ENG
Прогнозы, Финансы

Гайдаровский форум: Все банки умрут, но это не точно

Почти на каждой сессии Гайдаровского форума разговор рано или поздно сводился к финтеху. Очевидно, что именно эта экономическая сфера первой сдастся под напором «цифры», и на банковском поле фактически идет технологическая война. Об оружии и воинах шла речь на экспертной дискуссии «Битва за финтех: кто, с кем и зачем?».

Фото: pixabay.com

Цифровое самоубийство финтеха

Исполнительный директор Института прикладного анализа данных Deloitte Алексей Минин уверен, что в 2030 году банков не будет. Это предопределено развитием цифровой экономики. Новым технологиям тесно в материальном мире: в диджитал-среде не действуют законы физики, но действует закон 3D — то, что можно дематериализовать сразу, дематериализуется: например, деньги. Вслед за этим происходит демонетизация (если чего-то не существует, за это не надо платить); и, как следствие, глобальная демократизация.

«Никакие усилия государства не смогут остановить развитие «цифры». 3D-экономика — это не государственная история, а глобальная. Это мир, созданный роботами для роботов, в котором транзакции идут со скоростью света и в котором роботы будут регулировать других роботов», — считает Алексей Минин.

Первой под ударом оказывается финансовая сфера, потому что никакого материального продукта она не производит. Разговоры о Big data, чат-ботах и платформах процесс создания эффективного алгоритма не остановят. Банки уже начали движение по пути экосистем, впереди — время массового поглощения финансовыми организациями друг друга. Алексей Минин считает, что в какой-то момент появится алгоритм, который позволит обрабатывать все транзакции, а на его основе — единая платформа управления ликвидностью страны, а дальше — мира.

«В рамках этой истории мы переходим в мир p2p-микрофинансирования и кредитования без аккумуляторов ликвидности в виде банков, где не будет понятий «транзакция», «процентная ставка», — сказал эксперт. — Это другой финансовый рынок, который решает другие задачи, нежели зарабатывание на самих деньгах».

Генеральный директор АНО «Центр Финансово-Технологических Инноваций «ФинтехЛаб» Антон Арнаутов полагает, что хоронить российские банки преждевременно и в ближайшие годы можно ждать вполне материальных технологических сюрпризов.  Более того, по мнению Антона Арнаутова, наши банки подошли к четвертой промышленной революции в очень хорошем состоянии за счет того, что поздно вошли в эту реку. В отличие от американских кредитных учреждений, у наших свежие IT-системы, и банкиры угрозы самому институту со стороны цифровизации не ощущают. Как отметил Антон Арнаутов, в отрасли остро стоит проблема недокапитализации R&D, что уже завтра может вновь поместить Россию в число стран, вынужденных закупать чужие технологические решения. Во многом это последствия того, что в России так и не родилась модель развития инноваций.

«России придется придумать, как развивать инновации в условиях отсутствия венчурного капитализма, — считает создатель «ФинтехЛаб». — Есть команды, которые начали интересные технологические разработки, но не знают, как им теперь стартап капитализировать».

Альтернативой может стать объединение усилий финучреждений.

«Банкам не надо выстраивать внутри венчурную инфраструктуру со всеми составляющими, заводить лабораторию и даже свой университет: необходимо объединять усилия», — уверен Антон Арнаутов.

Алексей Минин полагает, что для отечественных компаний попытка создавать технологии на акселерационных площадках — неправильный путь. России с высокой степенью огосударствления экономики следует наращивать капитализацию госкорпораций, а возникающие при этом технологии выводить, глобализировать и коммерциализировать как технологические суперуспешные компании.

Где собирают лего-людей? 

Для работы в таких компаниях потребуются новые люди. Успешную адаптацию технологий к реальным активам смогут провести T-образные (классификация McKinsey) и даже H-образные специалисты — так считает топ-менеджер Deloitte. Востребованные в новой экономике люди профессионально владеют 4 навыками — оперируют методами анализа данных, являются знатоками в предметной области, управляют проектами и работают с комьюнити. В России таких специалистов можно пересчитать по пальцам рук.

Образовательная система за запросами бизнеса не успевает. Правда, с вузами происходит то же самое, что с банками. Знание оцифровывается и становится частью диджитал-экономики. Как брать знания из цифровой среды и применять в реальном мире, по мнению Алексея Минина, пока вопрос риторический. Однако большую роль в подготовке кадров, по его словам, будут играть корпоративные университеты — из-за близости к активам компаний и более четкого понимания того, какие компетенции нужны сотрудникам.

Участники экспертной дискуссии считают, что существует большой разрыв между учебными заведениями и бизнесом: их характеризует взаимное непонимание и неумение вести диалог. Заместитель проректора по стратегическому планированию, директор бизнес-инкубатора Финансового университета при правительстве РФ Александр Диденко согласен, что с подготовкой востребованных кадров есть проблемы. Он считает, что образовательная система должна отвечать философии финансовой отрасли — быть более гибкой. Сейчас же программа бакалавриата утверждается на четыре года, и оперативно внести в нее изменения невозможно. Сергей Сотников, старший преподаватель МГУ им. М. В. Ломоносова и преподаватель РАНХиГС, подчеркнул важность привлечения к образовательному процессу преподавателей-практиков и перехода к проектному обучению. По его мнению, представители крупнейших компаний должны выступать менторами групповых студенческих проектов, в результате которых будет создан готовый к выводу на рынок инновационный финансовый, а не учебный кейс.

В цифровом завтра финтех-специалист — это универсальный солдат, или лего-специалист (их «собирают» в магистратуре вуза). Как рассказал руководитель инкубатора Fintech, заместитель заведующего Научно-исследовательской лабораторией экономики и управления ИБДА РАНХиГС Тимофей Головин, идея технически «прокачивать» финансистов себя не оправдала. Даже научившись программировать, они не стали готовы противостоять новым технологическим вызовам: не хватало предпринимательской составляющей. Именно поэтому теперь студенческий набор начинается с кейс-чемпионата, а элементами обучения стали хакатоны и взаимодействие с комьюнити — здесь бизнес сможет соприкоснуться с академической средой и принять участие в подготовке нужных кадров.

Автор: Анна Орешкина

Подписывайтесь на канал «Инвест-Форсайта» в «Яндекс.Дзене»
Загрузка...
Предыдущая статьяСледующая статья