Интервью, Финансы

Алексей Саватюгин: «Коллекторский» закон надо менять

Деятельность коллекторских агентств всегда вызывает самое пристальное внимание и властей, и общественности. Об актуальных проблемах регулирования коллекторского рынка «Инвест-Форсайт» беседует с президентом Национальной ассоциации профессиональных коллекторских агентств (НАПКА) и Национальной ассоциации участников микрофинансового рынка (НАУМИР), бывшим заместителем министра финансов РФ Алексеем Саватюгиным. 

– Алексей Львович, коллекторский закон, который многие называют «антиколлекторским», был принят полгода назад. Можно ли подвести какие-то первые итоги его действия? Как он повлиял на рынок?

– Да, есть первые итоги, но этих итогов еще мало, потому что судебная практика еще только-только начинает формироваться. Уже есть несколько судебных процессов и практика, когда против коллекторских агентств возбуждают дела и когда, наоборот, коллекторские агентства выступают в качестве истцов. Но все эти разбирательства еще только в судах первой инстанции, еще ничего не дошло даже до вторых инстанций. Главное, что понятно и с чем уже согласны и участники рынка, и регуляторы, – что закон очень сырой и его надо менять. Это признали и наши коллеги из Министерства юстиции, и наши коллеги из службы судебных приставов. Только они говорят: «Давайте еще наработаем судебной практики, наработаем правоприменения, наберем достаточное количество жалоб и с осени начнем предметно разбираться с законом». Закон был принят в большой спешке, без экспертной проработки. Эксперты сразу говорили законодателям, что тут недоработка, тут пробел, тут несостыковка, тут недостаточно корректное определение. Но сразу в трех чтениях его внесли два выдающихся политических деятеля (спикер верхней палаты, спикер нижней палаты), это было перед выборами, была массовая истерия в СМИ. Видно, что закон во многих случаях не работает. Не потому, что он антиколлекторский или прокредиторский, просто он наспех написан.

– Какие важнейшие пункты вы будете стараться менять осенью?

– Например, одна из базовых новаций этого закона – ограничение на частоту общения коллекторов с должниками. Вообще, очень мало где в мире говорят, сколько ты имеешь право общаться со своим клиентом. Это только мы так придумали. Ранее было ограничение в законе о потребительском кредите, что нельзя звонить или приходить ночью. Это разумное ограничение. Действительно, есть время, которое предназначено исключительно для личной жизни. Тут ввели достаточно жесткие ограничения – не чаще одного раза в сутки, не чаще двух раз в неделю.

Но что такое «общение»? В законе написано «переговоры». Что такое «переговоры»? Коллектор позвонил, сказал: «Здравствуйте, я коллектор». Представился. Должник на том конце провода бросил трубку, перестал разговаривать. Были переговоры, не были? Можно перезвонить, нельзя? Строго говоря, уже нельзя. Или коллектор позвонил, выяснилось, что не тому. Жена сказала: «Муж придет вечером, позвоните вечером». Вечером уже нельзя звонить – сегодня были переговоры. Коллектор дозвонился до должника, тот говорит: «Я сейчас не могу говорить, перезвоните через 15 минут». Ты не можешь перезвонить через 15 минут, потому что закон запрещает. Поэтому надо понять, что такое переговоры, когда они считаются состоявшимися. Очень часто разговор длится 3-5 секунд, и трубка вешается. Уже есть судебные прецеденты, когда коллектор доказывает: это нельзя считать переговорами, ты за это время не успеешь даже представиться, как этого требует закон. Это требует уточнения.

Требует уточнения еще целый ряд нюансов. Например, есть явное противоречие между законом о коллекторах и Трудовым кодексом. Профессиональный взыскатель не может иметь в штате сотрудников, которые в течение трех лет до этого с опозданием оплатили какое-нибудь судебное решение – кредиты, налоги, алименты. Ты можешь быть банкиром с просроченной задолженностью, ты можешь быть государственным чиновником с просроченной задолженностью, депутатом Госдумы, министром, работником Службы судебных приставов, но сотрудником коллекторского агентства ты не можешь быть.

Были случаи, когда коллекторы брали себе на работу сотрудников ФССП. Ну, где еще работать бывшему судебному приставу? Он же специалист очень узкой сферы деятельности. Выяснялось, что ты берешь его на работу, а у него какие-то кредиты или алименты.

Но ладно бы только это. Что делать с теми сотрудниками, которые уже работают? Выясняется, что у них задолженность. Нет оснований их уволить по Трудовому кодексу. Ну, нельзя уволить человека за то, что у него просроченная ипотека. Но тебя будет наказывать регулятор. Вроде бы абсурдная ситуация, но она пока в рамках закона неразрешима.

Таких нюансов достаточно много, и речь идет не просто о том, что коллекторы хотят себе облегчить жизнь. Правоприменение сейчас очень сильно хромает. Особенно ситуация усугубляется тем, что разные местные управления имеют разные представления о том, как этот закон применять. Общей практики нет. Центральный аппарат ФССП пока не готов рассылать какие-то единообразные рекомендации на места. Говорят: «Мы пока изучаем, анализируем». Но это анализирование длится уже несколько месяцев. И доходит до того, что некоторые представители на местах, регуляторы, говорят: «Мы у себя в области или в республике ни одного агентства не ввели в реестр, значит, у нас они не могут работать. Ну и что, что реестр федеральный? Ну и что, что по конституции у нас единое экономическое пространство?». И вот таких нюансов, на самом деле, десятки. Мы подготовили достаточно большой блок предложений о том, как хотя бы исправить явные юридические ляпы. Надеемся с сентября начать активную работу с законодателями и профильными ведомствами.

– Во многих сегментах рынка обычно еще параллельно законодательству начинают писать стандарты. Коллекторы хотят обзавестись своими отраслевыми стандартами?

– В ряде отраслей финансового рынка законом предусмотрено введение отраслевых стандартов, и очень часто разработка отраслевых стандартов спускается на уровень саморегулируемых организаций. Буквально в этом месяце был утвержден стандарт по защите прав потребителей на рынке микрофинансовых организаций. Это первый стандарт, потом их выйдет достаточно много на всех сегментах финансового рынка. Коллекторский рынок, на мой взгляд, – это часть финансового рынка, но он не попал в сферу действия Банка России. Поэтому здесь не предусмотрено обязательное членство в саморегулируемых организациях, поэтому и не предусмотрено никаких стандартов, кроме тех, которые явно вытекают из законов, то есть приказов ФССП и Министерства юстиции.

Однако на рынке уже 10 лет существует Национальная ассоциация профессиональных коллекторских агентств, у нее есть своеобразный стандарт, который называется «кодекс этики». Он появился за несколько лет до закона, и в определенной части он жестче закона. Там прописаны как раз правила взаимодействия коллектора и должника, имеющего просроченную задолженность. Вот это стандарт. Он, конечно, не обязательный для всех участников рынка, но он обязательный для членов НАПКА. Члены НАПКА, конечно, не все участники рынка. Их всего сейчас 130 с небольшим, а в НАПКА – около 40. Вроде бы по численности треть, но по объему сборов это 90% рынка. Члены ассоциации – это все лидеры рынка, как раз те, которые дорожат своей репутацией, которые эти стандарты должны выполнять. Более того, если они их не выполняют, то их наказывают.

– Вообще – нуждаются ли коллекторские агентства в саморегулировании?

– Думаю, что, если будет введено саморегулирование, будет проще и регулятору, и участникам рынка. Их не так много. Сначала, в конце еще прошлого года, когда закон не вступил в силу, коллеги из ФССП оценивали количество этих коллекторов, страшных, ужасных, минимум в 500 тысяч организаций. Полмиллиона! Мы специально переспрашивали коллег из ФССП, нет ли там лишних нулей. Нам сказали: «Нет, мы посмотрели ЕГРЮЛ – вот примерно столько». Мы тогда оценивали количество компаний, которые профессионально этим занимаются, – примерно 600-800…

– На три порядка меньше.

– Да. Выяснилось, что сейчас их в реестре чуть больше сотни. Наверное, все, кто хотел войти, уже вошли. Хорошо, ну, будет их 150 всего в России. Вряд ли их будет больше. Вряд ли какие-то новые появятся, потому что достаточно дорогой вход на рынок. Скорее всего, их количество будет уменьшаться, потому что нагрузка сильно увеличивается, в том числе и финансовая, и состояние экономики не дает пока больших надежд.

Так вот, когда такое количество участников, с одной стороны, рынок достаточно конкурентный, это не 3-4 компании. С другой стороны, их не тысячи, как ломбардов или торговых киосков. Логично в такой структуре рынка вводить саморегулирование, чтобы, с одной стороны, освободить государственный надзор от многих обязанностей, в том числе по надзору за стандартами, по сбору отчетности, по анализу, иметь единого контрагента для общения – пусть будет несколько СРО. И с другой стороны, участники рынка могут иметь посредника в общении с государством, возможность отстаивать свои интересы. На финансовых рынках это пока работает достаточно успешно, несмотря на то что закон о саморегулировании финансовых рынков я считаю одним из самых плохих законов. Но там просто есть многолетний опыт саморегулирования.

Однако есть ведь опыт саморегулирования и не такой успешный. Это опыт строительных СРО, опыт СРО оценщиков, СРО аудиторов. Особенно строителей и оценщиков, где просто тысячи организаций, действующих на рынке. И конечно, когда рынок настолько дисперсный, настолько большое количество участников, и у них получаются десятки саморегулируемых организаций, которые начинают конкурировать друг с другом за количество членов и снижают планку стандартов. Они живут за счет членских взносов, они должны привлекать участников. Участники, как правило, небольшие. Участники – тоже рационально действующие субъекты, они идут туда, где и ниже взносы и ниже стандарты, которые надо выполнять. Это так называемый ухудшающий отбор в экономике.

Тут не так, потому что каждый участник виден, и никто не отменяет надзор государственного регулятора. И регулятор может каждого участника проверить самостоятельно.

Беседовал Константин Фрумкин

Первую часть интервью с А.Л. Саватюгиным можно посмотреть здесь: https://www.if24.ru/aleksej-savatyugin-monopolia-tsb/

Другие новости


Добавить комментарий

Ваш e-mail не будет опубликован.