• Подписывайтесь на  E-mail рассылку

ENG
Generic selectors
Exact matches only
Поиск по заголовкам
Поиск по содержимому
Search in posts
Search in pages
Инвестклимат, Интервью

Дмитрий Потапенко: «Риск инвестора огромен, поскольку количество дебилов запредельное»

48-летний предприниматель Дмитрий Потапенко стал известен широкой аудитории после своих ярких выступлений на Московском экономическом форуме, в которых он обличал недостатки нынешней экономической и политической системы. Он рассказал нам о «дебильных стартаперах», «мальчике» Дерипаске и иллюзии выбора.

Илья Питалев / РИА Новости

В словосочетании «российская экономика» одно слово лишнее

— Дмитрий Валерьевич, в интернете довольно-таки противоречивая информация о вас. Расскажите о себе сами.

— Я экономист, предприниматель и управляющий партнер Management Development Group, общественный омбудсмен по защите прав предпринимателей в аппарате при президенте Российской Федерации. Бизнес мы ведем в России и за рубежом: в четырех странах. Через мои руки прошли три завода и крупная розничная сеть, которую я в ранге генерального директора выводил на IPO (размещение акций на бирже — ред.). Я генеральный директор, а также владелец — страшно сказать, с 1989 года — различных компаний.

— На ваш взгляд, основная часть кризиса уже позади?

— Смотря что подразумевать под кризисом… Кризис — это такая история, когда мы заболели и переболели. А то, что нам сейчас устроено, в том числе нашими властями, это не кризис, а принципиальное изменение реальности, и мы в этой реальности будем теперь жить весьма и весьма долго, хоть и несчастливо.

— Когда произошло это изменение реальности?

— Лет 20 назад. Посмотрите рассказы о том, что «мы войдем в пятерку ведущих экономик мира» — я вам могу сказать, что это уже шестой подход к так называемому снаряду. Потому что в 2015-16-17 году мы должны были уже жить в пятерке крупнейших экономик. В связи с тем, что я дяденька старенький, я еще с 80-го года должен был жить при коммунизме. Так что ничего принципиально нового в поведении того, что мы ошибочно называем властью, не появилось. Нам обещали и обещают много куда войти, но, на самом деле, будут продолжать изымать деньги. И не только деньги, вообще все ресурсы.

— Насколько существенно санкции против России сказались на экономике?

— В 2014 году не вводились санкции против России, вводились санкции против конкретных чиновников, но они не являются Россией. А к санкциям можно отнести только то, что нас перестали кредитовать. Но если вы налево и направо просаживали кредитные бабки, а потом вам закрыли доступ к кредитам — это не санкции, а всего лишь вам отказали в кредите. Просто надо было раньше думать, как выстраивать свое финансовое положение и способы кредитования самих себя.

— Но ведь российские крупные бизнесмены сейчас явно пострадали на фоне санкций. Это тоже имеет значение для экономики.

— Это именно бизнесмены, а не предприниматели — просто держатели имущества, которое ошибочно называется государственным. Заметьте, мы не предприняли мер против экономик других стран и не могли предпринять, потому что мы сейчас всего лишь 11-я экономика мира. Антисанкции, которые мы ввели, ударили прежде всего по нашим потребителям. Очевидно, что чиновники, которым принадлежит страна, используют людей как обычный корм, буквально физически. То, что люди называют предпринимателями, — это просто «подписанты». Яркий пример: фраза «ручку верните», сказанная Путиным Дерипаске. Разве это разговор с партнером? Это даже не разговор с уборщицей, это разговор с «мальчиком».

— Российская экономика действительно выглядит печально, но ведь если сравнивать ее не с самыми развитыми западными странами, а с Чехией, например, то очевидно, что уровень жизни там не сильно выше.

— О какой экономике вы говорите? В словосочетании «российская экономика» одно слово лишнее. Мы пилим недра, а Чехия зарабатывает совершенно другими способами. Эти экономики нельзя сравнивать ни при каких обстоятельствах. Корону с ушей снять и сравнивать себя с Монголией. В странах Восточной Европы люди зарабатывают себе деньги, а у нас наемники в системе распределения. Пока деньги в системе распределения есть, вам что-то дают «на пожрать», денег не будет — и вам отпилят голову, причём прилюдно. А там человек сам зарабатывает себе на жизнь. Рискуя и разоряясь, рискуя и поднимаясь.

— Но как это отражается на уровне жизни людей?

— При чем здесь уровень жизни? Это вопрос свободы. Ты сам себе зарабатываешь или тебе пайку в клетку заносят. В клетке ведь тоже неплохо кормят иногда — до определенного момента.

— Но ведь с точки зрения экономики это довольно абстрактные категории.

— Нет, это совершенно конкретные категории. У нас на 70% экономика государственная, то есть люди являются наемниками в системе распределения. А на Западе простой человек — лавочник. То есть простые люди у нас и у них — совершенно разные.

В стартапах не должно существовать слова «идея»

— Как изменились потребительские настроения за последние годы?

— Благодаря бурному обнищанию людей произошли тектонические изменения в потребительских предпочтениях. Если мы говорим о продуктах (эта сфера понятна всем), люди сейчас потребляют за большие деньги продукты, содержащие меньшее количество полезных ингредиентов. Самый простой пример — так называемая сырная продукция. Когда говорят, что мы сделали какое-то импортозамещение, то это бредятина. Потому что раньше люди потребляли на 75% твердые, то есть настоящие сыры, а сейчас это заменено сырной замазкой. Только стоит она как крыло от «Боинга». Это происходит сплошь и рядом, и касается в том числе вещей, электроники — мы покупаем подделку, шнягу, то, что в приличном обществе назвать нельзя ни вещами, ни услугами. У нас четыре года падает потребительский спрос в физическом выражении.

— Как быть в такой ситуации предпринимателям? Какие стартапы сейчас были бы актуальны?

— Вообще, за слово «стартап» я бы порол прилюдно, потому что есть такое русское слово «начало собственного бизнеса». А по сути: наличие выбора — иллюзия. Выбор — это просто нехватка информации. Надо для себя понимать, что когда у вас есть полнота информации, то выбора не существует.

Вот биомедицина сейчас очень прогрессирует. Можете ли вы основать стартап в области биомедицины? Если у вас нет минимальных навыков, ничего вы здесь добиться не сможете. А у «начинающего свой бизнес» или стартапера за плечами 18-20 лет жизни, и у него есть бэкграунд, груз знаний и незнаний. Поэтому он будет начинать в той сфере, где что-то знает.

Вы можете пойти учиться в разные сферы, хотя там тоже нет особого выбора: если у вас туго с математикой, вы не пойдете на физмат. А со стартапами ситуация еще более жесткая.

Также не существует выбора между столичным и региональным бизнесом. Если человек не работал на столичном рынке, как он может туда прийти? Москва не плохой и не хороший город, просто здесь быстрее разоряются и быстрее взлетают.

Кстати, и «новичков» в бизнесе тоже не существует. Если человек в 18 лет может купить оружие, убить человека и сесть за это, почему нужно сидеть и ждать момента, когда человек проявит индивидуальность в чем-то другом?

— Насколько важна для стартапа идея?

— В стартапах вообще не должно существовать слово «идея». Существует понятие «обслуживание клиента». Если вы начинаете с «идеи», это фантазии. По статистике, из 3600 проектов более-менее рабочими оказываются около 10. Представьте, сколько сил тратится на перелопачивание всякой шняги… И всё потому, что люди думают не о клиенте, а об идеях.

— Чем эти 10 хороших проектов отличаются от остальных, в чем залог успеха?

— Залог успеха в том, что они хорошо знают клиента и, более того, вложили себя в этот проект.

— А правительство сейчас поддерживает малый бизнес?

— Вы неправильно употребляете слово «правительство»: есть группы, которые управляют страной. Людям при власти не нужны люди, у которых есть альтернативный доход. У нас сейчас страна наемников. Если у вас есть альтернативный доход, вы начинаете принимать альтернативные решения, а значит, являетесь прямой угрозой для существующей системы управления. Поэтому они и не должны поддерживать никакой бизнес, кроме карманного, который не является предпринимательством. В этом смысле чиновники делают все прагматично, правильно.

— Как тогда создать свой бизнес?

— Бизнес не нужно создавать, это должен быть ваш образ жизни. Вас никто не должен поддерживать, вы нужны только самому себе. Вы должны понять, какую покупательскую потребность удовлетворяете. Вы ее обязаны найти.  В 14 лет с получением паспорта каждый гражданин обретает полную меру ответственности, которую он обязан нести на себе. Ищите клиента, он вам принесет инвестиции и все остальное. Не умеете искать — идите в систему распределения и не нойте. В мире присутствует большая конкуренция людей за определенное количество ресурсов. Вам может это не нравиться, но таков мир.

— А как стартаперу найти первоначальное финансирование?

— У клиента. Опять же: если у вас базис начинается с идеи, убейте себя об стену. Базис начинается с клиента. Клиент даст тебе денег, только ты докажи, что ты решишь его проблему. А вы ищете лоха под названием «инвестор». Почему-то ещё его инвестором называете… Нет, это поиск идиота, который почему-то ни с того ни с сего должен налить тебе миллион долларов. Я вынужден огорчить: таких людей не существует в природе. На всех стартаперских тусовках звучат фразы о том, что кому-то там в лифте подписали 100 тысяч на коленке. Это полная хрень. Чтобы получить рубль, вам придется прописать такое количество документов, заложить свои почки и нервы… И это чтобы только получить рубль!

Поэтому начинается всё с клиента. В России нет проблем с баблом. Инвесторов дофига, проектов нет. И, главное, нет команд, которые находятся в адеквате и понимают, что надо не просто тупо срубить бабла, а что надо тяжело работать.

— Но ведь даже в самых капиталистических странах, включая Штаты, стартаперы обращаются к инвесторам. И в крупных компаниях развита культура взаимодействия с ними.

— В Штатах 70% частного мелкого бизнеса. Какое отношение это имеет к России? При инвестировании денег в стартапы инвестор сталкивается с рисками, и в Штатах эти риски можно чем-то закрыть. У российского инвестора риск кратно больше. У нас слишком много дебилов. Количество дебилов запредельное…

— В Штатах их меньше?

— Количество дебилов меньше, потому что слово «ответственность» они хорошо понимают. Там сесть можно за … [потерянные] бабки и никогда уже не выплыть.

— Потому что лучше работает законодательство?

— Там лучше работает гражданское общество. Оно отсеивает дебилов.

Новации в бизнесе — это идиотизм

— Вы работаете в секторах, как сейчас говорят, HoReCa и ритейла. Высока сейчас конкуренция на рынках ресторанов и магазинов?

— Конкуренция зависит от локации. Однако вы должны понимать, что всегда с кем-то конкурируете. Нет абсолютно пустого места, дырки, куда можно воткнуться и ни черта не делать. Такого не было и не будет. Вы обязаны пробиваться, делать уникальное торговое предложение.

— Что сейчас можно привнести в бизнес нового, чтобы завоевать клиента?

— Не надо ничего приносить нового. Бизнес — вообще очень нудная вещь. Если у кого-то при слове «бизнес» в голове возникают какие-то новации, то он идиот и должен убить себя об стену. Задача даже инновационных технологий — сэкономить деньги на транзакционных операциях, которые возникают при коммуникации с клиентом. Не существует ничего нового. Бизнес — это нудное заполнение таблички Excel и очень нудное исполнение регламентов. Так было и будет всегда.

Поэтому невозможно дать какой-то универсальный совет бизнесменам. Да и не существует «бизнесмена вообще»: участник списка Forbes и дядя Гоги на улице — это совершенно разные вещи. Не существует волшебных пилюль, которые ты глотнешь и будет тебе счастье.

Бизнес — это работа без выходных, праздников, а самое главное, — без денег, особенно первые три года. Пока ваши коллеги на обычной работе уже будут иметь должности, машины и квартиры, вы не просто будете на нуле, а еще будете должны людям миллионов 200. Вот что такое организация собственного дела. Вот это называется словом «ответственность». Всё остальное — это фуфло.

Беседовали Анастасия Дунина, Николай Кочелягин

Подписывайтесь на канал «Инвест-Форсайта» в «Яндекс.Дзене»