• Подписывайтесь на  E-mail рассылку

ENG
Generic selectors
Exact matches only
Поиск по заголовкам
Поиск по содержимому
Search in posts
Search in pages
Инвестклимат, Интервью

Евгений Богданов: «Мы изучаем лучшие практики работы с инвесторами»

Любому региону привлекать инвестора очень непросто, тем более в ситуациях экономической стагнации и внешнеполитического кризиса, в особенности если регион далеко не самый богатый. Что делать региональным властям в этих условиях, «Инвест-Форсайту» рассказывает заместитель председателя правительства Новгородской области Евгений Богданов.

— Евгений Владимирович, сейчас, когда общие темпы роста экономики по всей России снизились, наверное, стало труднее работать с инвесторами. Как приходится адаптироваться к ситуации?

— Вы знаете, с инвесторами всегда было работать трудно, потому что конкуренция между регионами за инвестора нарастает. Нужно придумывать какие-то фишки, чтобы инвестор понимал: Новгородская область — как раз то место, куда он должен привести свои производства, где должен разместиться. Здесь несколько направлений работы. На последнем Санкт-Петербургском экономическом форуме озвучивались места в Национальном рейтинге состояния инвестиционного климата, и получилось, что мы на 24 позиции улучшили свое положение по сравнению с предыдущим годом: были на 53-ем месте, сейчас — на 29-ом. Мы вошли в десятку регионов с лучшей динамикой. Это, наверное, много о чем говорит.

— За счет чего удалось достичь результатов?

— Мы для себя обозначили несколько ключевых точек роста, которые будут способствовать привлечению инвестиций. Первая точка — создание территорий опережающего социально-экономического развития (ТОСЭР). Наверное, все знают, что это дает значительное послабление налогов для инвесторов-резидентов этих зон. У нас пять моногородов. В нынешнем году уже в начале февраля было принято решение федерального правительства о создании ТОСЭР в моногороде Угловка. Сейчас работаем над созданием еще одного ТОСЭРа — в городе Боровичи.

Вторая точка роста — создание особой экономической зоны промышленно-внедренческого типа. Так получилось, что когда это было возможно, мы в регионе таким не занимались, затем был мораторий на их создание. Сейчас снова ситуация открыта, поэтому мы готовим документы, плотно работаем с Минэкономразвития по созданию такой структуры. Здесь тоже предусмотрены определенные преференции для инвесторов. Мы уже определились, где зона будет располагаться, разметили земельные участки, сейчас готовим пакет документов.

И третье направление — промышленные кластеры. Тут мы тоже определили направления, в которых будем работать. Это кластер по производству приборов учета, а также кластер медико-реабилитационный. У нас, например, есть организация, которая производит бионические протезы для рук. Еще один кластер — редкоземельные металлы. У нас крупнейшее предприятие «Акрон» занимается производством редкоземельных металлов, мы хотим сюда подтянуть компании, которые смогут использовать в производстве их продукцию.

Наконец, последнее направление — индустриальные парки, технопарки, бизнес-инкубаторы.

— Вы надеетесь получить для них федеральное финансирование?

— Так вышло, что когда федерация давала деньги на создание этих структур, мы в этом процессе не участвовали. Сейчас, к сожалению, федеральных денег на создание не выделяется, но конкурировать без этих структур с соседними регионами мы не можем. Например, с Псковской областью, где есть не только индустриальный парк, но и особая экономическая зона. Поэтому мы приняли решение создавать индустриальные парки, технопарки, бизнес-инкубаторы. Но, к сожалению, в бюджете у нас денег на создание этих структур нет, поэтому мы пошли путем привлечения частных структур. В прошлом году приняли законодательство и всю нормативную базу, предусматривающую льготы для резидентов и, что самое важное, для управляющих компаний. Это делается, чтобы привлечь прежде всего предприятия, которые уже работают на территории Новгородской области, у которых есть пустующие помещения, чтобы им было экономически выгодно организовывать на своей территории эти структуры.

— То есть речь идет не о землеотводе, а об уже готовых объектах недвижимости?

— В основном это готовые объекты, но у кого-то есть и земля, у кого-то есть гринфилды, в том числе на территории Великого Новгорода. Предприятия откликнулись. Мы планируем создание не менее одного объекта инфраструктуры в этом году, но, похоже, их выйдет больше.

— Вы сказали, денег нет, но, вероятно, все-таки каких-то затрат работа с инвесторами требует. Какова роль областного бюджета в повышении инвестиционной привлекательности регионов?

— Весь консолидированный бюджет области — где-то 34 миллиарда в этом году. Очень много тратится на социальные нужды. Средства, которые могут быть использованы для экономического развития, в нашем бюджете составляют порядка 200 миллионов рублей. Поэтому на большие деньги претендовать нельзя. Здесь мы пользуемся принципом «голь на выдумку хитра». Как я уже сказал, мы даем на создание индустриальных парков, технопарков не деньги, а налоговые льготы. Их же мы даем инвесторам. У нас есть закон об инвестиционной деятельности, где прописаны льготы по налогу на имущество, налогу на прибыль, транспортному налогу. Это выпадающие доходы бюджета, но не явное финансирование. Если говорить о прямом финансировании из бюджета деятельности по стимулированию инвестиционной активности, то, наверное, это финансирование нашего Агентства развития Новгородской области. В прошлом году оно было переформатировано. Теперь это «одно окно» для инвесторов. Оно занимается сопровождением инвестиционных проектов и продвижением региона как инвестиционно-привлекательного. Мы финансируем через него в том числе продвижение области, например, участие в Санкт-Петербургском экономическом форуме. Наверное, это самые крупные затраты такого рода. Еще в этом году мы предусмотрели небольшие деньги на субсидирование арендной платы в создаваемых частных технопарках и бизнес-инкубаторах, чтобы как-то привлечь туда резидентов. Мы собираемся компенсировать управляющим компаниям выпадающую часть доходов при снижении арендной платы.

— Если взглянуть на Новгородскую область глазами потенциального инвестора, какие ваши стороны самые сильные, а какие слабые?

— Самое главное, наверное, наше преимущество — географическое положение между Санкт-Петербургом и Москвой. Второе — отношение к инвестору, потому что зачастую инвесторы говорят: «Нам даже не нужны налоговые льготы. Нам нужно понимание и поддержка региональной власти». Эта поддержка, как я уже сказал, осуществляется через Агентство развития Новгородской области. Его руководитель напрямую общается с губернатором обо всем, что касается инвестиционных проектов. Поэтому вся деятельность органов исполнительной власти настроена как раз на работу с инвесторами. У всех органов исполнительной власти должно быть понимание, что одно из главных направлений нашей деятельности — работа с инвесторами. Раньше такого понимания не было. Было Министерство инвестиционной политики, еще раньше департамент, они работали с инвесторами, а все остальные говорили: «Это не наше дело». Теперь мы все работаем в одной команде. И инвесторы видят поддержку власти. Это, на самом деле, многого стоит. Мы сейчас собираемся внедрять определенные инструменты поддержки инвестора, которые не касаются даже инвестиционного проекта.

Должен сказать, мы изучаем лучшие практики работы с инвесторами. Например, сейчас собираемся внедрять то, что подсмотрели у Калининграда: консьерж-сервис, который работает с инвесторами по социальным вопросам, например, занимается обеспечением детей детским садом или школой. То есть когда сюда приезжает инвестор, ему помогают в решении каких-то социальных проблем — например, подборе квартир. У нас есть собственники бизнеса, которые жили в Москве, но хотят контролировать бизнес непосредственно здесь. Они приезжают сюда вместе с семьями, у них есть дети. Они попадают в новую незнакомую обстановку. Куда им обратиться? В какую школу пойти? В какой детский сад? Это важные вопросы.

— О каких инвестпроектах на территории области стоило бы рассказать?

— На Санкт-Петербургском инвестиционном форуме было подписано более 30 соглашений, в том числе с конкретными инвесторами. В сфере сельского хозяйства — это, например, Батецкая агроферма на 500 голов крупного рогатого скота. Это компания «Лампель», тоже ферма крупного рогатого скота, но уже на 1000 голов. Это компания «Новсвин» — комплекс по выращиванию свиней на 15 тысяч голов. Это проект компании «Белгранкорм». Компания уже работает на территории Новгородской области, у нее крупная птицефабрика, но была проблема с утилизацией и использованием отходов, жители жаловались; сейчас подписано соглашение, в том числе с японской компанией, которая поставляет оборудование для строительства завода по переработке отходов. Во-первых, это решит экологическую проблему, во-вторых, это современное производство, которое создаст новые рабочие места. Есть у нас проект по производству современного высокопрочного стекла. Как говорят инвесторы, «стекло не выпускает тепло из помещений, но пропускает солнечное тепло». И, кроме того, есть проекты с крупными компаниями — например, «Газпромом». Это долгосрочные соглашения, в том числе в сфере газификации Новгородской области. Это тоже инвестиции… Есть проекты с компанией «Мегафон» на тему цифровой экономики — тоже инвестиции.

— Чего бы вы хотели в этой сфере от федеральной власти? Может, каких-то поправок в законодательстве? Какой помощи хотели бы?

— Это, может, из области фантазии, но тем не менее. Нам пришлось придумывать вот такие конструкции для создания технопарков, бизнес-инкубаторов и индустриальных парков, потому что существуют проблемы с финансированием этих структур из регионального бюджета. Если бы федеральные власти вернулись к рассмотрению возможности создания этих структур в тех регионах, где их еще нет, в том числе с федеральным софинансированием, нам бы, конечно, это очень помогло. Мы, наверное, быстрее бы создали такую инфраструктуру на территории Новгородской области.

— Тем более, что, наверное, в глазах инвесторов именно подготовка инфраструктуры — самый главный аспект при выборе площадки.

— Да, в числе прочего. Сначала смотрят логистику, удобство и доступ к источникам сырья, либо к рынкам сбыта. А второе — смотрят, естественно, на инфраструктуру и говорят, что хотели бы получить площадку, к границам которой уже все подведено: и газ, и электричество, и вода. Тем более что во многих регионах уже так. Нам говорят: «Вы знаете, в Псков мы приходим, там нас подключают и ничего не берут. В Туле это есть, в Калуге есть, а у вас почему-то нет». Сложно, конечно, в нынешней ситуации конкурировать с этими регионами.

Беседовал Константин Фрумкин

Подписывайтесь на канал «Инвест-Форсайта» в «Яндекс.Дзене»