ENG
Инвестклимат, Мнение

Евразийский консенсус против Вашингтонского

Василий Колташов

Василий Колташов

Руководитель Центра политэкономических исследований Института нового общества

Более 30 лет мир жил и развивал экономику по системе американских правил. США выдавали их за результат глобального согласия и торжества рыночных идей. «Вашингтонский консенсус» подразумевал «свободную торговлю», ослабление государства и дерегулирование рынка. Никакого протекционизма в мире быть не должно было, хотя он, естественно, встречался. Но главное: не должно было существовать ограничений для движения капиталов — их вывода из экономик периферии и полупериферии, концентрации и переупаковки в центре (особенно в США и Великобритании) и инвестированию в любой части мира.

Евразийский консенсус против Вашингтонского

К «Вашингтонскому консенсусу» прилагались философские разговоры о конце истории и неэффективности государственной бюрократии. Эффективность корпоративной бюрократии под сомнение не ставилась. Под знаком этих идей прошла целая эпоха. Однако в 2013 году, несмотря на бушевавшую в 2008–2009 годах первую волну кризиса, эти идеи все еще были живы. Подтверждением тому была рабочая и во многом дружная обстановка на саммитах «Большой двадцатки» и настойчивое стремление России попасть в ВТО, реализованное в 2012 году. Впрочем, уже тогда Вашингтон начал уставать от «консенсуса».

США сами погубили «Вашингтонский консенсус». Сперва они устами Барака Обамы поставили под сомнение уместность старого формата «свободной торговли» и предложили новый вариант — создание особого экономического кольца силы Америки, Трансатлантического и Транстихоокеанского партнерств. Обама даже обещал завершить дело до 2015 года. Против была Германия, и ЕС от сделки уклонился. Тем временем в США к власти пришел новый политик. Дональд Трамп перешел от тихого свертывания «Вашингтонского консенсуса» к шумному возврату классического республиканского протекционизма. И хотя с протекционизмом дело шло небыстро, зато на символическом уровне США показали, что более не намерены держаться какой-то там свободы в торговле.

Еще один — смертельный — удар по «Вашингтонскому консенсусу» нанесли усилия США, ЕС и Великобритании по взлому интересных им рынков, взлому политическому. По сути старые центры капитализма отказались от компромисса с элитой стран полупериферии, на чем в огромной мере и был основан «Вашингтонский консенсус». Стоит помнить, что сделка с постколониальными и постсоветским начальством могла для Запада состояться, только если бы те получили обещанное. Именно поэтому правящие круги «развивающихся стран» охотно проводили столь возмущавшие общество неолиберальные реформы, и именно поэтому выводились средства на Запад и в офшоры.

Ситуация 2013–2018 гг. оказалась переломной. Тогда по экономикам БРИКС и рынкам поменьше ударила вторая волна кризиса. Финансовый центр мировой экономики — ее западное ядро — почти не пострадал, даже принимал бегущие из зон бедствия капиталы. Но США и их союзники не стремились к большему: они повели атаку на Россию и другие страны, особенно сильные (БРИКС и рангом ниже), в расчете взять эти рынки под контроль после установления политической власти над процессами в странах. В Евразии это получилось лишь на Украине, и то не вполне. К тому моменту инициированная Россией, Казахстаном и Белоруссией евразийская интеграция столкнулась с проблемой жесткого неприятия её на Западе.

Консенсуса с ЕС не вышло. «Вашингтонский консенсус», куда должен был вписаться евразийский проект, был вместе с этим отменен. По сути в 2014–2016 гг. мир, особенно Евразия, перешел к режиму борьбы старых и новых центров капитализма. Борьба эта очень быстро включила в себя Ближний Восток (Сирия, Ливия, Ирак), Африку и Латинскую Америку. США всюду пытались свалить неугодную им местную бюрократию или независимые силы политического толка, где демократические механизмы работали больше, как это было с Партией труда в Бразилии. В свой черед управленческие национальные группировки искали внешних союзников, тех, кто не был сломлен в последних атаках Вашингтона. Китай уклонялся от явного сотрудничества, опасаясь сложностей с доступом на американский рынок. Российское государство вело себя смелее. И если первоначально — в 2014–2017 гг. — в Кремле и надеялись на сделку с Западом, то постепенно обнаружили многочисленные коммерческие и политические выгоды от борьбы.

Российское вмешательство в «их дела» было с негодованием обнаружено США в Африке и Южной Америке. Москва даже провела осенью 2019 г. специальный саммит «Россия — Африка» со списанием странам континента $20 млрд еще советского долга. Мера была словно бы по команде из Вашингтона единодушно осуждена прозападными либеральными и близкими к ним крайними левыми и правыми оппозиционерами. На деле же африканские, евразийские и южно-азиатские лидеры почувствовали опору в России и евразийском формате отношений. Это было тем более логично, что США в годы глобального кризиса все более вольно толковали международное право, а евразийские руководители апеллировали к нему как фундаменту отношений в полемике с Вашингтоном.

Евразийский контекст вернул к жизни международное право как некую идею, оказавшуюся неудобной для старых центров капитализма в силу кризиса. Они поставили себя выше этого права, но оказалось, оно будет жить под прикрытием новых евразийских центров капитализма, что и означает приход «Евразийского консенсуса». С ним абсолютно не согласны на Западе, но он оказывается притягательным для многих стран и за пределами Евразии. Едва ли можно сейчас говорить о сложившемся консенсусе евразийских стран; ясно — ЕС находится вне дискуссии, а США не утратили влияния на процесс. В итоге консенсус не носит ни устоявшегося, ни всемирного характера. Он не закончен, а лишь складывается. Но он уже притягателен и перспективен.

«Вашингтонский консенсус» иссяк. Неолиберального согласия в мире больше нет. Евразийское согласие, солидарность и взаимное притяжение в торговле не носят глобального характера. Но этот формат отношений является уже далеко не только континентальным — евразийским. Он будет развиваться; неизбежна борьба за включение в него рынков, формально находящихся под влиянием США, Евросоюза или Японии. Это обещает необычайно острую политически эпоху. По сути она уже началась.

Подписывайтесь на канал «Инвест-Форсайта» в «Яндекс.Дзене»
Загрузка...
Предыдущая статьяСледующая статья