ENG
Menu
Интервью, Технологии, Это интересно

Ректор ТГУ: Будущее рождается в экспериментах

В эксперименте по вживлению биометрических чипов в Швеции уже готовы принять участие несколько тысяч человек. В России первый эксперимент по чипированию стартует в Томске в феврале 2019 года. О готовности вживить чип с биометрическими данными объявил проректор по инновационной деятельности Томского государственного университета (ТГУ) Константин Беляков, а сам чип изготовит по заказу университета компания «Микрон». Однако это далеко не единственный технологический эксперимент, который реализует учебное заведение. Например, вуз уже второй год проводит эксперимент по подбору абитуриентов на основе анализа профилей пользователей социальных сетей (последним занимается специальная университетская лаборатория), а также запускает инновационный онлайн-курс по математике, по эффекту равный индивидуальным занятиям с преподавателем. О перспективах, которые открывает перед вузом применение инновационных технологий и в принципе о перспективах EdTech, рассказал «Инвест-Форсайту» на организованном РАНХиГС Гайдаровском форуме ректор Томского госуниверситета Эдуард Галажинский.

– Эдуард Владимирович, какие, на ваш взгляд, технологии определяют будущее образования?

– Реально оказать влияние на повышение качества образования сегодня может использование технологии big data и, как следствие, использование в процессе обучения адаптивного контента. Речь идет о том, что на основе цифрового следа, который абитуриент оставляет, например, в социальных сетях, на обучающих платформах, мы сможем делать вывод о его коммуникативном мире, ценностях, когнитивной стилистике и затем адаптировать с учетом последних процесс обучения. Это стало возможно благодаря вычислительным мощностям и технологиям, которые появились и сегодня позволяют в огромном неструктурированном массиве данных находить скрытые закономерности, связанные с обучением, особенностями индивидуального стиля обучающегося.

Затем, все большее значение будут приобретать технологии машинного обучения, искусственного интеллекта. Речь идет прежде о самообучающихся нейросетях, которые смогут все лучше и точнее распознавать каждого конкретного обучающегося. Это, конечно, позволит произойти прорыву в индивидуализации образования. Именно так формируется адаптивный контент. Контент размечается на блоки в зависимости от сложности, структуры, смысла, затем под конкретного человека, его индивидуальный стиль, предпочтения, уже предлагается материал в разной форме. Все делает машина в автоматическом режиме.

– Существуют ли уже подобные работающие решения?

– Если взять пример университета Аризоны, применившего систему адаптивного контента, им удалось снизить показатели отчисляемости студентов, сохранив дополнительные 20% студентов в системе образования. Мы сейчас делаем такую российскую систему совместно с томской компанией ENBISYS, начинаем ее апробацию. Это принципиально новый онлайн-курс по математике. На платформе компании учится более миллиона людей в Европе, в Голландии; контент делают свой, а платформа, компетенции – наши, российские.

– Без каких еще технологий не обойдется образование?

– Конечно же, дополненная и виртуальная реальность. Исследование показывают: задействование виртуальных тренажеров повышает эффективность обучения. То есть если человек, к примеру, осваивает секвенирование генома и лаборатории на виртуальном тренажере, такое сочетание повышает эффективность на порядок. И дает удешевление процессу образования. Мы сегодня с компаний Rubius, лидером в области разработок для виртуальной реальности, запускаем цифровую платформу – образовательный конструктор. Мы делаем платформенное решение, где каждый преподаватель – как из конструктора – сможет собрать решение для своей обучающей задачи. Это очень важный проект.

– Специфика российская с точки зрения новых технологий в образовании есть?

– Возможно, у нас быстрее продвинулись с точки зрения технологий корпоративные университеты. Например, Сбербанк сделал виртуальный тренажер для корпоративных выступлений. Надел очки и тренируешься, как избежать страха перед аудиторией! В корпоративном секторе они быстрее реализуются. Но в целом сегодня благодаря появлению новых технологий и решений складывается уникальная ситуация. Например, если взять адаптивное обучение. Да, скажем, в США компания Knewton создала адаптивную образовательную платформу: ее использует Аризонский государственный университет. Но если на ее развитие, условно, были потрачены десятки миллионов долларов, сегодня уже за десятки миллионов рублей можно сделать систему, которая окажется даже лучше. Появляются все новые решения, а они остаются заложниками старых разработок.

Поэтому, на мой взгляд, складывается уникальная ситуация: все находятся в равных возможностях. Если мы, возможно, в чем-то и отставали, теперь есть шанс за счет новых технологий все наверстать. Другое дело, что нужно экспериментировать, нужна активность. Сегодня, например, обсуждается создание в России в рамках Национальной технологической инициативы рынка EduNet – наряду с рынками HealthNet, AeroNet и другими. Это очень важно, ведь именно образовательные стартапы, согласно прогнозам, – самая быстрорастущая технологическая сфера в обозримом будущем.

– В Томском университете какие еще планируете эксперименты?

– Мы в Томске на базе университета и всех вузов планируем запустить пилотирование проекта, связанного с новыми образовательными технологиями и повышением качества образования. Например, с компанией Puzzle English хотим сделать систему обучения английскому языку (речь идет об электронной образовательной платформе для обучения студентов – ред.). Обучение иностранному языку в вузе на высоком уровне традиционными методами очень дорого, занимает долгое время; нужна технология, которая бы позволила удешевить процесс, сделать его более качественным. В том числе за счет поддержания мотивации, обучения в любом месте в режиме 24/7, общения с носителями языка и пр.

– Как реагируют студенты на внедрение инновационных решений в процесс обучения?

– Хорошо воспринимают! Мы же экспериментируем: не переводим всех на новый формат, а тех, кто готов включиться в процесс, включаем. Будущее рождается в экспериментах, а не в планах, поэтому наша задача – запустить как можно больше интересных проектов в университете. Мы приглашаем, кстати, все компании, проекты, которым интересны эксперименты, к сотрудничеству: университет готов стать площадкой для апробации и пилотирования новых решений.

– Что дают новые решения? Есть ли уже какие-то цифры?

– Есть результаты использования технологии набора абитуриентов в социальных сетях на основе анализа их цифрового следа и профиля. В рамках приемной кампании мы изучили 5 млн профилей, отобрали в автоматическом режиме наиболее подходящие из них, робот разослал приглашения, завлекал людей в университет. Отреагировало около 30 000 человек (в переписку, правда, вступило меньше); в итоге мы набрали около 100 студентов. Они про университет, про программу нашу, не знали – мы их заинтересовали, они приехали к нам учиться. Оказалось, эти ребята и учатся лучше (успеваемость у них процентов на 20 выше), и отчисляемости практически нет, балл ЕГЭ в среднем на 10 пунктов выше. Если бы не технологии, мы, возможно, этих ребят никогда бы не нашли, не узнали, что в другом регионе такой человек живет. Они же не все из Томской области, у нас в университете учатся студенты из 54 стран мира и 60 регионов России. Технологии позволяют найти уникальных студентов.

– Вытеснит ли удаленное обучение традиционный формат получения образования?

– Мы – сторонники смешанного формата обучения, так называемого blended learning. Да, нужно давать возможность человеку обучаться где и когда ему удобно, однако важно и встречаться с наставником, профессором, оставаться в научной школе – это все очень важно.

Беседовала Ольга Блинова

Подписывайтесь на канал «Инвест-Форсайта» в «Яндекс.Дзене»
Загрузка...