ENG
В мире, Инвестклимат

Белоруссия продолжает искать альтернативную нефть

Хотя в настоящее время Белоруссия смирилась с необходимостью закупать российскую нефть по мировым ценам, вопрос о диверсификации нефтяных поставок в страну продолжает стоять очень остро, отсюда и различные маневры, которые проводит белорусское руководство в политической сфере. Иногда эти маневры сопровождаются демонстративными антироссийскими акциями. Например, 5 февраля в Минске на приеме в честь дня рождения военного деятеля Беларуси, Польши и США Тадеуша Костюшко министр иностранных дел Беларуси Владимир Макей цитировал Бжезинского. Все это совпало с переговорами по поводу альтернативных поставок нефти с литовским главным дипломатом Линасом Линкявичусом. Очевидно, Беларусь готовит себе тылы в нефтяном вопросе.

Белоруссия продолжает искать альтернативную нефть
Министр иностранных дел Белоруссии Владимир Макей. Михаил Воскресенский / РИА Новости

История с географией

В очередной раз встал болезненный для белорусской дипломатии и вообще для белорусских властей вопрос: кому из соседей отдавать внешнеполитический приоритет: России или окружающим с трех сторон Латвии, Литве, Польше и Украине? Исходя из исторических и этнографических реалий, ближайшими друзьями Белоруссии могут быть Литва и Украина. Исходя из экономических реалий — Россия (плюс к этому добавить 60% жителей Белоруссии, предпочитающих пользоваться русским языком, и остальные 40%, которые время от времени на нем вынуждены общаться, поскольку второй государственный проникает повсюду, начиная с телешоу и заканчивая выступлениями депутатов парламента и официальных лиц, вплоть до президента). Что касается Польши, отношения с ней весьма специфические. С одной стороны, польское нацменьшинство в Беларуси в ходе Великой Отечественной войны не подвергалось такой дискриминации, как на Западной Украине, что дает возможность двум славянским народам жить в мире в местах компактного проживания поляков на северо-западе страны. С другой стороны, действия Польши вроде введения карты поляка или маршей в Белостоке в честь антибелорусских деятелей не дают возможность строить отношения на равных, как с теми же Литвой и Украиной. По поводу Латвии — участок границы с ней маленький, но если речь пойдет о быстрой дороге к морю, конечно, белорусский МИД обязательно вспомнит, что латвийский регион Курляндия находился некоторое время в ленной зависимости от Великого княжества Литовского и что в Даугавпилсе имеется белорусская диаспора.

Еще одна морская держава

С экономической точки зрения то, что делает белорусская дипломатия, можно считать хеджированием рисков. Многие условия, выдвигаемые Россией, основным источником углеводородов для Белоруссии, неприемлемы для белорусских властей. С другой стороны, не приходится ожидать, что маленькая Литва будет точно так же давить на Беларусь, пытаясь ограничить ее суверенитет, финансировать провокаторов, агитирующих за какую-нибудь «Литовскую весну». Другое дело, что положение белорусской диаспоры в Литве и трактовка Литвой в свою пользу исторических событий, связанных, например, с Великим княжеством Литовским или с восстанием Кастуся Калиновского (которого литовцы считают литовцем, поляки поляком, а белорусы белорусом), не может не вызывать в Белоруссии опасений.

Если абстрагироваться от политики, то экономические реалии таковы. Белоруссия владеет частью Клайпедского порта в Литве, но это не нефтяной терминал. Вопрос покупки доли в нефтяном терминале пока остается открытым. Это, по сути дела, единственный выход Белоруссии к морю. После войны Иосиф Сталин вынашивал планы отдать Кенигсбергский регион БССР, но в последний момент передумал и сделал его Калининградской областью РСФСР. Владение долей в порту Клайпеды несколько снизило боль от этой исторической потери. Нелишне напомнить, что сама Литва владеет только 99 км балтийского побережья, что значительно меньше, чем у Латвии, Эстонии, российского побережья Калининградской и Ленинградской областей, не говоря уже о Польше. Поэтому доказать, что Литва тоже морская держава, наращивая объемы перевалки грузов через Клайпеду, для этой небольшой балтийской страны — дело чести. Здесь геополитические интересы Беларуси и Литвы сходятся, и сходятся также с экономическими интересами обоих стран. Ведь как для не имеющей выхода к морю Белоруссии престижно сказать перед соседями, все из которых выход к морю имеют: «мы тоже морская держава».

Доли в балтийских портах — инструмент диверсификации рисков

В 2013 году, то есть еще до «русской весны» и связанных с этим опасений Белоруссии стать еще одним полигоном для испытаний идеи «русского мира», Белоруссия объявила о намерении купить долю в порту Клайпеды. Этот порт является самым северным незамерзающим портом Балтийского моря и крупнейшим транспортным хабом Литвы. Правда, в связи со строительством сухопутных трансбалтийских транспортных коридоров на роль крупнейших железнодорожных и автодорожных хабов могут претендовать Вильнюс и Каунас, но пока пальма первенства принадлежит Клайпеде. Покупателем в апреле 2013 года выступила солигорская компания «Беларуськалий», за $30 млн была выкуплена доля в одном из терминалов сыпучих грузов, составляющая 30% от стоимости владеющей терминалом компании ЗАО «Бирюкровинютерминалас». Были начаты переговоры по созданию СП компаниями «Гродно Азот» и литовской стивидорной компанией «Бега». Однако вопрос о покупке доли в нефтяном терминале клайпедского порта остается открытым. Основная проблема, которая встает перед белорусской нефтеперерабатывающей промышленностью, заключается в том, что 72% акций (контрольный пакет) компании «КлайпедосНафта» принадлежит государству. Пока не известно, как официальный Вильнюс относится к продаже части акций стратегического объекта.

Параллельно с клайпедским вариантом Белорусская нефтяная компания рассматривает еще два варианта нефтяных портов, в которые можно инвестировать с последующими перспективами эксплуатации как для поставок сырой нефти в Белоруссию, так и для отгрузки переработанных на белорусских нефтяных заводах нефтепродуктов. Эти порты в меньшей степени, чем клайпедский нефтяной терминал, контролируются государством, соответственно, долю в них получить легче, чем там. Это Бутинге (пригород Паланги, Литва) и Вентспилс (Латвия). В советское время, когда строили моногород Новополоцк в Витебской области БССР, от градообразующего предприятия НПЗ «Нафтан» в Бутинге и Вентспилс провели нефтепроводы. Уже 10 лет эти нефтепроводы нефть не прокачивают и нуждаются в ремонте. По оценкам специалистов из Белорусской нефтяной компании, ремонт нефтепроводов обойдется дороже, чем покупка возможных долей в нефтяных терминалах портов Бутинге или Вентспилса. Ожидается, что с терминалом в Бутинге может быть больше проблем, чем с терминалом в Вентспилсе, поскольку он контролируется Мажейкяйским НПЗ, который в свою очередь контролируется поляками, а они на свою территорию чужаков не допустят — не для того контрольный пакет покупали, чтобы еще с кем-то делиться.

Реальные достижения Белоруссии в сфере диверсификации поставок

Если речь вести не о перспективах, которые будут вырисовываться в случае получения доступа к балтийским нефтяным терминалам, а о реальных поставках, то в этом году имели место знаковые события. По крайней мере, наблюдаются некоторые подвижки в сторону пропорции, которую озвучивал президент Александр Лукашенко: 40% нефти — из России, 30% — из портов Балтики, 30% — через порты Украины.

21 января этого года БНК купила партию норвежской нефти в объеме 80 тыс. тонн через клайпедский терминал. Однако это — капля в море, не более чем пробная закупка. Специалисты оценивают потребность Белоруссии в нефти цифрой не менее 2–3 млн тонн в месяц. Если не приводить в божеский вид трубопроводы из Новополоцка в балтийские порты, такие объемы поставлять весьма проблематично. А трубопроводы мало того что не приводят в порядок, так еще и собираются спускать из них нефть для срочных нужд, из-за чего трубопроводы будут быстрее портиться (для консервации нужен некоторый объем нефти в трубах).

Белорусская экология и литовская нефть

Одним из предметов разговоров Владимира Макея с Линасом Линкявичусом, судя по всему, был вопрос строительства в Беларуси Островецкой АЭС. Линкявичус по вопросу об этой АЭС относится к умеренному крылу литовских официальных лиц, то есть он, как и все, не допускает строительства, однако выступает против санкций в отношении Белоруссии в случае ее постройки. Тем не менее, скорее всего, Линкявичус озвучивал Макею позицию официального Вильнюса: мы вам нефть, а вы не строите АЭС рядом с нашей границей. Позиция довольно лицемерная и порочная. Во-первых, Островецкая АЭС уже почти построена. Во-вторых, сама Литва допускает возможность строительства АЭС в литовском Висагинасе, разница только в том, что Висагинасская АЭС отвечает нормам ЕС, а Островецкая — нет. В-третьих, лучше уж Островецкая АЭС, чем увеличение поставок нефти на белорусские ТЭЦ, так как последнее хуже с точки зрения парникового эффекта и глобального потепления.

Игра в карты на просто так

Как уже выше говорилось, та нефть, которую Белоруссия может получать по железной дороге из балтийских портов, — капля в море по сравнению с потребностью Белоруссии в нефти. Свои источники на Полесье в Белоруссии разработаны слабо. Чтобы их разрабатывать, очевидно, потребуются инвестиции, и, надо полагать, российские компании не будут инвестировать в то, что теоретически может сократить их прибыли от продажи Белоруссии нефти. Единственное спасение — инвестиции в расконсервирование трубопроводов от Новополоцка до балтийских портов. Белоруссия слишком заигралась в опасные нефтяные игры с российским крупным бизнесом и государственными экономическими структурами. Рано или поздно приходится платить за такие игры, и «нефтяная война» для Белоруссии может обойтись очень дорого.

Автор: Роман Мамчиц

Подписывайтесь на канал «Инвест-Форсайта» в «Яндекс.Дзене»
Подписывайтесь на наши телеграм-каналы «Стартапы и технологии» (@startupnews_if) и «Коронаэкономика» (@crypto_if)
Загрузка...
Предыдущая статьяСледующая статья