ENG
Интервью, Технологии

Аджайл — новая религия управленцев

Законодателем инновационной моды в России уже несколько лет выступает Герман Греф. Глава Сбербанка — евангелист IT-трансформации и всего, что с ней связано. Одно его пророчество на Гайдаровском форуме в 2016 году о том, что те, кто не использует аджайл, скоро станут лузерами, сформировало новый рынок. Как приживается новая управленческая модель на российской почве, нам рассказал Асхат Уразбаев, основатель компании ScrumTrek, которая провела первое в российской практике аджайл-исследование.

— Асхат, чем же так хорош аджайл?

— Само понятие «аджайл» происходит от английского слова, которое можно перевести как «шустрый, проворный». Основная идея — мы хотим максимально быстрым образом поставлять то, что нужно заказчику, ориентируясь на его потребности. Метод опирается на командное принятие решения, на консенсус. Сотрудники не должны ждать, что сверху будут спущены указания, они способны определить, что нужно делать именно сейчас. Бизнес-драйверы очевидны: вовлеченность людей выше и скорость принятия решений тоже, ведь те не требуют согласований, а согласование — самый дорогой процесс. Но все будет хорошо работать, только если вы в это поверите. В этом основная проблема, потому что если ты был менеджером 20 лет, то все, что ты делал — рубил головы. Это работало. И вдруг приходят молодые ребята, которые командовали, как Виктор Черномырдин говорил, тремя курицами, и начинают учить тебя работать правильно. Тяжело!

— Бывают случаи активного противодействия менеджмента? 

— Бывают — слабо сказано, это каждый первый раз происходит. Некоторые руководители среднего звена ощущают свою ненужность, ведь компания становится более плоской. У таких менеджеров есть два варианта действий: доказывать, что новые методы не заработают, или меняться самим. Не все готовы встраиваться, и очевидно, что часть сотрудников особенно забюрократизированных организаций будет вынуждена уйти.

— Что компания потеряет при переходе на аджайл?

— Скорость принятия решений растет. И первое, что понимают руководители компании, — контроль уходит. Если раньше они знали и контролировали все, что происходит внутри организации, теперь сотрудники самостоятельно принимают решения. Да, и командам нужно время, несколько месяцев, чтобы научиться принимать решения, брать на себя ответственность, — этим вещам надо дать прорасти.

Приведу в пример компанию Mindbox, с которой мы работаем с 2008 года. Главе компании Александру Горнику, человеку авторитарному, понадобилось около 10 лет, чтобы ввести самоуправление: сейчас в компании 70 сотрудников, которые сами определяют размер вознаграждений, сами себя увольняют, нанимают и так далее. Это итог 10 лет постепенного развития и очень сильной работы над собой. Понятно, что если я приду с идеей аджайл-трансформации, например, в условный «Газпром» и скажу: «Давайте открытую зарплату вам запустим», — будет перебор. Меня где-то подкараулят и прибьют. Это, кстати, еще хороший вариант. Плохой вариант, если мне дадут добро на внедрение.

— Насколько российские корпорации «агилизированы»? 

— Мы опросили почти 800 представителей малого, среднего и крупного бизнеса из более чем 50 городов. Результаты исследования показали, что аджайл-методологии всё ещё лишь набирают популярность в российском бизнесе: ровно 50% респондентов работают в организациях, где внедрение аджайл началось всего около года назад. Новые подходы в управлении постепенно выходят за рамки только IT-сферы. Год назад начали «агилизироваться» финансовые и телеком-компании. Более неожиданным результатом стало то, что 13% респондентов заняты в тяжёлой и лёгкой промышленности — новой для аджайл области, однако применение гибких подходов в ней набирает обороты стремительными темпами.

— Что еще вас удивило в результатах исследования?

— Очень большое количество людей, которые не опираются на общепризнанные практики, а придумывают собственные подходы, — таких 27%, это в три раза больше, чем в западных странах, откуда и пришел аджайл.

— Как это объясняете?

— У меня есть ощущение, что это щенячий энтузиазм. Все-таки Россия — страна хайпа. Как только Герман Греф рассказал на Гайдаровском форуме о перспективах аджайла, мне на личный телефон позвонили три зампреда разных банков, которые до этого нерешительно реагировали на наши предложения и вдруг решили запускать пилот. Благодаря этому выступлению через какое-то время мы удвоились в объемах, потом еще раз удвоились. В стране мгновенно поднялась волна интереса — сформировался новый рынок и возник спрос на людей новой формации. Их так просто не нанять, даже если сильно хотеть это сделать. Рынок сильно недокормлен, несмотря на то, что в целом народ немножко с опаской смотрит на всяких консультантов. Думаю, рынок может вырасти минимум втрое — хотя бы до нынешних показателей Европы и Америки, от которых мы отстаем на 2-3 года.

— Есть компании, которым противопоказан аджайл? 

— Нельзя сказать, что есть бизнес, которому этот метод совсем не подходит: элементы всегда можно привнести. Существует понятие sweet spot — «сладкого места», где эта управленческая практика максимально эффективна: на высокодинамичных рынках с высокой конкуренцией. Другое дело, что есть отрасли, где измерить эффективность инноваций будет сложно: на трубе, из которой деньги текут, можно сидеть по аджайл или использовать другой подход — они все равно будут течь. С банками получилось иначе: примерно треть всех компаний, которые внедрили или внедряют аджайл в России, принадлежат к финансовой отрасли, а банкиры — не те люди, что слепо бегут за модой. Они на своей марже увидели, что конкурировать только за счет изменения ставок больше невозможно, нужно менять бизнес-модель и диджитализироваться. Чтобы быть своим в digital-среде, нужно быстро меняться, следуя за запросами пользователей. Банкам нужны классные мобильные приложения, но time-to-market, время, за которое они напишут ТЗ, разработчики то выполнят, протестируют, банк его примет — около полутора лет. Рынок шагнет далеко вперед. Вот на такие задачи нужны очень динамичные команды.

— Каких материальных и временных затрат требует внедрение новой управленческой технологии?

— Это сильно зависит от масштаба компании и готовности к изменениям. Кому-то достаточно отправить одного человека на открытое обучение к нам в ScrumTrek, для кого-то требуется полноценное сопровождение в течение долгого времени. На запуск пилота уходит 3-5 месяцев, первые результаты можно увидеть через 3 месяца.

— Согласны ли вы, что в какой-то мере аджайл — квазирелигия? И чем сильнее вера людей с деньгами — инвестора, спонсора, — тем больше шансов на удачную реализацию проекта? 

— Это правда! Но надо сказать, такое не только к аджайл относится, чем бы человек ни занимался, вокруг он строит некоторый заборчик в виде религии. В каждой отрасли появляются свои термины, свои правила, апологеты… Если хочешь, чтобы что-то получилось, придется инвестировать в это свое доверие. Те, кто поверил, и правда, ходят с немного сектантским видом, с горящими глазами. Через какое-то время они привыкают, уже не могут работать по-другому и не представляют, что раньше могло быть по-другому.

Беседовала Анна Орешкина

Подписывайтесь на канал «Инвест-Форсайта» в «Яндекс.Дзене»
Загрузка...
Предыдущая статьяСледующая статья