ENG
В мире, Инвестклимат, Интервью

Александр Рар: Немецкий бизнес — лоббист сотрудничества с Россией

В минувшую субботу в Москву на встречу с президентом России Владимиром Путиным впервые после пятилетнего перерыва приезжала канцлер Германии Ангела Меркель. Итоги встречи и отношение в Германии к идее возобновления более тесных отношений с Россией «Инвест-Форсайт» обсудил с известным немецким политологом Александром Раром.

Немецкий журналист-международник Александр Рар. Нина Зотина / РИА Новости

Поговорили обо всем. Но без конкретики

Лидеры двух стран говорили почти четыре часа, но по итогам переговоры выглядят не слишком убедительно. По Украине — посмотрим, что будет на новой встрече нормандской четверки. По Сирии — будем и дальше общаться с Турцией и наблюдать за процессом в Женеве. По Ирану — вообще не очень понятно…

— Да, встречу нельзя назвать исторической. Думаю, она была промежуточной. Но стороны должны были встретиться, чтобы все эти темы обсудить. По Украине, видимо, действительно все будет решаться на мартовской встрече в нормандском формате в Берлине. Но если Украина неспособна или не захочет дать автономию Донбассу, конфликт будет заморожен. Главное, чтобы не стреляли. Если будет остановлена горячая война, то это уже много. Новшество тут в том, что Германия, которая раньше стояла на позиции «во всем виновата Россия», теперь говорит, что это не так. Поэтому я рассматриваю происходящее чуть более оптимистично, чем раньше.

По Сирии. Ангела Меркель должна согласиться на предложения, которые озвучил Владимир Путин: дать возможность оппозиции и сирийским представителям Башара Асада разработать Конституцию. Естественно, канцлер не может давать никаких обещаний без консультаций с другими членами ЕС. Но сейчас, кажется, никто не сомневается, что деньги на восстановление Сирии должны пойти со всех сторон. Многие на Западе начали понимать, что вопрос «кто поставлял оружие для повстанцев?» далеко не праздный. В общем, сегодня все понимают: из сирийского кризиса надо выходить общими усилиями. И что обвинение, которое Запад все это время выдвигал Путину, — что во всем виновата Россия, потому что она поддержала Асада, — устарело.

По Ливии ситуация чуть иная. Европа признает, что у Турции и России там дипломатический успех, так как гражданская война приостановлена. И Европа пытается влиять на ситуацию через Москву и Анкару… Это тоже неплохо. По Ирану все сложнее. Модификация атомного договора может спасти ситуацию. Но это требует долгого обсуждения. В общем, конкретных результатов пока что нет. Но уже то, что эти темы проговорены двумя лидерами, я считаю очень позитивным знаком.

Выходит, единственным реальным результатом можно назвать то, что Меркель поддержала «Северный поток — 2»? Но опять же, деньги на его завершение Россия будет платить свои…

— Надо трезво смотреть на вещи. Германия все это время была под давлением не только своих союзников американцев, но и некоторых других очень влиятельных сил. Да и сама европейская комиссия очень не хотела «Северного потока — 2». Но Германия все равно за него заступилась, и он будет достроен. Это доказывает, что энергетический альянс между нашими странами очень крепок. Очень важно было подчеркнуть дееспособность и реальность этого альянса. Что Меркель и сделала. Поэтому я на это тоже смотрю позитивно.

Бизнес толкает к сотрудничеству

Как немецкий бизнес отнесся к визиту?

— Одна из причин того, что после пятилетнего перерыва Меркель приехала в Москву, по сути и заключается в том, что немецкий бизнес буквально толкает ее в Россию. Бизнес понимает, что теряет огромные перспективы на российском рынке, он хочет, чтобы Германия начала процедуру отказа от санкций. Иначе пройдет два-три года, и все завоеванные немцами позиции на российском рынке могут быть потеряны. Ниши займут Китай, Турция, другие страны. Немецкие бизнесмены уже не смогут вернуться в Россию. Поэтому-то они и являются сегодня главным рупором для сотрудничества с Россией.

Но ведь в Германии есть противники сближения с Россией. И они достаточно сильны.

— Да. Это и трансатлантическое лобби, и восточноевропейские страны. К примеру, Польша тратит много сил, чтобы испортить отношения между Западом и Россией. Да и либеральная пресса, она очень влиятельная и настроена весьма антироссийски, по-прежнему очень мощно проповедует политику либеральных ценностей и критикует Россию.

Меркель готова идти против столь влиятельных сил?

— Не стоит преувеличивать. Она должна считаться со всеми этими факторами. Кроме того, Германия по-прежнему союзница США. Да и в ЕС есть страны, которые вообще не хотят работать с Россией. Их мнение Меркель тоже не может игнорировать. Она, безусловно, не будет говорить, что сегодня Германия — союзница России. Но визит-то все-таки состоялся. Она пытается разбить лед и навести мосты в России. Кстати, так же как и президент Франции Эммануэль Макрон, который скоро тоже приедет в Россию.

Я вижу в этом очень положительные изменения. Особенно если сравнивать с той ситуацией, которая существовала 3–4 года назад. Тогда ведь вся Европа считала, что с Путиным не нужно иметь дел. Сейчас очень важно, чтобы главные мировые лидеры приехали в Москву на празднование 75-летия Победы. Думаю, и по всем насущным вопросам будут вестись переговоры.

Александр Рар: Немецкий бизнес — лоббист сотрудничества с Россией
Президент РФ Владимир Путин и федеральный канцлер Германии Ангела Меркель во время совместной пресс-конференции по итогам встречи. Сергей Гунеев / РИА Новости

«Хромая утка»

После того, как Меркель покинула пост лидера ХДС, ее называют «хромой уткой». Скоро уйдет и с поста канцлера. Не поэтому ли она сейчас позволяет себе выступать не совсем в русле санкционной политики Запада?

— Во-первых, уходит она лишь через два года, в 2021-м. Конечно, правительство может в любой момент разойтись, тогда перевыборы пройдут раньше. Поэтому, конечно, все понимают, что в каком-то смысле Меркель — и впрямь «хромая утка». Но, с другой стороны — а с кем работать сейчас? Ведь непонятно, кто ее заменит. Мне кажется, если наши страны найдут конструктивный прагматизм в отношениях, уйдут от идеологии, тем больше аргументов появится в пользу дальнейшего продолжения таких отношений. Даже без Меркель.

А уже есть понимание, кто может заменить ее на посту канцлера?

— Есть кандидаты. Но кто победит, конечно, неизвестно. Один из претендентов, насколько я понимаю, ратует за политику сближения с Россией. Но есть и другие, с которыми будет сложнее разговаривать. Настоящей же катастрофой для немецко-российских отношений будет, если к власти придет партия зеленых. Тогда отношения снова испортятся. Надо сказать, что пока все политики либерального лагеря считают, что договариваться нужно с США, они во всем ориентируются на Америку. Все они надеются, что Дональд Трамп проиграет выборы этого года, и США будут вести себя, как раньше. На мой взгляд, это иллюзия. Думаю, ничего такого не случится.

Меркель хочет войти в историю

То есть Меркель за два оставшихся года постарается заработать себе очки если не для продолжения пребывания на посту канцлера, то для истории, если так можно выразиться?

— Да. Она не хочет второго миграционного кризиса. В 2015-м был сильнейший наплыв беженцев из стран Ближнего Востока. Ни Европа, ни Германия от него еще не оправились. До того Меркель очень любили в Германии. А после миграционного кризиса ее рейтинг сильно упал, даже ее канцлерство было на грани коллапса. Сейчас ситуация на Ближнем Востоке такова, что не исключена вторая волна. Регион разваливается. Украинская проблема, из-за которой пять лет назад Европа чуть не вступила в новую фазу холодной войны с Россией, отошла на второй план. На первый план сейчас выходят иные проблемы: сирийская проблема, ливийская, иранская, афганская… В ЕС сегодня есть понимание, что терроризм, беженцы, другие беды затронут именно Европу. И этим тенденциям надо серьезно противостоять.

Но разве на Западе не считается, что порядок там может навести только Америка?

— Так было прежде. На американцев в этом смысле надежды уже нет: они проводят эгоистичную политику (бомбить и наказывать санкциями, а Европа потом сталкивается с потоками мигрантов). К тому же США потихоньку покидают Ближний Восток. Америка полвека была там из-за нефти. Но сейчас у нее самой есть «черное золото», да и в мировой политике энергоносители больше не играют ту же роль, что прежде. Поэтому на Ближнем Востоке образуется вакуум, который заполняют Китай, Турция, Россия… И тот факт, что европейцы в своей политике сейчас переключаются на эти три страны, тоже говорит о многом.

К тому же Меркель действительно хочет уйти красиво, завоевав надежное позитивное место в истории. Для этого ей нужен успех. Она видит, что в отличие от прежних времен, когда украинская проблема была острой и Германия не хотела сотрудничать с Россией, сейчас наступили иные времена; нужно договариваться, искать совместные подходы для решения проблем на Ближнем Востоке. Иначе этот пожар перекинется на Европу.

Между тем ключ к решению миграционного кризиса теперь не в Вашингтоне, а в Анкаре и Москве. Это Меркель понимает. Да и Путин понимает, что сейчас европейцы нуждаются в нем. И он готов сотрудничать: он ведь тоже заинтересован в том, чтобы нормализовать отношения с отдельными крупными странами Европы. Думаю, самый надежный путь для восстановления этих отношений он видит через Германию.

Беседовала Елена Скворцова

Подписывайтесь на канал «Инвест-Форсайта» в «Яндекс.Дзене»
Подписывайтесь на наши телеграм-каналы «Стартапы и технологии» и «Новые инвестиции»
Загрузка...
Предыдущая статьяСледующая статья
Подпишитесь на новости

Выберите себе почтовую рассылку

Самое интересное сегодня

Регионы

Блокчейн

Стартапы и технологии

Инвестклимат

В мире

Читайте нас в соцсетях