ENG
Инвестклимат

Богатые тоже плачут: чего не хватает фарминдустрии?

Глобальный фармацевтический рынок оценивается в $800 млрд. Причем пандемия не только не нанесла ему урона, но придала динамики. Цены на многие лекарственные препараты выросли в 2–4 раза, средства индивидуальной защиты, витамины и термометры разлетаются как горячие пирожки в базарный день. Удастся ли отечественной фарминдустрии стать конкурентоспособной и перейти от выпуска дженериков (средств с активным ингредиентом, идентичным запатентованному первоначальным разработчиком) к созданию оригинальных лекарств с большим экспортным потенциалом? Этот вопрос обсудили эксперты на платформе Innoprom Onlinе в рамках сессии, посвященной инновациям в фармацевтике и медицине. По мнению большинства, в отечественной фармацевтике сегодня три главные болевые точки: отсутствие достаточного финансирования, нехватка производственных мощностей и разрыв между бизнесом и наукой.

Сколько денег нужно для развития?

Программа Минпромторга «Фарма 2030» предусматривает выделение средств на развитие отечественной фарминдустрии. Так, для предоставления грантов госучреждениям на разработку и вывод на рынок новых лекарственных средств планируется потратить 2,6 млрд рублей. По словам Дмитрия Галкина, заместителя директора Департамента развития фармацевтической и медицинской промышленности Минпромторга России, среди федеральных бюджетных фармпредприятий будут объявлены конкурсы, важным требованием которых станет возможность быстрого вывода разработки на рынок. Поддержат инноваторов и венчурные фонды. Однако, по мнению предпринимателей, работающих в отрасли, денег в ее развитие должно быть вложено намного больше.

«Для получения портфеля инновационных российских фармпродуктов необходимы средства на развитие индустрии. На поддержку разработки отечественных препаратов в течение 3–4 лет должно быть направлено порядка 200 млрд рублей. В предыдущей стратегии — «Фарма 2020» — были заложены средства для поддержания медицинских инноваций, потому и стало возможным создание российской вакцины и препаратов от коронавируса», — считает Андрей Иващенко, председатель Совета директоров НП ЦВТ «ХимРар».

По словам Николая Власова, советника аппарата правления ПАО «Промсвязьбанк», российских рынок лекарственных препаратов оценивается в $25 млрд, и он будет расти быстрее остальных рынков. Именно поэтому фармпромышленность так привлекательна для инвестиций.

«В мире примерно 15% от объема рынка тратится на R&D — исследования и разработки. Для России это $4 млрд. Если б эти деньги тратились на разработку инновационных препаратов, у нас было бы гораздо больше отличных отечественных лекарств. Стоимость нового препарата, выдержавшего все клинические испытания и дошедшего до рынка, достаточно высока: порядка 1 млрд рублей. И лишь один из трех новых препаратов попадает на прилавки аптек. Но 10 лет находясь на рынке, препарат окупает все вложения. Поэтому банки задумываются о создании венчурных фондов, которые могли бы инвестировать в фармакологическую отрасль», — привел интересные цифры Николай Власов. 

Новые производственные мощности

По мнению экспертов, не хватает отечественной фарминдустрии и производственных мощностей. Так, вакцину для профилактики COVID-19 «Гам-КОВИД-Вак» (Спутник V), производившуюся НИЦЭМ им. Н. Ф. Гамалеи и компанией «Биннофарм», пришлось дополнить еще одним производителем — компанией «Генериум». Без этого было бы невозможно масштабирование производства.

«“Генериум” — первая компания в мире, у которой будет производство полного цикла вакцины от коронавируса. При выходе на полную мощность площадка компании сможет выдавать от 60 до 100 млн доз вакцины в год. Да, отечественная фармакологическая промышленность сейчас идет по корейскому пути — выпускает в основном дженерики. Но средства от доходов с продаж дженериков можно направлять и на разработки инновационных лекарств. А субстанции для производства выпускать самим, а не закупать за рубежом», — сказал генеральный директор АО «Генериум» Дмитрий Кудлай.

Гендиректор компании «Нанолек» Михаил Некрасов добавил, что отечественной фармпромышленности стоит наладить производство полного цикла и других вакцин — инактивированной от полиомиелита, вакцины от ВПЧ (вируса папилломы человека). Но для того чтобы российская фармакологическая индустрия выстреливала не разово, а системно, нужно расширять производства, наращивать их мощности.

Разрыв между наукой и бизнесом

Конечно, одними деньгами и производственными мощностями новых лекарств не создать. Любые серьезные инновации приходят из фундаментальной науки. Однако ученым сегодня часто выгоднее публиковаться в серьезных журналах и получать гранты на исследования, чем думать о коммерциализации своих идей.

«Между наукой и бизнесом в России пролегла Долина смерти. Это мертвая зона, где почти ничего не происходит, никакого взаимодействия. У нас нет хороших кейсов, благодаря которым ученый чувствовал бы, что его разработки могут принести прибыль, сопоставимую с грантами, которые он может получить, проводя исследования и публикуясь. Только перестроив всю систему, можно будет думать о выпуске качественных инновационных препаратов. Возможно, если государство будет оказывать серьезную поддержку фарминдустрии, интерес к новым разработкам появится внутри фармакологических компаний», — поделился мнением Дмитрий Ахаев, заместитель декана биологического факультета по инновационной деятельности МГУ им. М. В. Ломоносова.

По мнению Романа Горбунова, начальника департамента развития гражданского приборостроения холдинга «Швабе», основной тренд сегодня — объединение усилий, поэтому необходимо создание консорциума предприятий медицинской промышленности, а также центров, объединяющих фармкомпании и лучшие вузы страны. К примеру, швейцарская компания «Рош» (создает инновационные лекарства и диагностические тесты для онкологических, иммунных, инфекционных, кардиологических и других заболеваний) сотрудничает с 5000 университетов по всему миру. В России такого опыта нет. Если б отечественные фармкомпании активнее взаимодействовали с учеными, перед ними открылись бы совсем другие перспективы, считает Горбунов.

Сегодня драйверы фармакологической отрасли — США, Япония, Германия, Швейцария, Бельгия, Франция. В этих странах активно создаются и экспортируются новые препараты и медтехника. Остальные — догоняющие, производят лишь более дешевые аналоги эффективных лекарств. Пандемия коронавируса выявила и обострила многие проблемы фарминдустрии, бросила вызов, на который Россия ответила вполне достойно. Сможем ли мы разрабатывать вакцины, создавать инновационные препараты, заниматься разработкой новых медицинских технологий вне экстремальных условий? Эксперты считают, что потенциал есть.

Автор: Наталья Сысоева

Вам понравился этот текст? Вы можете поддержать наше издание, купив пакет информационных услуг
Загрузка...
Предыдущая статьяСледующая статья