ENG
Добавить в избранное
В мире

Швеция: «открытая стратегия» дала течь

Шведская стратегия борьбы с коронавирусом, направленная на то, чтобы держать большую часть общества открытой, широко поддерживается местной общественностью. Она была разработана учеными и поддержана правительством, но все же не все вирусологи страны согласны с этой стратегией. Сейчас к числу скептиков добавились не только вирусологи, но и шведские экономисты.

В Швеции нет никакой изоляции. По всему миру были распространены фотографии баров с переполненными сидячими местами на открытом воздухе и длинными очередями у киосков мороженого.

Тем не менее последние данные свидетельствуют о том, что подавляющее большинство населения страны приняло добровольное социальное дистанцирование, что является сутью стратегии Швеции по замедлению распространения вируса. Использование общественного транспорта значительно сократилось, многие работают из дома, большинство воздержалось от походов в гости и в церковь на Пасху. Правительство также запретило собрания более чем 50 человек и посещение домов престарелых. Примерно 9 из 10 шведов говорят, что они держатся по крайней мере на расстоянии метра от людей.

Швеция вынуждена скорректировать свою стратегию борьбы с COVID-19 после того, как уровень смертности в домах престарелых вышел из-под контроля. Правительство премьер-министра Стефана Лофвена планирует потратить около 2,2 миллиарда крон ($220 миллионов) на увеличение численности персонала, чтобы помочь защитить старейших граждан страны. Еще 2 миллиарда крон пойдут на компенсацию местным властям дополнительных расходов, которые они понесли в борьбе с пандемией, сообщило правительство во вторник.

Критики утверждают, что многих смертельных случаев можно было бы избежать, если бы власти предприняли больше шагов, чтобы сосредоточить внимание на наиболее уязвимых слоях населения. Прокуратура начала расследование по факту высокого уровня смертности в доме престарелых. По данным национальной статистики на конец апреля, половина из тех, кто умер от COVID-19 в Швеции в возрасте старше 70 лет, проживала в домах престарелых.

Шведская стратегия до сих пор помогала защитить экономику от худшего, но уровень смертности в Швеции составляет около 32 на 100 000, по сравнению с 24 в США и примерно 9 в соседней Дании.

Вопрос о том, будет ли когда-нибудь восстановлено свободное передвижение между государствами, как это было раньше, остается открытым. Что бы ни случилось, шведы могут оказаться в особенно трудном положении. Некоторые будут считать, что шведы имеют более высокие шансы занести болезнь. Некоторые государства могут обоснованно потребовать гарантий от Швеции. Это особенно актуально для ближайших соседей Швеции, которые ввели гораздо более жесткие ограничительные меры, чем Швеция.

Столица Дании Копенгаген находится всего в 50 минутах езды от третьего по величине города Швеции Мальме. Граждане обеих стран ездят туда и обратно на работу. Вспышка вируса в Копенгагене, вызванная шведским гражданином или происходящая из Швеции, будет проблемой для обоих государств.

Несмотря на то, что власти Швеции, отказываясь от карантина, преследовали цель сохранить экономику, можно констатировать, что банки Швеции все равно уязвимы к кредитным потерям. Это признает центральный банк страны Риксбанк.

«Многие шведские компании столкнулись с резким снижением своих доходов и поэтому испытывают трудности с оплатой своих расходов, — говорится в отчете Риксбанка о финансовой стабильности за 2020 год. — Это сказывается как на экономическом росте, так и на безработице, и есть риск распространения кризиса на банковский сектор в виде кредитных потерь. Как и в других странах, кризис привел к ухудшению функционирования финансовых рынков в Швеции».

В Риксбанке заявили, что хотя финансовая система Швеции пока функционирует удовлетворительно, если коронавирусный кризис затянется, риски для финансовой стабильности возрастут:

«Без дальнейших мер экономической политики кредитные потери в банковском секторе рискуют увеличиться до такой степени, что у банков могут возникнуть проблемы с поддержанием кредитного предложения». 

В такой ситуации могут потребоваться дополнительные меры государственного сектора для поддержки предложения кредитов и решения проблем в банковском секторе. Центральный банк заявил, что готов предоставить любую необходимую ликвидность.

Несмотря на первоначальные прогнозы положительного значения для экономики Швеции отсутствия карантина, еще в апреле центральный банк опубликовал мрачные прогнозы относительно экономических перспектив страны в 2020 году и наметил два возможных сценария. Согласно первому сценарию, ВВП может сократиться на 6,9% в 2020 году, а затем восстановиться и вырасти на 4,6% в 2021 году. В более негативном прогнозе Риксбанк предсказал, что ВВП может сократиться на 9,7%, а восстановление может быть более медленным, увеличившись всего на 1,7% в 2021 году. В первом сценарии Риксбанк прогнозировал, что безработица может достичь 8,8% в 2020 году с 7,2% в настоящее время, а в худшем случае прогноз может достичь 10,1%. В последних отчетах главное финансовое учреждение страны сохраняет эти прогнозы.

«В обоих сценариях производство с самого начала резко падает, причем больше, чем во время финансового кризиса. Резкое падение цен на нефть и электроэнергию будет способствовать низкой инфляции в этом году», — говорится в сообщении Риксбанка.

Он прогнозирует, что уровень инфляции останется на уровне 0,6% в 2020 году в обоих сценариях. Национальный Институт экономических исследований (NIER) заявил: экономика Швеции сократится на 7% в этом году, а безработица вырастет до 10,2%.

«События в апреле указывают на то, что пандемия COVID-19 ударит по шведской экономике гораздо сильнее, чем ожидалось, — заявил NIER, добавив, — глобальная экономика развивается хуже, чем ожидалось, что ударяет по шведским экспортным компаниям, которым также мешают проблемы с международными цепочками поставок».

Центральный банк Швеции не снизил процентные ставки во время пандемии коронавируса, как это сделали другие центральные банки. Однако в марте он расширил свою программу покупки активов, чтобы поддержать предложение кредитов в стране, и ввел кредитную схему, чтобы помочь борющимся предприятиям.

«На данный момент не было признано оправданным пытаться увеличить спрос путем снижения ставки РЕПО, когда спад в экономике вызван введенными ограничениями и опасениями людей по поводу распространения инфекции, — говорится в заявлении Риксбанка. — Однако это не исключает возможности снижения процентной ставки на более поздний срок, если это будет считаться эффективной мерой стимулирования спроса и поддержки развития инфляции в фазе восстановления».

Тем не менее данные, опубликованные центральным банком страны и ведущим шведским аналитическим центром, показывают, что экономика страны пострадает так же сильно, как у ее соседей, которые ввели карантин, если не хуже. В Риксбанке считают, что ситуация зависит от того, как долго продолжается распространение инфекции и как долго действуют ограничения, введенные для ее замедления.

То, что магазины непродовольственных товаров в Швеции смогли сохранить объемы продаж, не будучи закрытыми, как в остальной Европе, — преувеличение. Мике Энглунд, владелец музыкального магазина в Стокгольме, говорит, что, хотя он был счастлив, что его магазин не был закрыт, его бизнес все равно сильно пострадал от COVID-19.

«Когда люди узнали о коронавирусе около 12 марта, мы потеряли почти 30% в одночасье. Все нормально. В течение нескольких месяцев это будет работать. Но после этого будет очень, очень тяжело», говорит Энглунд.

Одна из главных причин того, что стратегия избегания карантина не работает, заключается в том, что Швеция — маленькая открытая экономика с большой обрабатывающей промышленностью. Перевозчик Volvo Group и автопроизводитель Volvo Cars были вынуждены прекратить производство на несколько недель, но не из-за условий в Швеции, а из-за отсутствия запчастей и трудностей в цепочках поставок продукции в другие страны Европы.

Уже был пример в недавней истории: несмотря на относительно небольшое прямое воздействие финансового кризиса 2008 года, экономика Швеции все же пострадала больше, чем во многих других европейских странах.

Ко всему прочему, отсутствие карантина — вещь весьма условная. Данные об использовании общественного транспорта, кредитных карт и ресторанов показывают большое падение в Швеции, поскольку власти все же призывают людей добровольно работать из дома, где это возможно, и поддерживать социальную дистанцию.

Автор: Роман Мамчиц

Подписывайтесь на канал «Инвест-Форсайта» в «Яндекс.Дзене»

Вам понравился этот текст? Вы можете поддержать наше издание, купив пакет информационных услуг
Загрузка...
Предыдущая статьяСледующая статья