ENG
В мире, Инвестклимат

Электромобили довели до сепаратизма

Власти Франции разрешили проведение в Новой Каледонии референдума по вопросу независимости. Это заморское владение Франции — рудимент колониализма, в мире подобных территорий осталось не так уж и много; что касается французских заморских территорий, большинство из них находится в сильной финансовой зависимости от метрополии. Новая Каледония является исключением, поскольку, помимо развитой туристической отрасли, этот маленький регион имеет еще и 10 % всех мировых запасов никелевых руд. Нарастающий рынок электромобилей, в аккумуляторах которых используется никель, оживил рынок этого металла и дает надежду на то, что доходы Новой Каледонии от экспорта никеля значительно вырастут.

© РИА Новости / Наталья Селиверстова

Новая Каледония — маленький архипелаг в Тихом океане, относящийся к макрорегиону Меланезия. От остальных меланезийских островов Новая Каледония отличается наличием очень крупной европейской диаспоры: почти треть населения составляют белые, в основном, французы, еще 21 % приходится на метисов, для которых родными обычно являются французские язык и культура. Коренное население очень сильно европеизировано, многие разговаривают на французском, а не на языках своих народностей. Не будет преувеличением сказать, что Новая Каледония — самый европеизированный регион во всей Меланезии.

Основной экспортной продукцией Новой Каледонии являются ферроникель, никель и никелевая руда, из которой попутно также добываются хром и кобальт. При этом Франция закупает всего лишь 7.1 % экспортной продукции, основными же покупателями являются страны Тихоокеанского региона: Китай, Япония, Южная Корея, Австралия — на них приходится 65.4 % экспорта. Если посмотреть на график цен на никель на LME, то видно явно неслучайное совпадение решения о проведении референдума с тестированием ценой уровня сопротивления нисходящего канала, в котором та двигалась с февраля 2011 года. В феврале 2016 года цена никеля достигла 10-летнего минимума 8329.05 долларов США за тонну, летом этого года сформировалось двойное дно, являющееся бычьим сигналом. Таким образом, техническая картина говорит в пользу начала долгосрочного повышательного тренда на мировом рынке никеля. В этом году никель с начала года вырос в цене на 28 %; среди 22 видов сырья, входящих в сырьевой индекс Bloomberg, никель стал металлом с лучшей динамикой.

Долгосрочный нисходящий тренд по никелю отразился на экономике региона. Если в 2011 году среди всех 33 французских регионов Новая Каледония по ВРП на душу населения находилась на шестом месте, то в 2016 году этот показатель оказался ниже среднего по Франции: 30666.7 долларов США по сравнению с французским ВВП на душу населения, равным 38128 долларов США. Тем не менее, в Океании Новая Каледония по этому показателю находится на третьем месте — после Гавайских островов и Австралии. Есть возможность прогнозировать, что в случае если текущий краткосрочный бычий тренд по никелю продолжится, в ближайшие годы ВРП региона также ожидает рост.

Несмотря на то, что еще весной этого года аналитики крупных компаний, в частности, Goldman Sachs, ожидали низких цен на никель в течение 2017 и 2018 годов, поскольку наблюдался избыток предложения, сейчас ситуация совершенно другая и вместо избытка наблюдается даже некоторая нехватка на фоне роста спроса. «Норильский Никель» оценивает превышение спросом предложения в 45 тыс. тонн. Trafigura Group прогнозирует, что к 2030 году спрос на никель вырастет на 50%, Glencore называет более высокую цифру — около 55 %. Это связано, главным образом, с наблюдающимся в этом году ростом рынка электромобилей. Никель используется в литий-ионных батареях с целью увеличения расстояния, которое электромобиль может проехать без подзарядки. В частности, никель используют для производства аккумуляторов компании — производители электромобилей Tesla и General Motors. Кобальт, также использующийся в аккумуляторных батареях и добываемый в Новой Каледонии, начал расти в цене еще в 2016 году. Porsche прогнозирует, что доля никеля в аккумуляторах вырастет в 8 раз.

Можно сказать, что из-за никеля, хрома и кобальта с исторической точки зрения аборигенному населению Новой Каледонии повезло: хоть эксплуатировали их французы не меньше, чем англичане, немцы и американцы жителей соседних меланезийских островов и Папуа-Новой Гвинеи, экономическое положение коренных жителей было намного лучше, чем на каких-нибудь Соломоновых островах, где местные за отобранную землю получили чуть менее, чем ничего. Кстати, прецедент компенсации за обезземеливание уже имеется: в 1921 году в США вышел закон о возвращении коренным гавайцам части отобранных земель, а в 1993 году — закон 103-105, по которому Конгресс и президент Клинтон приносили от имени всего американского народа гавайцам извинения за аннексию Гавайского королевства. Вполне возможно, что коренное население Новой Каледонии в случае независимости региона предпримет попытки объявить своей собственностью месторождения никеля, а заодно и кобальта, и хрома, которые представляют для экономики архипелага хоть и меньшую, чем никель, но ценность. Понятно, что в силу несравнимо более высокого уровня цивилизации в Новой Каледонии угандийский вариант, когда Иди Амин реквизировал собственность сначала у евреев, потом у азиатов, а потом повыгонял из страны всех белых, в этом регионе маловероятен. Но все равно передел собственности в случае независимости неминуем.

А делить есть чего: 95% от стоимости экспорта Новой Каледонии приходится на никель. Новокаледонские латеритные никелевые руды содержат до 3 % никеля, что является одним из самых высоких в мире показателей, добываются они открытым способом на четырех карьерах: НЭПа, Поро, Куауа и Тио. У НЭПа мощность составляет 1-3 млн тонн руды, у остальных трех — от 500 тыс. до 1 млн тонн. Основным производителем никеля являются компания Societe Le Nickel (SLN) и местное подразделение Glencore. Новая Каледония — первый в мире производитель ферроникеля и четвертый производитель никеля; страна также экспортирует никелевую руду, которая пользуется спросом в связи с отсутствием в ее составе мышьяка.

Однако не следует считать, что Новую Каледонию в случае ее независимости ждет безоблачное будущее. Во-первых, на рынке никеля может возникнуть значительный объем предложения в случае возвращения на него Индонезии и Филиппин. Во-вторых, в аккумуляторах электромобилей используется «чистый никель». Из конечной продукции обработки никелевой руды Новая Каледония экспортирует, главным образом, ферроникель, который относится к категории «грязного никеля». В такой ситуации не все производители никеля в Новой Каледонии выиграют: Glencore, например, производит только ферроникель. Что касается экспорта никелевой руды, из торговых партнеров Новой Каледонии спрос на руду может повыситься в Австралии и Японии, где «чистый никель» производят крупные компании — Австралийская Независимая Компания и Sumitomo Corp. соответственно. Китай же, который занимает самую большую долю в экспорте никелевой руды из Новой Каледонии, никель производит в основном «грязный».

В-третьих, следует учитывать экономические отношения Новой Каледонии с метрополией. Несмотря на то, что в структуре новокаледонского экспорта континентальная Франция занимает ничтожное место, в структуре импорта она на первом месте, а импорт на Новой Каледонии в два раза превышает экспорт.

К тому же, несмотря на наличие никелевой промышленности, Новая Каледония является дотационным регионом: дотации составляют до 18% ВВП. Это второй, помимо никеля, фактор, от которого зависит регион. Идеи наращивать туристический потенциал за счет посещения дайверами Барьерного рифа Новой Каледонии, третьего по размеру рифа мира, все равно не снимут зависимость — доходы от туризма, как бы ни развил регион эту отрасль, не сравнятся с доходами от экспорта никеля и французскими дотациями.

Поэтому у новокаледонского сепаратизма перспективы менее оптимистичные, чем у Каталонии или Северной Италии (о ней подробнее читайте здесь — ред.); однозначно прогнозировать итоги референдума пока сложно, тем более что раньше 2018 года он не состоится, а ситуация на рынке никеля к тому времени может измениться. В случае принятия решения о независимости можно ожидать цепную реакцию в ряде других зависимых территорий в Океании, в том числе французской Полинезии, в которой в связи с испытаниями ядерного оружия местное население настроено, в основном, резко против присутствия там европейцев (лидер сепаратистов Оскар Темару в 2007 году привлекался к суду за то, что в выступлении назвал европейское население островов отбросами и мусором). Прецеденты, причем с вооруженными конфликтами, в новейшее время уже были: Индонезия до сих пор не может подавить военизированные организации сепаратистов Западного Папуа, а в Папуа-Новой Гвинее автономная область Бугенвиль дважды объявляла независимость, что оба раза приводило к гражданским войнам, второй раз непризнанное государство просуществовало восемь лет, причем началось все после открытия медно-порфирового месторождения Пангуна. Однако в отличие от Новой Каледонии Бугенвиль не является и никогда не был дотационным регионом — наоборот, в разные периоды обеспечивал от 18 до 20 % ВВП Папуа-Новой Гвинеи. То же можно сказать и о Гавайских островах, которые тоже не являются дотационным регионом США, и экономика которых более диверсифицирована, чем экономики Новой Каледонии или того же Бугенвиля.

Автор: Роман Мамчиц

Подписывайтесь на канал «Инвест-Форсайта» в «Яндекс.Дзене»
Загрузка...
Предыдущая статьяСледующая статья