Мнение

Руслан Гринберг: «Если бедных много, значит экономика неуспешна»

Цикл бесед с Русланом Гринбергом: «Порочные круги российской экономики»

Накануне открытия Московского экономического форума (МЭФ-2017)  «Инвест-Форсайт» предлагает читателям цикл бесед с одним из организаторов этого форума, научным руководителем  Института экономики РАН, профессором Русланом Гринбергом — об основных проблемах российской экономики и о тех рецептах, которые смогут ее вылечить. Экономист обращает внимание на нюансы нашей реальности, которые власти обычно предпочитают стыдливо обходить молчанием. Между тем, именно из них-то и складывается весьма неутешительная картина. 

Каждый четвертый россиянин недоедает

— Сегодня главной причиной медленного восстановления экономики называют недостаток инвестиций, уже ставший своеобразной мантрой чиновников и бизнесменов. Это на самом деле так важно?

— Это важно. Но давайте начнем с главного.

А главное — то, что сегодня мы наблюдаем беспрецедентное расширение массовой бедности в постсоветской России. И это серьезный знак, или, если хотите, символ неуспешности 25-летней трансформации, которую пережила страна.

Сегодня мы на пороге введения продуктовых карточек. В принципе, это нормальное явление для всех стран — когда после каких-то экономических катастроф вводятся продуктовые карточки. Они вводятся для того, чтобы беднейшие слои населения (а их всегда много после таких катастроф) могли бы питаться, независимо от того, насколько мизерны их доходы. И тут неважно, как субсидируется это дело — субсидии могут даваться производителям (то есть государство доплачивает им за каждый проданный бедным людям килограмм продукта), либо речь идет о продуктовых талонах — аналог денег, но раздаются они только бедным. Так или иначе, но в сегодняшней России существует проблема недоедания граждан. И никто не знает, во что она может вылиться в будущем.

— Неужели так уж прямо речь идет о недоедании?

— Именно так. Всевозможные опросы показывают: каждый четвертый россиянин экономит на колбасе. А многие просто недоедают. И это — скандал и позор.

Кризис после тучных лет

— Это связано с сокращением производства и сотрудников, которое мы наблюдаем в последнее время? Или с общей неудачной экономической политикой последних лет? Проблемы обострились после тучных годов?

— Проблемы действительно обострились после тучных лет. С конца 2013-го, когда начался кризис то есть перестала расти экономика, ВВП, потом произошла девальвация, которая привела к резкому ускорению инфляции. И впервые в постсоветской России, уже при сильном государстве, власти, в сущности, проигнорировали индексацию. То есть не компенсировали людям повышение цен на основные продукты питания.

— Пенсионерам компенсировали даже больше, чем если бы сделали это по обычным правилам. Для многих из них полученные в начале 2017-го года 5 тысяч рублейдаже не 12%, а все 50% от пенсии. А ведь была еще индексация в начале года…

— Когда мы говорим об инфляции, надо отдавать себе отчет, что инфляция у нас рассчитывается по 400 наименованиям товаров и услуг. А пенсионеры потребляют всего три позиции из этого перечня ЖКХ, лекарства и питание. Это сферы, где были самые мощные ценовые скачки. И хотя глава ЦБ Эльвира Набиуллина говорит, что инфляция была всего 5,7%, а будет и того меньше, на самом деле это двузначные цифры. Потому вся история с компенсациями просто скандальна.

Пенсионеры уже начинают потихоньку воровать еду. Куда это годится? Вы не видели новость о том, как одна бабушка украла у соседки еду? У нее пенсия всего 8 тысяч рублей… Ее судили, правда, дали условно… Николай Травкин после этого написал пост: мол, мы в Сирию еду посылаем, может, отщипнуть от той гуманитарки немного, да старикам раздать? Чтобы они продукты не воровали?

Новая нормальность

— Если смотреть ситуацию в динамике, она ухудшалась, несмотря на тучные году?

— Смотрите, в тучные годы у всех все росло. Но у богатых росло быстрее, чем у бедных. Просто тогда все более-менее благоденствовали, и бедные, и нищие, и богатые. Теперь мы живем в другой реальности. Она называется «новая нормальность» — это когда все застыло, в том числе и экономика. Это не только у нас так считается — во всем мире. Молодцы, ребята, хорошее название придумали!

На самом же деле эта «новая нормальность» — просто попытка ухода от ответственности. В чистом виде. Конечно, это мировая тенденция, но смотрите, в чем она особенно явственно проявляется: на последнем Давосе прозвучали такие цифры – в 2014-м году 85 семей в мире владело тем же объемом богатств, что и 3,5 миллиарда жителей планеты (то есть половина населения Земли). А в 2016-м речь идет уже о 10 людях, которые владеют такими же богатствами, что и половина землян.

За два года такое резкое расслоение?

Да, ситуация усугубляется. Я с 1992 года пишу о том, что неравенство не только позорно, но и экономически контрпродуктивно. Чем плохо неравенство для экономики? Потому что, даже когда у вас экономический рост, но благами этого роста пользуются только богатые, бедные не получают достаточно денег и у них ситуация остается на прежнем уровне. А это означает, что они не предъявляют спроса. Раз они не предъявляют спроса, стало быть, нет производства. А раз нет производства, надо увольнять рабочих тех же бедных. Получаются порочные круги. И сейчас мы их повсюду в мире наблюдаем.

Только в России дошло до того, что уже надо вводить продуктовые карточки… К слову, я за них всей душой потому что это единственное, что может стабилизировать ситуацию.

Впрочем, другие умные люди говорят, что и так все стабильно. Но это мы уже вторгаемся в политическую сферу.

Да, люди недоедают, ворчат, но все равно считают (сознательно или подсознательно), что без нынешних властей будет хаос, который выльется в нечто худшее. Тем более что к оппозиции уважения нет никакого (с одной стороны, правительство позаботилось зачистить политическое поле, чтобы не было реальной конкуренции, с другой сами оппозиционеры ни о чем договориться не могут).

Не надо демонизировать теорию «просачивания»

Вы хотите сказать, что теория «просачивания» (когда при росте богатства богатых неизбежно богатеют бедные, так как растущие доходы первых так или иначе перепадают и вторым ред.) не работает?

— Это отдельная тема, и мы можем ее обсудить особо. Но если коротко — сколько существует капитализм после начала промышленной революции, столько идет спор двух экономических школ: экономики спроса и экономики предложения. Другими словами, спор работодателей и работополучателей, если можно так выразиться. Работодатели, или инвесторы, естественно, считают себя самыми главными в этом процессе: они инвестируют деньги, создают рабочие места, ищут рынки сбыта… И это действительно тяжелая работа. Эти люди исходят из экономики предложения. И вся наша политическая элита воспитана именно на этом подходе. В нем заложена и теория «просачивания». Вот мы становимся богаче и деньги наши просачиваются к вам тоже, вы не волнуйтесь.

Но есть другая школа мышления. Это экономика спроса. Она сводится вот к чему: ваши продукты никто бы не покупал, если бы не было денег. Вы, конечно, молодцы вы инвесторы и работодатели. Но в конце-то концов  продукцию создаем мы. А почему экономика крутится? Потому что мы создаем спрос. И если бы холодильники продавались только богатым, экономика бы не работала. Вы делаете их много рассчитываете, что мы их купим. Тем более что мы точно так же много работаем, и еще неизвестно, чья производительность выше — ваша или наша, рабочих. Вот такой посыл, социал-демократический, скажем так. В противовес первому — либерально-консервативному.

Самое главное — кто же тут прав? В конце концов история показала: в этом споре нет победителя. Не стоит демонизировать ни одну из этих школ. Каждому овощу — свое время.

Автор: Елена Скворцова

В следующей беседе: когда надо использовать экономику предложения, а когда — спроса? Почему бессмысленно делать ставку исключительно на институциональные реформы?

Сохранить

Сохранить

Сохранить

Сохранить

Сохранить

Подписывайтесь на канал «Инвест-Форсайта» в «Яндекс.Дзене»
Подписывайтесь на наши телеграм-каналы «Стартапы и технологии» и «Новые инвестиции»
Загрузка...
Предыдущая статьяСледующая статья