ENG
Инвестклимат, Интервью

Дмитрий Травин: Отличие России в том, что мы не движемся

Каковы сроки завершения модернизации российской экономики? Как минимум процесс занимает 150-200 лет, оценивает руководитель Центра исследований модернизации Европейского университета в Санкт-Петербурге, профессор Дмитрий Травин, автор целого ряда научных работ, посвященных проблеме модернизации экономики. По его убеждению, в краткосрочном плане особого оптимизма не предвидится, однако в перспективе Россия неминуемо догонит западные страны, где модернизация стартовала еще в XVIII веке. Своим мнением о том, что стоит на пути модернизации в России, а также с какими странами сегодня мы соперничаем на этом пути, Дмитрий Травин поделился с изданием «Инвест-Форсайт».

Процесс может занять еще 50 лет

— Модернизация — насколько это долгий процесс? 

— Модернизация — процесс довольно долгий. Он означает переход общества от традиционного состояния к современному. В России модернизация началась с великими реформами Александра II, с отменой крепостного права. В принципе, в любой стране модернизация занимает лет 150-200, это совершенно нормально. Просто западные страны начали преобразование раньше и достигли больших успехов. Скажем, преобразования во Франции начались в 60-х годах XVIII века и более-менее привели к позитивным результатам к концу XIX-го. Так что ничего фатального пока нет в том, что мы не завершили процесс модернизации.

— Как далеко Россия продвинулась по этому пути?

— За минувшие 150 лет мы продвинулись довольно сильно. Но понятно, что наших современников не утешает ситуация, что для завершения процесса может потребоваться еще лет 50. Мы хотим, чтобы все случилось при нашей жизни. В этом плане ничего утешительного сказать не могу. К сожалению, процесс модернизации очень трудно ускорить. И хотя значительная часть общества стремится к преобразованию, с 2008 года по настоящее время развития практически нет. Если посмотреть на экономическую статистику, мы увидим, что экономика каждый год растет менее чем на 1% — очень плохой результат по мировым меркам. Мы прирастаем новыми территориями, вместо того чтобы делать серьезные реформы в экономике и поднимать производство. В принципе, это возможно сделать в любой момент. И некоторые мои коллеги надеются, что Владимир Путин изменит политику и снова займётся серьезными экономическими преобразованиями. Я в это не верю. Дай Бог, чтоб я ошибся, конечно, но, боюсь, не ошибусь.

— Как проходила модернизация в России?

— Каждый великий реформатор делал свою часть работы, медленно двигая страну вперёд. Александр II отменил крепостное право, крестьяне ринулись в город, возникли крупные предприятия. Потом были великие реформы Сергея Витте и Столыпина. Витте создал стабильную валюту, которая очень важна для любого предпринимателя, Столыпин помог довести до конца реформу в деревне, ослабив крестьянскую общину и помогая сильным крепким мужикам выделиться из общины и начать собственное хозяйство. При Егоре Гайдаре мы смогли вернуться к системе частной собственности, рынку, конкуренции. И те реформы, которые прошли в 90-е годы, помогли на рубеже 1990-х и 2000-х годов нашей экономике двинуться вперёд. К сожалению, Егор Гайдар управлял экономикой фактически меньше года, но, тем не менее, реформы смогли нас вперёд двинуть.

— Перестройка помогла модернизации?

— При Горбачеве искусственно хотели сохранить социализм, побоялись перейти к частной собственности, к конкуренции, по-настоящему открыть страну мировой экономике. Побоявшись этого, и советскую экономику разрушили, и новой не построили. Егор Гайдар, который начал преобразования на рубеже 91-92 гг., столкнулся с очень тяжёлым наследством, и ему в основном пришлось разгребать оставшиеся от горбачевских «реформаторов» завалы.

— Чего сегодня не хватает России для завершения модернизации? 

— Модернизация, которая идёт 200 лет, состоит в общей сложности примерно из десятка ключевых реформ. Уже отменено крепостное право, нет общины крестьянской, произошел переход к рыночной экономике, состоялась приватизация собственности — это все было у нас, а защиты собственности нет. Большинство просто и не хочет в России вести бизнес, потому что чувствует себя незащищенным. Любой предприниматель знает: если какие-то сильные люди захотят собственность у него отнять, скорее всего, это удастся сделать. Существует огромное число уголовных дел против бизнесменов, которые неповинно сидят из-за сфабрикованных «доказательств». И Борис Титов, и другие об этом говорят. У Алексея Кудрина в Центре стратегических разработок целое направление исследований посвящено необходимости правовой реформы. Статистика показывает: практически каждый год капиталы из страны уходят, выводятся в какие-то офшоры. Огромное число российских граждан перебирается в Лондон, в Берлин, в Прагу. Это не только интеллектуалы, это и бизнесмены, которые могли бы здесь вести бизнес. Надо сделать частную собственность по-настоящему защищённой. Только тогда люди будут не бояться заниматься бизнесом, и экономика начнет расти. А чтобы это произошло, надо провести реформу всей правоохранительной системы.

Мы отстаем на поколения

— Насколько нас обогнали на пути модернизации страны Восточной Европы? Кто к нам ближе?

— Думаю, страны Центральной и Восточной Европы обгоняют нас примерно на 1-2 поколения. Конечно, у них есть проблемы, страны очень разные. Но они движутся вперёд, пусть и с большими трудностями. Отличие России состоит в том, что мы пока не движемся даже так, как они. Мы поддерживаем сравнительно приличный уровень жизни только за счёт продажи нефти и газа. Если нефть и газ завтра вдруг потеряют свою цену, мы обеднеем в несколько раз. Скорее всего, даже Болгария станет тогда жить лучше нас. Но понятно, что этого не произойдет, такие вещи быстро не происходят.

— А что происходит в Азии?

— Многие по-прежнему пребывает в бедности. Вперед вырвалось не так уж много стран — Япония, большие успехи у Сингапура, Южной Кореи, в Таиланде, в Гонконге. В Китае видим экономический рост в последние 35 лет. Понемножку за ними устремляются Таиланд, Малайзия, Индонезия. За счёт чего это удалось сделать? Там существует защищённость бизнеса, даже в авторитарных странах бизнес более-менее защищён. Или же существуют другие преимущества в развитии. Скажем, в Китае очень высокая коррупция, и это явно не цивилизованная страна. Но там долгое время была столь низкая зарплата и дешевое производство, что западные инвесторы все равно строили массу заводов, получая, даже несмотря на взятки, на выходе дешёвые товары. Страны по-разному добивались успеха, однако в целом все они двигались по пути модернизации. А у нас последние лет 15 лет — просто застой, никакого развития.

— Что ждет страны, где модернизация уже завершилась? В какую эпоху они вступают? 

— На Западе модернизация в основном завершена и началась постмодернизация. Но западные страны тоже не стали раем земным. Здесь существует масса проблем, и я их назвал вслед за американским социологом Рональдом Инглхартом проблемами постмодернизации. Да, люди там живут намного богаче, мы завидуем их уровню жизни, но это не значит, что они всегда счастливы. С ростом богатства появляются новые проблемы, скажем, нарастание одиночества. По-прежнему сохраняются проблемы войн, терроризм… Есть проблемы рыночной экономики. Скажем, сегодня на Западе много спорят, в какой степени нужна глобализация, или нужно защищать свою страну с помощью протекционистских мер — это уже проблемы постмодернизации. Есть проблемы с демократией, многие не удовлетворены тем, как демократия решает проблемы западных стран, и ищут способы ее совершенствования. Проблема миграции очень остро стоит, например. Это все проблемы постмодернизации, их можно долго перечислять.

Ресурсное проклятие

— Препятствует ли модернизации ресурсное проклятие? 

— Я думаю, оно скорее препятствовало раньше, чем сейчас. Вернёмся на минутку на 20 лет назад: 98-й год, в нашей стране произошел серьезный кризис, в результате которого рубль рухнул по отношению к доллару за несколько месяцев в 5 раз. Этот кризис практически похоронил режим Бориса Ельцина. Владимир Путин стал президентом уже в 2000-м году. Он провел тогда очень важную налоговую реформу. Но потом страна стала получать огромные доходы за счёт продажи дорогостоящих нефти и газа, и деньги использовались для повышения уровня жизни населения. Очень многие российские граждане тогда почувствовали разницу — жить стало лучше, чем в 90-е годы, они благодарны за это и сегодня. Вот это, по сути, и есть ресурсное проклятие. Как минимум одна из его сторон.

Если бы цены на нефть остались тогда на том же уровне, что в 98-м году, пришлось бы продолжать серьезные реформы.

— Какова роль инноваций в модернизации России?

— Инновации, конечно, есть. Но это происходит в виде отдельных экспериментов, новые высокотехнологичные отрасли не очень работают. Посмотрите на выпускников российских вузов: самые талантливые, самые перспективные учёные стремятся уехать на Запад. В России в науке не только мало денег, в западных университетах лучшие условия для работы созданы. Кроме того, наши университеты забюрократизированы. Профессора вынуждены больше времени тратить на написание бессмысленных бумаг, чем на преподавание и чтение научной литературы. Для некоторых ученых, кстати, важны и политические свободы. По этим причинам получается бешеная миграция на Запад среди интеллектуалов, и технологические прорывы могут быть в виде исключения, а не в виде правила, которое могло бы способствовать модернизации.

— Может ли текущий экономический рост помочь модернизации экономики?

— Экономический рост по итогам прошлого года у нас составляет около 1,5%, может быть, будет чуть больше. Этот рост не сделает нашу страну развитой, в мировой экономике мы по-прежнему будем отставать. Западные страны в среднем растут не быстрее нас, но мы их не догоняем. А те же азиатские тигры растут по 4%, по 5%, по 6% в год. Мы когда-то считали себя богатой, успешной европейской страной и косо смотрели на азиатские народы; сегодня они нас либо уже догнали, либо быстро догоняют и через какое-то время по уровню доходов на душу населения станут уже не хуже России жить.

Беседовала Ольга Блинова

Подписывайтесь на канал «Инвест-Форсайта» в «Яндекс.Дзене»
Загрузка...
Предыдущая статьяСледующая статья