ENG
Инвестиции, Мнение

5 правил инвестирования в госзакупки

Дмитрий Глазунов — генеральный директор компании «ТД Ролин» (медицинское оборудование)

Контракт с госзаказчиком для небольшой компании, привлекающей инвестиции, включает «зеленый свет»: частные инвесторы считают такие проекты надежными и перспективными. Но нужно помнить: рынок госзакупок и электронных аукционов имеет свои особенности.

Госкомпаниям для поддержания деятельности постоянно требуются различные товары, работы и услуги. Причем в больших объемах. Этим и объясняется тот факт, что многие начинающие и развивающиеся проекты стремятся на рынок госзакупок. Так, клиентами одного из самых крупных операторов электронных торгов, Единой электронной торговой площадки, являются свыше 300 000 заказчиков и более 450 000 поставщиков, а суммарный объем проведенных за девять последних лет торгов превышает 13,5 трлн руб.

Из 62 компаний, профинансированных на площадке StartTrack, три уже постоянно участвуют в торгах по госзакупкам, и их количество будет только расти: если для банков успешно выполненный компанией госзаказ не значит ничего или почти ничего, то для частного инвестора это хороший знак.

Размер имеет значение

Доходность контрактного финансирования через краудинвестинговые площадки может достигать 20% и выше. Но, рассчитывая на прибыль, нужно понимать, какие риски несет с собой тот или иной проект.

Условно всех участников рынка можно разделить на три категории:

  1. Те, кто осваивает крупные контракты (речь идет о сотнях миллионов рублей). Обычно эти компании исполняют до 10-20 контрактов в год, они, как правило, занимаются комплексными поставками.
  2. Малые и средние предприятия, которые работают с небольшими контрактами (до 2 млн руб.) и поставляют самые разные товары: от канцтоваров до строительных материалов. Они могут осваивать до 1000 контрактов в год.
  3. Малые и средние предприятия, которые работают с небольшими компаниями и специализируются на одном сегменте: медицинском оборудовании, спецодежде, спецтранспорте и т.д. Эти заказчики берут несколько сотен контрактов в год.

Инвестировать в первую категорию компаний я бы советовал только очень опытным людям: все крупные контракты исполняются десятками подрядных организаций. Если хотя бы одна из них сделает что-нибудь не так — к примеру, зальет неправильно фундамент здания больницы, — работу не примут, и деньги не получит ни один из исполнителей всей цепи. Конечно, объект принимают поэтапно, но представьте, сколько может возникнуть форс-мажорных обстоятельств, когда виновных просто не найти.

Вторая категория в этом плане более безопасна: небольшие компании, исполняющие заказы в самых разных отраслях, отличаются большей гибкостью — их товар всегда ликвиден. Если не удастся договориться с одним заказчиком, всегда найдется другой. Несмотря на то, что компании из этой категории не специализируются на одном сегменте, инвестору следует обратить внимание, с каким товаром исполнитель работает более активно и поставляет его заказчикам регулярно.

Третья категория исполнителей самая оптимальная, но таких на рынке немного. Эти компании дорожат репутацией, качество для них — не пустой звук. Они знают все о других о поставщиках и производителях, постоянно анализируют оптовые и розничные цены на рынке. Главное, что их отличает от других участников, — узкая специализация, они долгие годы работают с конкретным сегментом. Успех таких проектов обусловлен следующими факторами:

  1. Компания работает с заказчиками самого разного уровня — от министерств до школ (не делит клиентов на статусных и не статусных).
  2. Цены ее контрактов могут варьировать от 100 тыс. до 100 млн руб. (разовая большая прибыль — это хорошо, но стабильность заказов важнее).
  3. Количество заказчиков должно расти год от года (экономическая ситуация в стране может быть разной, бюджеты компаний — тоже, но сарафанное радио и качественно сделанная работа всегда дадут свой эффект).

Дешево хорошо не бывает

Ни для кого не секрет, что на рынок госзакупок выходит много недобросовестных поставщиков, которые «подгоняют» характеристики своего товара под те, что указаны в техническом задании. Закупщики, в свою очередь, часто не могут проверить товар до объявления итогов тендера либо не обладают для этого достаточными знаниями. В результате в конкурсе побеждает далеко не самый качественный товар, зато предложенный по минимальной цене. Чем это чревато для рынка?

К примеру, заказчик хочет купить германское оборудование, но по закону не имеет права указывать в заявке страну или марку. Китайский аналог будет полностью соответствовать техзаданию. Конечно, разница в цене очевидна, и понятно, кто победит в таком аукционе. А в результате? А в результате заказчик потратит денег чуть меньше, чем за «Германию», и получит «Китай». Поставщик немецкого оборудования потеряет в объемах поставок и поднимет цены на товар. Окрыленные победой поставщики «китайского» оборудования начнут лезть в самые разные аукционы и в случае провала писать жалобы во всевозможные инстанции.

Инвесторам я посоветую одно — не ленитесь изучать статистику проекта: по ней видны принципы работы бизнеса. Обращайте внимание на то, в скольких торгах участвовала заинтересовавшая вас компания, сколько раз проигрывала тендер, всегда ли при этом обращалась в надзорные органы с жалобами.

Заказчик уровня «Бог»

Смотрите на компанию-заказчика. Чем она крупнее, тем более жестки процедуры приемки товара. Например, при закупке высокотехнологичной продукции большинство госкомпаний выставляют к поставщикам такие требования, как технический уровень продукта и более высокий экономический эффект по сравнению с традиционными решениями. Не менее сложны требования к поставкам медицинского оборудования. В этом сегменте нещадный отсев компаний, участвующих в госторгах, происходит уже на этапе подачи заявки, что, кстати, становится поводом для многочисленных обращений в ФАС со стороны нерадивых предпринимателей.

Встретимся в суде

Обращайте внимание на то, сколько у компаний было судебных процессов и по какому поводу. В основном в суды идут из-за невыплаты денег заказчиком. И все же, если тяжб слишком много, даже затеянных из-за неисполнения заказчиками обязательств по оплате контрактов, — насторожитесь. Ведь потом можно услышать: «Мы все сделали, это они виноваты! Извините». В практике нашей компании за 3,5 года было всего два суда, и каждый раз — по описанной выше причине. Их общая сумма не превышала 1% от годового оборота, и это тоже важно. Если заказчик не платит часто и большие суммы, значит, с компанией-исполнителем что-то не так.

Ростом не вышли

Кризис — время для подъема, он вычищает неэффективных во всех отраслях. Смотрите на рост компаний, в наше время оптимизация расходов — наверное, единственный показатель эффективности. Также не стал бы советовать рассматривать компании, зависящие от одного-двух контрактов, и тех, кто, говоря о падении выручки, ссылается на экономическую нестабильность. Ну и, конечно, не надо «в омут с головой». Начните с малого, посмотрите, как компания развивалась на коротком отрезке времени (чтобы понять динамику, достаточно 4-6 месяцев) и какие достижения у нее были.

Когда я решил искать деньги через StartTrack, в запасе у меня было много кейсов. Некоторые из них могли вызвать неоднозначную реакцию, но меня это не смущало. Например, в 2014 г., незадолго до обвала рубля, мы выиграли тендер у Калининградской детской больницы на поставку реанимационного оборудования для машин «скорой помощи». Оборудование предполагалось привезти итальянское, но из-за валютного кризиса контракт стал невыгоден: мы теряли треть бюджета. Были долгие переговоры с чиновниками и главврачом больницы, нас пытались задеть за живое (все-таки речь шла о детях), но мы настояли на своем — заменить итальянское на идентичное по качеству российское. Наверное, с человеческой точки зрения нужно было уступить заказчику и уйти в минус. Но, с другой стороны, уступишь раз-другой, и твоему бизнесу придет конец. А те, у кого нет возможностей, не делают ничего. В том числе — не помогают детям.

Подписывайтесь на канал «Инвест-Форсайта» в «Яндекс.Дзене»
Загрузка...
Предыдущая статьяСледующая статья