В мире

Во враждебной среде: Российский капитал в Польше

Польша остается для российских инвесторов скорее «белым пятном». За последние 25 лет российские инвесторы вложили в польскую экономику 2 млрд евро, что составляет 0,33% от всех зарубежных инвестиций в Польше. Для России этот показатель один из худших как по абсолютному, так и по процентному значению во всей Восточной Европе. Вместе с тем, несмотря на малые объемы, инвестиции России в Польше присутствуют достаточно стабильно.

Фото: pexels.com

Статистика не учитывает многих факторов. Проникновение россиян в банковскую отрасль началось еще в 90-х, когда Давид Богатин учредил в Люблине Pierwszy Komercyjny Bank. Сам Богатин, в финансовом мире имеющий широкую, но скорее скандальную известность, по национальности еврей, гражданин США, но уроженец России, эмигрировавший в США, откуда приехал в Польшу. Так что номинально инвестиции в этот банк — американские. Соучредителем Bank Powierniczo-Gwarancyjny был некто Сергей Гаврилов, как считают в Польше, связанный с советскими спецслужбами и имевший общие интересы с рядом польских политиков. Когда Гаврилов оказался фигурантом скандала вокруг его политических связей, Национальный банк Польши лишил банк Гаврилова лицензии. После российские инвесторы долго держались подальше от польского финансового сектора, да им в него и не давали доступа. В частности, Сбербанк несколько раз пытался выйти на польский рынок, но получал отрицательное решение Комиссии финансового наздора, Национального банка Польши и Минфина. Польские источники часто злорадствуют по этому поводу: мол, поставили на место банк, связанный с самим Владимиром Путиным.

Низкий объем российских инвестиций в польскую экономику во многом объясняется тем, что правительство страны их просто блокирует. Судьба Сбербанка в свое время постигла, например, вполне безобидных инвесторов, пытавшихся вложить деньги в польские банки Lotos и Alior. При всем сложном отношении поляков к России (которое, впрочем, все больше и больше уступает антиукраинской истерии, да и последние события в Гайновке показывают, что белорусы тоже не пользуются особой любовью, что касается литовцев, то неприязнь между ультраправыми обеих стран всегда была взаимной), многие польские аналитики задают вопрос: неужели фобия к Российской империи настолько сильна, что превалирует над здравыми экономическими расчетами? Другие же аналитики, наоборот, считают, что присутствие российского капитала в Польше — первый шаг к тому, чтобы у нее возникли те же неприятности, что у Украины и ранее Грузии.

Можно привести, помимо упомянутых выше, еще примеры неудавшегося банковского бизнеса. В частности, провалилась попытка реанимировать автомобильный завод Daewoo в Люблине: правительство выдвинуло требование, чтобы производители военной техники на 50% принадлежали польским инвесторам, а Daewoo выпускает военные автомобили Honker. Требование, в целом, справедливо, однако в результате того, что оно было выдвинуто еще до выбора инвесторами объекта инвестирования, сделка сорвалась. Польский банк аннулировал российскому инвестору, компании «ИНТРАЛЛ», кредиты, в результате чего, а также череды других событий, связанных с этим заводом, компания стала банкротом. Бывает и хуже: например, российский инвестор в тракторную промышленность Польши после аннулирования его доли в заводе скончался от сердечного приступа.

Сегодня проникновение российских инвесторов на польский рынок главным образом сосредоточилось в сферах сырья и полезных ископаемых. Российский капитал присутствует в польских компаниях Azoty Tarnow, Huta Czestochowa, польско-российском СП ЕвроПолГаз, контролирующем польский отрезок ямальского газопровода, в более чем 120 заправках Лукойла; в компании ЛПГ значительный процент акций имеет «Новатэк».

Далее следует алкогольная отрасль. На первом месте тут Russian Standard Corporation. Принадлежащая ей Roust Trading Limited является учредителем польской компании CEDC — производителя известных марок сорокоградусных напитков Żubrówka, Soplica, Absolwent и Bols, сменивших таким образом владельца. Менее известны в Польше также выпускаемые заводом ТМ Palace и Royal (к производившемуся в девяностые контрафактом в Польше нидерландскому спирту Royal отношения не имеет). Мало того, российские учредители владеют производством по лицензии и польскими цехами по розливу всемирно известных марок вина Carlo Rossi, Sutter Home, Shiraz, Cabernet Sauvignon, Zinfandel, Pinot Grigio, Barefoot, пива Budweiser, Corona, виски Grant's, The Balvenie, Glenfiddich, Tullamore Dew, Old Smuggler, William's, коньяков Camus, Remy Martin, бренди Torres, рома Senorita, текилы Sierra, Patron, джинов Finsbury, Hendrick's, а также Cinzano, Grappa Primavera, Metaxa, Old Pascas, Canario, Ouzo, Piper Heidsieck.

Любители компьютерных игр знают, что значительная часть тех производится в Польше. Это, в частности, FarCry, Assasin’s Creed, Anno и Dark Souls, производимые компанией Цэнэга Н.В. Но большинству неизвестно, что еще в 2005 году ее выкупила российская компания 1С. Еще один гигант, пришедший на польский рынок софта, — Касперский; он, правда, представлен не только в Польше. Также имеют свои представительства другие российские производители антивирусов: Outpost и Dr. Web.

На рынке одежды и обуви представлены две российские марки обуви, присутствующие в Польше с 2012 года: Kari и Centro, а также одежная марка Oodji, имеющая в стране более 10 торговых точек. Из бытовой техники в Польше присутствует производитель бытовых фильтров для воды «Аквафор». Значительная доля активов российского олигарха Олега Дерипаски имеется в двух строительных компаниях Strabag и Hochtief. На фармацевтическом рынке присутствует сеть магазинов «Аптечка бабушки Агафьи».

Следует отметить, что в последнее время объем российских инвестиций в польскую экономику увеличивается. С программой «Россия — Польша» это никак не связано, так как она подразумевает совместные инвестиции в экономику Калининградской области, инвестиционные проекты в соседних польских воеводствах, видимо, будут потом. Если в кризисном 2014 году значение было отрицательное (хоть Польша резко выступила против политики России относительно Украины, но деньги не пахнут) за счет польских инвестиций в экономику России, то в июле 2017 года оно достигло локального максимума в 13 млн евро. Однако значение лета 2013 года, по всей видимости, будет достигнуто нескоро.

Строить прогнозы сложно. С одной стороны, средний бизнес в Польшу все же попадает. С другой стороны, на Ямальский газопровод — а в настоящий момент это наиболее статусное российское предприятие на территории Польши — ведется прессинг. Президент Польской нефтегазовой компании (ПГНиГ) Петр Возняк заявил 15 марта 2018 года, что в настоящий момент строится альтернатива газопроводу, соответственно, компания не будет продлевать контракт с Газпромом, который заканчивается в 2022 году. Взамен предлагается проект Baltic Pipe. Новость была встречена польской общественностью положительно: в частности, Тэлевизия Рэпублика разместила на сайте статью под названием «Браво! Уже за 4 года Польша избавится от российского газа». По словам Возняка, Baltic Pipe является частью диверсификационного плана. Проект будет представлять собой подводный газопровод по дну Северного моря по маршруту Норвегия — Дания — Польша. В год он будет позволять транспортировать 10 млрд кубометров газа.

Таким образом, радоваться россиянам особо нечему. Мало того, даже те производители товаров ежедневного спроса, которые закрепились в Польше, могут оттуда исчезнуть, учитывая общий тон публикаций о них в польских СМИ. Польша — особый случай, поскольку политика России в плане размещения ракетных комплексов у границы относительно других стран Евросоюза — республик Балтии — значительно более агрессивна; тем не менее, там для российских инвесторов климат значительно лучше. Причины, конечно, исторические, однако нужно искать их и в явном антагонизме текущего (да и предыдущего тоже) руководства Польши и России.

Автор: Роман Мамчиц

Подписывайтесь на канал «Инвест-Форсайта» в «Яндекс.Дзене»
Подписывайтесь на наши телеграм-каналы «Стартапы и технологии» и «Новые инвестиции»
Загрузка...
Предыдущая статьяСледующая статья