снижение конкуренции на внутреннем рынке при повышении привлекательности) должно было предопределить формирование более активных инвестиционных программ предприятий. Однако спад деловой активности, неопределенность перспектив, удорожание проектов (к примеру, из-за повышения стоимости импортного оборудования), напротив, снижали мотивацию предприятий к модернизации производства. И если в 2015 г. это могло расцениваться как временная реакция на шоки 2014 г., то в 2016 г. это уже стоит рассматривать как очевидное следствие ухудшения общеэкономической ситуации.

«Бизнес-климат становится все более значимым для мотивации предприятий к самофинансированию, особенно с учетом сохранения жестких ресурсных ограничений (бюджетных и санкционных) и осторожной политики банков при предоставлении долгосрочных целевых кредитов, – считает научный сотрудник лаборатории финансовых исследований Института Гайдара, научный сотрудник ИПЭИ РАНХиГС Ольга Березинская. – В такой ситуации все меры по улучшению бизнес-климата, в том числе в виде снижения коррупции, повышения прозрачности процедур контроля и проверок, защищенности прав собственников и инвесторов, улучшения условий конкуренции на внутреннем рынке и так далее, будут способствовать восстановлению склонности предприятий к самофинансированию инвестиций».

В этом случае, считает ученый, можно рассчитывать на заметное увеличение инвестиций за счет собственных средств предприятий. Поскольку собственных инвестресурсов у предприятий действительно много (16 трлн по итогам 2016 года), в 2017 г. теоретически  можно ждать роста инвестиций за счет собственных средств на 1,6-2,0 трлн руб. Это обеспечит 11-13,5% номинального прироста инвестиций в основной капитал.

Автор: Ольга Блинова

Другие новости


Добавить комментарий

Ваш e-mail не будет опубликован.