ENG
Инвестклимат, Интервью

Вера Бурцева: «Город — явление неэкологичное»

Забота об экологии — один из трендов последних лет, хотя на самом деле это больше, чем просто следование моде: это решение все сильнее обостряющейся проблемы сохранения качества окружающей среды и планеты. Одно из направлений заботы об экологии — устойчивое развитие в строительстве: рациональное использование ресурсов, снижение уровня вреда природе, создание комфортного микроклимата в объекте. Европа ожидаемо показывает самое заметное стремление к «зеленой» стройке, но и в России постепенно приходят к необходимости сохранять природу. Как связаны урбанизация и экология городов, можно ли создать благоприятную среду в каменных джунглях и за какими городами будущее, рассказала Вера Бурцева, директор АНО «Научно-исследовательский Институт Устойчивого развития в строительстве» (НИИУРС), участница сообщества Alu Network.

Города и экология 

— Эксперты прогнозируют, что темпы урбанизации в некоторых странах мира будут расти огромными темпами. Уже к 2030 году площадь городов должна увеличиться на 185%. Как это повлияет на экологическую ситуацию в мире?

— Урбанизацию мы наблюдаем не один десяток лет, она будет продолжаться. Помимо этого, есть такое явление — субурбанизация, которая проявила себя во время пандемии как в Европе и Штатах, так и в России. Она подразумевает переезд людей в пригороды: городская инфраструктура и все сервисы остаются доступными, но в то же время можно жить на свежем воздухе и даже иметь небольшой огород. Именно субурбанизация сегодня является трендом.

Сам по себе город и жизнедеятельность людей в нем — явление неэкологичное. Можно ли ухудшить ситуацию тем, что в городе будет жить больше людей? Конечно. Но это несравнимо с тем городом, в котором активно развивается промышленный сектор.

В каждой стране мира ситуация разная, но если говорить про Россию, то во многих городах (не беря во внимание Москву и Санкт-Петербург) промышленность есть, пусть не развивающаяся, и город существует благодаря ей. Именно промышленность в большей степени негативно влияет на экологическую ситуацию в городе, ухудшая ее.

Если промышленности в городе не так много, на экологию влияют другие проблемы, например локальный перегрев летом из-за большого количества темных поверхностей — дорог, тротуаров. Существует транспортная проблема и выбросы выхлопных газов. Все это ухудшает экологическую ситуацию. Но если мы изначально исходим из понимания, что город в принципе не может быть экологичным, а промышленность негативно влияет на экологию в несопоставимо большей степени, то радикальных ухудшений экологической обстановки из-за разрастания городов не будет.

— Города еще занимают незначительную территорию на планете, но уже сильно вредят экологии. Что нужно сделать, чтобы изменить ситуацию?

— Города сами по себе не наносят вреда экологии. Ей наносит вред жизнедеятельность людей без учета экологического фактора. Вдобавок мы живем во время капитализма, когда все измеряется деньгами. Иногда меня спрашивают, выгодно ли тратить деньги на экологию. Наверное, когда перестанем мыслить категориями «дорого/дешево», «выгодно/невыгодно» и поймем, что есть нечто более значимое, влияющее на человека и среду, в которой он живет, тогда наша деятельность станет более осознанной. Начинать нужно именно с этого — с осознания, как каждый из нас влияет на среду. Здесь можно провести параллель со здоровьем человека: когда оно в порядке, его воспринимают как само собой разумеющееся, а когда начинаются проблемы, ему начинают уделять пристальное внимание, потому что страдает качество жизни. Так и с экологией.

Анализ Минстроя показывает: почти в 77% российских городов среда для жизни является неблагоприятной. Что стало причиной? Можно ли в скором будущем что-то кардинально изменить?

— Сложно оценивать субъективные характеристики, ведь благоприятная среда — относительное определение. Зачастую «неблагоприятность» заключается в том, что в регионах нет средств на ремонт, поддержание города в нормальном состоянии, не говоря уже о развитии. Во время индустриализации развивалась промышленность, экономика городов жила, городской бюджет пополнялся налогами. Постепенно мы перешли к сырьевой экономике: многие предприятия стали закрываться, люди — терять работу, уезжать из городов. Человек перестал быть частью народа и стал частью населения. Я думаю, те, кто хочет что-то изменить, уже что-то делают и начинают в первую очередь с себя.

«Зеленые» стандарты в строительстве

— Согласно прогнозам, к 2030 году на строительство инфраструктуры будет выделено $30 трлн. Только китайское правительство в этих целях намерено тратить $100 млрд. Смогут ли «зеленые» стандарты в будущем сделать строительство объектов не таким пагубным для природы?

— «Зеленые» стандарты, или стандарты устойчивого развития, в строительстве ставят своей задачей найти баланс между тремя элементами: экологией, экономикой и человеком. То есть создавая объект строительства, мы должны думать о человеке (о комфорте, эргономике, удобстве), помнить об экологии и при этом стремиться строить экономически оправданно. «Зеленые» стандарты позволяют найти баланс между интересами трех сторон. Если им не следовать, мы в основном будем думать об экономике — как построить дешевле или освоить бюджет. Поэтому «зеленые» стандарты — верный путь к более благоприятной и экологичной среде.

— Уже несколько лет правительство пытается внедрить меры, которые могли бы стимулировать проведение энергоэффективных работ при капитальном ремонте. Был прописан целый перечень правил и требований для застройщиков. Насколько меры были оправданы? Что бы вы предложили?

— На самом деле энергоэффективность — величина относительная. Её нельзя измерять в вакууме. Можно быть энергоэффективным по сравнению с чем-то или в какой-то временной отрезок. У нас же вся нормативная база выстроена вокруг самого понятия — как вокруг «благоприятности» или «комфортности» среды, без привязки к чему-то конкретному.

Некоторая база для сравнения приведена в Указе 889: там сказано, энергоэффективным объект должен быть относительно 2007 года. Но вся остальная нормативная база, которой следуют проектировщики и профессиональное сообщество, не связана с этим указом. Профессиональное сообщество писало письма об этом, были публикации на тему, лично я состояла во множестве комитетов, рабочих групп, но чиновникам всегда виднее. Они не готовы и не хотят слушать профессиональное сообщество, но при этом не обладают достаточным количеством знаний. Поэтому энергоэффективности как не было, так и нет. Это звучит очень критично, но я потратила три года жизни на работу с чиновниками, и мнение основано на личном опыте.

— И в западных странах, и в России есть несколько «зеленых» стандартов разной специфики и эффективности. В чем проявляется преимущество Green Zoom? Какие его особенности? Чем он отличается от зарубежных аналогов?

— В каждой стране есть национальный стандарт, даже в такой небольшой, как Коста-Рика. У России до появления Green Zoom его не было. Все эти стандарты — однородны, они про устойчивое развитие в строительстве. Они дополняют принятую в стране обязательную нормативную базу, опираются на нее, являются её донастройкой. Именно в этом причина их существования.

Как я говорила раньше, устойчивое развитие в строительстве ставит целью соединить три элемента: экологию, человека и экономику. Здесь под человеком подразумевается тот, кто будет жить или работать в здании. А экономика представлена в самом широком понимании — от капитальных и эксплуатационных затрат на сам объект до прогноза, как возникновение объекта повлияет на экономику района. Потребности жителя Новой Гвинеи, США и России — разные. В целом они похожи, никто не отменяет пирамиду Маслоу или другие подобные подходы, но есть различие в том, как они реализуются.

Банальный пример — велосипед. Все знают, что это экологичный вид транспорта, который положительно влияет на здоровье. Казалось бы, рекомендация по использованию велосипедов и создание инфраструктуры для них (дорожек, мест хранения, мастерских) должно быть общей рекомендацией для всех стран и профессионального сообщества, занимающегося проектированием и строительством. Но теперь вернемся к Новой Гвинее и России и посмотрим, как там различается климат, благосостояние граждан и культура отношения к велосипеду. В Новой Гвинее велосипед — роскошь, но вы вряд ли поедете на нем на работу под палящим солнцем. В России велосипед — «дешевый» транспорт; наша культура в целом считает, что им пользуются только студенты и дети. Мало кто рискнет приехать на деловую встречу в «Москва-Сити» на велосипеде. Да и в Мариинский театр мы на нем не поедем.

Деталей и нюансов — множество; это обосновывает существование национальных систем по устойчивому развитию в строительстве в каждой стране. Green Zoom содержит рекомендации по повышению энерго-, водоэффективности зданий, уместные именно в России. Система рекомендует использовать менее энергоемкие материалы и технологии, которые повышают качество внутренней среды в здании, а значит — работа или проживание в нем положительно отражается на здоровье человека. Что важно: в системе приведены технологии и цифровые инструменты для профессионального сообщества, которые позволяют достоверно оценить все эффекты еще до того, как объект будет построен.

— Некоторые аналитики утверждают, что в скором времени главным «зеленым» стандартом России может стать BREEAM. Так ли это? И почему не был выбран ваш стандарт?

— Для понимания достаточно вспомнить закон об импортозамещении и ответить на простой вопрос: зачем строительному комплексу России отправлять проектную документацию за рубеж и кому это выгодно? Можно продолжить дискуссию о главном стандарте России. Если апеллировать к конкретным цифрам и статистике, прирост количества зданий, сертифицированных по системе Green Zoom, сейчас на порядок выше, чем по системе BREEAM. Предлагаю подождать год, тогда ответ на вопрос о главном стандарте страны станет очевиден для всех.

Экологическая ответственность и города будущего

— Далеко не все строительные компании в работе придерживаются экологических стандартов. Как думаете, каким образом их можно заставить относиться к вопросу ответственно?

— Время все расставит на свои места. Скоро будет стыдно не принимать во внимание экологию, не проявлять заботу о людях, не разделять мусор, не думать, сколько и каких ресурсов мы потребляем. За семь-восемь лет, что я занимаюсь темой, у меня самой появился «приобретенный» скепсис. Мне неоднократно приходилось слушать контраргументы собеседника, почему заниматься устойчивым развитием «дорого, долго, не нужно». Но последние полгода удивительные: практически каждый раз, когда я начинаю разговор на тему экологичности и энерго-, водоэффективности объектов и ожидаю, что собеседник снова будет сомневаться и не соглашаться со мной, я слышу противоположное. Все «за» и хотят исследовать вопрос. За эти полгода к нам обратились не только девелоперы с задачей разработать корпоративную политику для себя на базе Green Zoom: в настоящий момент мы адаптируем стандарт для двух больших отраслей страны. Они строят здания для себя, не для продажи, и считают, что сегодня нужно делать объекты экологичными, с учетом потребностей современного человека и со сбалансированной экономикой. Поэтому могу ответственно заявить: интерес к устойчивому развитию в строительстве с каждым годом будет только нарастать.

— 2020 год во многом повлиял на перемещение людей. Люди массово пытались выехать из большого города, чтобы изолироваться от скоплений масс. Что вы можете сказать о таком факторе, как «дезурбанизация»? Это временное или постоянное явление?

— Скорее, это субурбанизация. Дезурбанизация — это переезд в деревни и села, но немногие на самом деле готовы навсегда перебраться в глубинку. В прошлом году мы с коллегами размышляли о жилой среде будущего — какой она может быть и где. Речь шла именно о доступных и благоприятных вариантах. То есть это массовое строительство, экологичность, качество внутренней среды, водо- и энергоэффективные технологии и многое другое. Проведя прикладную исследовательскую работу, мы пришли к выводу, что будущее — за новыми малыми городками на 3–3,5 тысячи жителей. Правильнее было бы реконструировать уже имеющиеся города, чем строить что-то заново; но на это в бюджете нет денег, а средний житель не сможет позволить себе купить такой квадратный метр — стоимость будет довольно высокой.

Вновь построенные городки недалеко от крупных городов позволят людям жить на природе, заниматься в том числе растениеводством и животноводством, развиваться творчески. Важно уточнить: мы говорим именно о городе и малоэтажной застройке, а не коттеджном поселке, который никогда не будет комфортным местом для проживания большой группы людей. Несмотря на все желание отгородиться от соседа высоким забором, подсознательно мы стремимся к людям и социуму, а в коттеджном поселке невозможно создать среду для органичного взаимодействия и коммуникации людей друг с другом.

Здесь также возникает большой пласт задач по проектированию и управлению системой связи людей с инфраструктурой. Это совершенно новая работа, которой раньше профессиональное сообщество не занималось. Создание среды, которая будет решать свою основную цель: обеспечивать людям возможность реализовать свой потенциал — сложная задача, она под силу немногим профессионалам.

Об этом же говорил ученый Глазычев, но про создание городов. Мы прорабатываем идею такого городка с несколькими крупными компаниями, которые готовы поучаствовать в их создании и частично поселить там своих сотрудников с семьями. Это общемировой тренд — в Google, например, сейчас тоже заняты созданием жилой среды, в том числе для своих сотрудников. Разве наши компании хуже Google? Нет. И у нас точно получится.

Беседовала Кристина Фирсова

Подписывайтесь на канал «Инвест-Форсайта» в «Яндекс.Дзене»

Вам понравился этот текст? Вы можете поддержать наше издание, купив пакет информационных услуг
Загрузка...
Предыдущая статьяСледующая статья