Регионы / Мнение

Алексей Тимченко: Быстрой отдачи от нового экономического режима на Дальнем Востоке ждать не стоит

Насколько эффективны новые экономические режимы Дальнего Востока, в какой стадии развития они сейчас находятся и какие сложности ожидают предполагаемых инвесторов, деловому журналу «Инвест-Форсайт» рассказал Алексей Тимченко, бизнесмен и общественный омбудсмен по вопросам осуществления предпринимательской деятельности на территории Свободного порта Владивосток (СПВ), в ТОРах и особых экономических зонах.

Алексей Тимченко: Быстрой отдачи от нового экономического режима на Дальнем Востоке ждать не стоит

— Алексей Павлович, есть ли у режима СПВ противники, и что можно им ответить?

— Что создание нового экономического режима на большой территории — это всегда «длинные деньги». Построить завод, открыть новое предприятие, заставить его работать — всегда сложно, затратно по времени. На подготовку тех же документов, строительных площадок, найм необходимых специалистов и «раскачку» требуется несколько лет. А сам СПВ между тем — режим новорожденный, как можно требовать от него максимальной отдачи в годы становления? Я уверен, что если дать вещам идти своим естественным ходом, в результате мы получим и мощные инвестиции в экономику Дальнего Востока, и множество рабочих мест, и появление новых востребованных специальностей, не говоря уже о налогах в бюджеты регионов.

— А если резидент иностранный?

— Никакой разницы. Юридически предприятия зарегистрированы в зоне СПВ, налоги уходят в регион. У нас есть несколько примеров иностранных инвесторов, которые постепенно разворачивают свою работу, у них есть определенные успехи на этом поприще. Японские дома, тепличные хозяйства… Множество инвесторов, особенно китайских и корейских, заинтересовано в сельском хозяйстве как в отрасли, дающей быстрый результат.

— Имидж СПВ немного омрачился рядом случаев с недобросовестными резидентами, которые, по слухам, получили статус только ради получения земельного участка, не намереваясь вкладывать в дело необходимые по соглашению суммы…

— Насколько я знаю, Корпорация по развитию Дальнего Востока сейчас проводит работу по расторжению соглашений с такими «инвесторами». Безусловно, такой подход нельзя назвать деловым и ответственным, и мы будем прилагать все усилия к тому, чтобы привлекать к проектам достойных резидентов, которые держат свое слово и дорожат своей репутацией. Это напрямую связано с эмоциональным восприятием режима потенциальными инвесторами, которые только принимают решение вступить в проект.

— Каким вы видите решение этого вопроса?

— Тут может быть несколько вариантов. Допустим, проводить работу инвесторов и региональных властей совместно с Корпорацией по развитию Дальнего Востока (КРДВ), по крайней мере, в формате уведомления. Чтобы понимать, есть ли некие противоречия для получения земельного участка или регион имеет опасения, что земельный участок будет использоваться не так, как инвестор заявляет. Это самый простой вариант. Есть решения посложнее, но все-таки я за простоту.

— Как выглядят более сложные варианты?

— Возможно, необходимо ввести согласование процесса получения земли с местной властью, но в этом случае можно прийти к сложному бюрократическому барьеру. В любом случае данное согласование необходимо производить уже без участия инвестора. Он должен в одно место направить заявку, и уже без него все будет согласовываться со всеми заинтересованными лицами и органами государственной власти.

— Вызывают ли институты Свободного порта Владивосток, ТОР и иных особых экономических зон проблемы у бизнеса в практической сфере?

— Прежде всего инвесторы из других регионов, особенно иностранцы, иногда не знают всех нюансов деятельности ТОР и СПВ. А здесь существует некоторый информационный вакуум, поэтому им необходимо либо обращаться в специализированные организации, допустим, КРДВ или консалтинговые агентства, либо искать ответы в интернете. Полученную таким образом информацию анализировать, сравнивать финансовые модели территорий опережающего развития с действующими моделями, сравнивать нормы и правила законодательства… Когда резидент начинает работу, возникают налоговые вопросы: по применению нулевой ставки налогообложения, по налогу на прибыль, по налогу на землю и так далее. Инвестор, заходящий в ТОР или СПВ, должен четко понимать, что у него будет больше бумажной работы, хотя бы потому что нужно предоставлять ежеквартальной отчет о своей работе КРДВ. Также необходимо готовить отчеты Министерству по развитию ДВ об объеме положенных инвестиций, об оборотах предприятия.

Сложный вопрос связан с внесением изменений в документацию. Изначально очень сложно продумать финансовую модель реализуемого инвестпроекта в деталях. Как показывает практика, бизнес-план очень часто отличается от реального его воплощения, и предприниматель сталкивается с тем, что деньги необходимо вложить в иное направление, чем планировалось. Еще одна проблема — использование преференций ТОР и СПВ. У резидентов часто возникают вопросы по получению земельного участка, так как земли не хватает.

— Можно ли говорить о том, что свободный порт и ТОР — реально новые условия хозяйствования, ведь раньше в регионе был опыт СЭЗ Находка? Есть ли хоть какая-то преемственность в этих бизнес-процессах?

— Главное отличие ТОР от СЭЗ состоит в том, у резидентов ТОР есть свои обязательства перед государством, а у государства есть обязательства полностью обеспечить инвесторов землей и инфраструктурой. Что касается Свободного порта Владивосток и ТОР, здесь все более грамотно рассчитано; поэтому мы видим уже реальные результаты, точки роста, в которых идет формирование определенных кластеров, куда идут крупные игроки бизнеса, вокруг которых аккумулируется большое количество компаний малого бизнеса. Поэтому если и можно говорить о какой-то параллели, то только в том, что это особые форматы взаимодействия государства и бизнеса. На этом общие черты заканчиваются.

— Какие проблемы для бизнеса Приморья, Дальнего Востока в свете развития ТОР и СПВ наиболее актуальны?

— Главные проблемы данной территории — себестоимость любой продукции, которая, к сожалению, выше, чем на западе России. Преференции ТОР и СПВ, в частности снижение налоговой нагрузки, должны позволить производить продукцию, которая будет конкурентоспособна на международном рынке.

На Дальнем Востоке дорогая логистика, высокие трудовые затраты, мало ресурсов — денежных и трудовых, плюс низкое потребление. Конечно, режимы наибольшего благоприятствования нацелены на снижение себестоимости местной продукции и в том числе на насыщение ею местного рынка. Но основная задача развития Дальнего Востока состоит в развитии экспортной составляющей. Только вокруг Приморского края в радиусе тысячи километров проживает не менее 400 миллионов человек в сильных в экономическом отношении странах: Китае, Японии, Южной Корее, Австралии и других. Это очень большой рынок, на который будут ориентированы Свободный порт и ТОР.

— Тема «восточного вектора» на российском Дальнем Востоке достаточно сложная. Многие верят в потенциал развития региона, кто-то продолжает говорить о том, что серьезных прорывов пока достичь не удалось. Каково ваше мнение по этому вопросу?

— Так как я чаще общаюсь с предпринимателями в этой сфере, то я вижу прорыв, по крайней мере, у определенных предприятий и отраслей. Например, в животноводство зашло большое количество крупных игроков. Понятно, что есть вопросы, связанные с малым бизнесом. Но их решение — вопрос времени. В любом случае, как я говорил, это долгая игра. Сам Свободный порт задуман примерно на 70 лет, с момента принятия закона о нем прошло всего четыре года, для данного проекта это очень небольшой срок. Некоторые компании только собираются начать выпуск своей продукции либо получать первую прибыль, поэтому, особенно для производственных предприятий, первые результаты будут в ближайшее 6-7 лет. Это очевидно.

— Что бы вы посоветовали предпринимателю, который собирается стать резидентом ТОР или Свободного порта?

— Исходя из своего опыта, я бы рекомендовал, во-первых, качественно подумать, прежде чем подавать заявку на вхождение в Свободный порт Владивосток или ТОР, правильно рассчитать собственные силы. Все обязательства перед государством, которые на себя берёт предприниматель, он должен выполнить. Это объем инвестиций, количество созданных рабочих мест, средняя заработная плата, объем выпускаемой продукции, оборот и так далее. Конечно, здесь надо максимально все четко взвесить, и в случае положительного решения качественно заняться бизнес-планированием. А после этого уже заходить с заявкой на статус резидента. Ну и, получив его, работать.

— Свободные порт и ТОРы не ограничиваются географическими рамками Приморского края. Насколько вам уже удалось побывать в других регионах ДВФО и пообщаться с предпринимателями?

— Я был в Благовещенске, в Якутии, Чите, в ближайшее время намерен посетить Сахалин, а в дальнейшем планирую побывать во всех субъектах ДФО. И я вижу, что в плане развития ТОРов или СПВ каждый регион интересен. У одних качественная логистика, как у Приморского края, у других мощное животноводство, как в Бурятии, у третьих, как у Сахалина, развита сильная рыбная промышленность, у четвертых, как у Забайкальского края, сильный потенциал в сфере добычи полезных ископаемых и так далее. То есть каждый из них имеет свои плюсы, которые надо уметь качественно использовать. В любом случае режимы ТОР и СПВ — это инструмент, который дает возможность любому региону более качественно развиваться.

— Известно, что резиденты СПВ сегодня сталкиваются со специфическими проблемами бюрократического характера. Например, в бизнес-плане компании прописано, что на производстве будет работать 25 работников, а в итоге получается, что их нужно там 20 или 30, и это может стать сложно решаемым вопросом…

— Здесь, мне кажется, должен быть прописан четкий, понятный регламент о том, какие показатели в бизнес-плане являются критическими. Допустим, вот эти показатели обязательно необходимо согласовывать, а об изменении других необходимо только уведомить всех заинтересованных лиц, в том числе налоговые органы, таможенную службу, управляющую компанию и так далее.

Например, критическим может быть показатель объема инвестиций — если вдруг эта цифра меняется, необходимо переписывать бизнес-план и пересматривать его заново либо защищать. Или вдруг по какой-то причине у инвестора меняется срок исполнения проекта либо вид деятельности. Допустим, вы решили выпускать легковые автомобили и вдруг выяснили, что грузовые вы готовы производить тоже. То есть у вас меняется финансовая модель, соответственно, и вещи, связанные с ней, должны поменяться.

Вообще, мы провели экспертный анализ деятельности резидентов ТОРов и Свободного порта и тех административных барьеров, которые препятствуют их работе, по результатам которого сформулировали свои предложения: они касаются таких сфер, как выделение земли, налоговое администрирование, оценка бизнес-проектов резидентов и ряд других тем — все это мы уже передали в КРДВ; теперь дело за ними — нужно как можно скорее все это учесть и провести работу по улучшению инвестиционного климата и условий работы бизнеса здесь.

Беседовал Александр Вершинин

Подписывайтесь на канал «Инвест-Форсайта» в «Яндекс.Дзене»
Загрузка...
Предыдущая статьяСледующая статья