ENG

Добавить в избранное
В мире, Мнение, Финансы

Большая Евразия: драйверы формирования альтернативной международной валютно-финансовой системы

Мария Ермилова

Мария Ермилова

Доцент кафедры финансов устойчивого развития РЭУ им. Г. В. Плеханова

В течение последних 5 лет мы можем наблюдать серьезные изменения в мировой экономике. Сначала локдаун, который затормозил развитие ряда отраслей в странах, изменил работу финансовых институтов, затем последствия пандемии, которые также отразились на валютно-финансовых отношениях.

Фото: depositphotos.com
Фото: depositphotos.com

На этот же период приходится достаточно бурное развитие криптовалютного рынка, когда одни государства приняли новые реалии и стали использовать криптовалюты как средство расчета, другие, наоборот, максимально ограничивали эти возможности. При этом тот же биткоин стоил на начало 2019 года $4000, сейчас же эта стоимость возросла выше $25 тыс. В отдельные периоды эти значения превышали $40 тыс. Постепенно менялись общепринятые валютно-финансовые отношения, и экономики начинали жить в новых реалиях.

В настоящее время в России мы уже говорим о цифровом рубле, который активно входит в финансовые отношения. И о других серьезных изменениях, которые начали реализовывать после начала СВО и введения в отношении нашей страны санкций со стороны других государств.

Это в большей мере обусловило реализацию инициативы по созданию большого евразийского партнерства, о котором заявлял Президент Путин В.В. еще в мае в рамках Евразийского экономического форума в Бишкеке. С введением антироссийских санкций со стороны Запада можно было видеть усиление взаимодействия Российской Федерации со странами евразийского пространства как в торговых отношениях, так и в валютно-финансовых отношениях. Все больше внимания уделялось необходимости расширения возможностей для национальных валют, оплате экспортно-импортных операций в валютах стран-партнеров. Акцентировалось внимание на укреплении национальных валют, также на возможностях вывода валют стран-партнеров на российскую биржу, увеличения объема валют стран евразийского пространства в российских расчетах. Более того, после отказа SWIFT работать с Россией поступило предложение от нашего государства по организации платежной системы уже в рамках государств-партнеров Российской Федерации. Более чем за год были серьезно подорваны торгово-экономические и экономические отношения с рядом государств, что повлекло необходимость изменения валютно-финансовых отношений между странами, которые готовы продолжать сотрудничать.

В рамках создания Большого евразийского партнерства приобрело особую значимость формирование альтернативной международной валютно-финансовой системы, которая будет высококонкурентна в современных условиях. В настоящее время ведется обсуждение, какой должна стать такая система и как она будет реализована, чтобы обеспечить экономический рост стран. Упор делается на укрепление именно национальных валют участников системы. Более того, ввиду уже действия ЕАЭС и участия в нем части стран евразийского пространства, который показал эффективность взаимодействия, все более перспективным видится формирование альтернативной международной валютно-финансовой системы. За счет нее можно будет увеличить долю национальных валют в расчетах по примеру ЕАЭС, где эта доля уже достигла 75%. Такие крупные игроки, как Китай, имеющий крепкие связи с большим число экономик мира, и укрепление взаимодействия с ним позволят выстроить более эффективную систему. Впоследствии возможно участие в новой международной валютно-финансовой системе не только ближайших соседей по евразийскому пространству, но и других дружественных стран.

В рамках Большой Евразии и отказа от SWIFT переход на расчеты по корреспондентским контактам между банками дружественных стран укрепит взаимодействие, а также возможно взаимодействие через систему передачи финансовых сообщений Банка России, что также положительно отразится на системе в целом. Особую значимость можно отметить в том, что такая система может строится именно с учетом укрепления национальных валют и расширения их участия в международных расчетах, что положительно отразится на экономиках этих стран, сделает сильнее страны-участники.

Резюмируя, отмечу, что вопрос создания альтернативной международной валютно-финансовой системы вставал уже давно у достаточного числа стран, особенно при обсуждении вопроса снижения влияния доллара США. Однако к настоящему времени и ввиду таких факторов, как последствия пандемии, СВО и введенных санкций в отношении России, этот вопрос обострился. Наличие крепких связей России и стран евразийского пространства, а также участие стран в международных объединениях позволяет начать активно реализовывать данную инициативу, которая постепенно может вовлечь еще большее количество стран. Особенно если учесть, что после пандемии Россия стала одной из немногих стран, относительно быстро восстановившихся от последствий локдауна. И в целом интеграционные процессы в Евразии способствуют укреплению и развитию экономик находящихся здесь стран. Для реализации новой международной валютно-финансовой системы потребуется привести к единообразию законодательства стран, которые планируются к участию, в том числе со стороны организационной части, разработать принципы функционирования системы, в которых будет учтено укрепление национальных валют стран и недопущение монополизации одной страны, чтобы не получилась аналогичная ситуации той, которая сейчас существует с долларом США.

Подписывайтесь на канал «Инвест-Форсайта» в «Яндекс.Дзене»
Наши телеграм-каналы:
Стартапы и технологии
Новые бизнес-тренды
Предыдущая статьяСледующая статья