ENG
Финансы

Большие против маленьких: что стоит за расколом АРБ

В последние месяцы мы наблюдали один из самых громких в новейшей истории России публичных скандалов в мире банковских бизнес-объединений. Девять российских банков-гигантов подвергли критике руководство крупнейшего из объединений — Ассоциации российских банков (АРБ), вышли из него и перешли в Ассоциацию региональных банков «Россия» (АРБР), убрав таким образом слово «региональных» из его названия. Нынешний президент АБ «Россия», депутат Госдумы Анатолий Аксаков, согласился на роль председателя совета Ассоциации, уступив президентское место для бывшего зампреда ЦБ Георгия Лунтовского.

Фото: arb.ru

Не раздражать регулятора

К президенту АРБ Гарегину Тосуняну накопилось немало претензий. Он возглавляет АРБ бессменно уже 15 лет (с 2002 года).

Поэтому когда глава Сбербанка Герман Греф заявил, что нужно «создать другую ассоциацию, где будет принцип сменяемости», у него был реальный материал для недовольства.

Видимо, именно Гарегин Тосунян несет ответственность за то, что АРБ и АРБР не смогли объединиться, — Тосунян настаивал на главенстве АРБ. И действительно, нет серьезных признаков эффективности АРБ как банковского лоббиста.

Заместитель председателя правления Альфа-Банка по связям с органами государственной власти Владимир Сенин еще в 2015 году, отвечая на вопрос по поводу эффективности банковских ассоциаций, говорил: «Я не хочу сказать, что ассоциации ничего не делают. Конечно, делают! Но у нас в бизнесе есть конкретные цели, рассчитываются коэффициенты эффективности деятельности, записано, каких конкретных результатов нужно добиться за год. В бизнесе, и в GR в частности, никого не интересует процесс. Если кто-то написал 57 писем, провел 25 совещаний, со всеми переговорил, но результат нулевой — это очень плохо. Лучше бы вообще ничего не делали. Потому что потратили время, силы, деньги. У ассоциаций всегда приоритет отдается процессу, а не результату. Это хорошие площадки для обсуждения. Но, как правило, эффект от их деятельности заканчивается написанием некоего обращения, поднятием актуальной темы или участием в мероприятии. Что тоже важная история, но это больше про процесс, а не про результат. Если бы мы могли сказать руководству ассоциации: «У банков есть проблема, мы видим такое оптимальное решение», — подготовить всю документальную базу, отдать и забыть о проблеме, зная, что ассоциация работает и добивается результата — принятия закона в нужном виде… Этого нет».

Такие крупные банки, как Альфа-Банк, пытались реализовать свои интересы путем непосредственного общения с рядовыми и высокопоставленными сотрудниками ЦБ.

Как сказал главный управляющий директор Альфа-банка Алексей Марей, «у нас налажен прямой контакт с ЦБ, в рамках которого взаимодействие эффективнее, чем через ассоциации».

Другого пути добиваться свои цели в сущности не было.

Как сказал в интервью «Инвест-Форсайту экс-замминистра финансов Алексей Саватюгин, «Центральный банк остается фактически монополистом на рынке принятия решений в финансовой сфере», во многом оттеснив из этой сферы Правительство.

Если решать различные вопросы в регулятивной сфере невозможно, не поддерживая хороших отношений с регулятором, крупные банки тем более должна была раздражать громкая риторика, которой пользовался Гарегин Тосунян. Никакой публики, которая могла бы воздействовать на регулятора, этой риторикой вдохновившись, просто не существовало.

Именно поэтому в марте, критикуя доклад Ассоциации, глава банка ВТБ Андрей Костин сказал: «Излагая какие-то вещи, надо избегать, на мой взгляд, ярких, но неуместных для доклада формулировок, например: «начало новой войны», «иезуитские подходы»… Мы не в Союзе писателей».

Стоит добавить, что симптомом недостаточной эффективности АРБ стало произошедшее еще в 2013 году создание Национального совета по финансовому рынку. Как заявил «Инвест-Форсайту» представитель одного из банков, сейчас именно эту организацию они рассматривают как основную площадку для обсуждения проблем сектора.

Большие и малые

Переход крупнейших банков из АРБ в Ассоциацию «Россия», вероятно, должен способствовать появлению в публичном пространстве более конструктивной и активной организации. Однако неизвестно, стоит ли радоваться этому факту, поскольку за расколом в банковской ассоциации стоит еще один, наверное, более серьезный конфликт — между интересами крупных и мелких банков.

«Сохранить АРБ можно было путем отставки президента АРБ, на что последний не пошёл, — полагает финансовый аналитик компании Gerchik&Co Виктор Макеев. — В таком случае пришедший президент однозначно выступил бы на стороне лоббирования крупнейших членов организации».

Вопрос о том, сколько банков может и должно остаться в России, — один из самых острых и болезненных в банковских кругах, по крайней мере с того момента, как Эльвира Набиуллина заняла пост председателя ЦБ. Под ее руководством регулятор начал кампанию по очистке рынка: с 2014 количество отзывов лицензий у банков составляло примерно 100 в год.

Разумеется, банк, который не может выполнять свои обязательства перед вкладчиками, не должен оставаться на рынке, но общий тренд на уменьшение числа игроков на рынке означал уменьшение конкуренции и монополизацию бизнеса самыми надежными — а значит, прежде всего государственными — банками. При этом, хотя, конечно, разорившихся малых банков очень много, наибольший финансовый ущерб и Центральному банку, и Агентству по страхованию вкладов нанесло банкротство гигантов отрасли, таких как «Банк Москвы».

К тому же принципы, по которым Центральный банк выбирает, кого спасать, кого миловать, кому предоставлять процедуру санации с льготным кредитом, а кому — как в случае с банком «Открытие» — даже прямое участие фонда ЦБ в капитале банка, остаются довольно произвольными. И иногда — как в случае с «Открытием» — явно нарушают принципы свободной конкуренции, так что прозвучавшие в докладе АРБ упреки в фаворитизме имели некоторые основания. Именно поэтому бизнес-омбудсмен Борис Титов во время Восточного экономического форума во Владивостоке подверг резкой критике действия ЦБ РФ: в частности, сказав, что санация ФК «Открытие» через Фонд консолидации банковского сектора — «убийство» отечественной банковской системы.

«Эта централизация или, там, консолидация банковской системы — тоже убийство»,

Критики АРБ говорят, что Ассоциация защищает не просто малые, а некачественные кредитные организации. В частности, глава ЦБ Эльвира Набиуллина заявила, что АРБ берет на себя роль «адвоката плохих банков». Председатель правления Альфа-банка Андрей Соколов объяснил причины выхода кредитной организации из состава АРБ несогласием с поддержкой «нечистоплотных игроков». Однако проблема конкуренции, тем не менее, никуда не девается.

Новый расклад сил

Сейчас крупнейшие банки, вероятно, займут руководящие позиции в Ассоциации банков «Россия» (бывшей Ассоциации региональных банков), которая до сих пор играла роль «младшей сестры» АРБ. Порядок старшинства между двумя ассоциациями-сестрами изменится на прямо противоположный.

«Скорее всего, вслед за крупными АРБ покинут многие средние и небольшие банки, — считает старший преподаватель кафедры банковского дела РЭУ им. Г.В. Плеханова Владислава Полетаева. — При этом в настоящее время наблюдается тенденция к развитию в первую очередь крупных банков»

В интервью «Федеральному агентству новостей» директор аналитического департамента компании «Альпари» Александр Разуваев отметил, что без крупных игроков рынка такая структура, как АРБ, просто не является жизнеспособной. Глава «России» Георгий Лунтовский, имеющий многолетний опыт работы в Банке России, вероятно, способен провести линию дружественного диалога с регулятором. Более того — депутат Анатолий Аксаков считает возможным превращение ассоциации в саморегулируемую организацию.

Однако вопрос о представительстве малых банков и защиты конкуренции на банковском рынке решен не будет. Ну а по словам Гарегина Тосуняна, приоритетами АРБ должны стать лоббирование стимулирующего регулирования и надзора, справедливой конкуренции и равного доступа к рынкам.

«По факту происходящее — это результаты взаимодействия между Центральным Банком России с Ассоциацией российских банков, — отмечает Виктор Макеев. — Когда подобным ассоциациям уделяется меньше внимания, а вопросы решаются напрямую, то роль и необходимость АРБ подводится под сомнение. Возможно, оперативно можно решить ряд вопросов напрямую, но в политике ЦБ в таком случае должна прослеживаться явная поддержка коллегиальной структуры. Наиболее эффективные решения способны всё же вырабатываться совместным путём, особенно в кризисные ситуации, с которыми могут сталкиваться банки. Создание отдельной структуры с крупнейшими банками в первую очередь может войти в конфронтацию с мнением более мелких участников, усиливая роль первых. Поэтому выход из АРБ вряд ли благоприятно отразится на текущей ситуации в банковском секторе. Коллегиальные решения, например, Ассоциации банков в США с совокупными активами в 16 трлн долларов, способны оказать лобби на принятии решений по процентной ставке. Более того, разработка и участие в написании банковской документации, участие в антикризисных мерах с присутствием всех членов организации выглядит куда более эффективно».

В пресс-службе банка «АК БАРС» «Инвест-Форсайту» заявили следующее:

«Банк высоко ценит многолетнее членство в Ассоциации российских банков, которое способствовало решению ряда актуальных задач, а также определению трендов и перспектив дальнейшего развития финансовой системы в соответствии с мировыми стандартами. В настоящий момент банк планирует вынести на повестку Собрания акционеров вопрос о членстве в Ассоциации «Россия». При поддержке данной Ассоциации банк планирует привлечь новых стратегических партнеров для реализации совместных проектов. Кроме того, в 2017 году банк «АК БАРС» вступил в Национальный совет финансового рынка (НСФР) в целях повышения эффективности решения задач в рамках финансово-технологического инновационного развития».

Автор: Константин Фрумкин

Подписывайтесь на канал «Инвест-Форсайта» в «Яндекс.Дзене»
Загрузка...
Предыдущая статьяСледующая статья