• Подписывайтесь на  E-mail рассылку

ENG
Generic selectors
Exact matches only
Поиск по заголовкам
Поиск по содержимому
Search in posts
Search in pages
В мире, Интервью

Геннадий M: «Биткоиновая лихорадка никогда не закончится»

В своих видеороликах на YouTube Геннадий М рассказывает о том, что происходит в криптомире. Темы «горячие» – кто манипулирует биткоином, почему нужно избавляться от долларов в кризис, является ли биткоин проектом ЦРУ и что угрожает этой криптовалюте. На его канал подписано свыше 64 тыс. человек, но смотрят гораздо больше. За развлекательным контентом скрывается тщательный анализ. В реальности у Геннадия Медецкого «выдающееся» резюме: в прошлом – исполнительный директор департамента стратегических коммуникаций, старший вице-президент банка «Уралсиб», заместитель директора по региональной политике и GR в «Газпром нефть», в настоящем – исполнительный директор венчурного фонда «Синергия Инновации». В интервью «Инвест-Форсайту» он рассказал о своих взглядах на криптовалюту, блогерстве и приближающемся финансовом кризисе.  

– Вы занимали топовые должности в «Уралсибе» и «Газпром нефти». Почему ушли в венчурный бизнес?

– Работа в крупных компаниях зачастую связана с выполнением кучи регламентов, формализованных отчетов, KPI, отчетов о выполнении KPI подчиненными, системой премирования, построением внутренней политики, выполнением задач, с которыми не согласен, и наказуемостью инициативы любого типа. Это подходит узким специалистам: лучший сотрудник крупной корпорации – «человек в футляре». Кроме того, крупные компании – это системы, живущие по своим написанным законам, а системы никогда не выбирают лучших, они выбирают правильных. Лучшие специалисты системам, как правило, не нужны, вредны и противопоказаны. А обилие симулякровой деятельности может вывести из себя любого мотивированного сотрудника. Об этом есть много материалов в сети, не хотелось бы углубляться в эту тему, поскольку она сама по себе интересна и заслуживает отдельного интервью или даже большой статьи.

– Как давно вы в криптосфере? Помните, при каких обстоятельствах впервые купили криптовалюту?

– Впервые я заработал криптовалюту в 2011 году, занимаясь майнингом на своем домашнем компьютере. Я подключился к пулу, который организовал программист из Москвы Михаил Калинин, и был во второй десятке первопроходцев. Тогда я майнил около 3,5 ВТС в сутки на самой простой видеокарточке AMD, затем купил две помощнее и занимался этим более двух лет. Зарабатывать удавалось по $300-600 в месяц, но в конце концов мой компьютер взломали и похитили все биткоины из тех, что я не успел продать. Тогда единственным доступным кошельком для биткоина был оригинальный Bitcoin QT. Он появился в 2009 году и был создан самим Сатоши Накамото. Естественно, там не было шифрования, и он оказался уязвим для проникновения в зараженном компьютере.

– Есть много историй о первых транзакциях с биткоином, которые сейчас могут показаться безумными: кто-то купил футболку за несколько биткоинов, кто-то заказал суши за несколько десятков биткоинов. У вас есть такая история?

– Я, например, продал 600 биткоинов и купил видеокарточку AMD 7950, которая майнила уже существенно меньше биткоинов, поскольку сложность майнинга в то время росла с каждой неделей. Вообще, тогда я продал более 3 000 биткоинов по цене от $2 до $4 за штуку.

– У вас достаточно интересный канал на YouTube. Зачем он вам? Какую цель вы преследовали, открывая его?

– Я не преследовал цель стать богатым или знаменитым – для этого в Сети есть множество более талантливых и молодых людей. Моему каналу более семи лет. Я открыл его почти сразу, как YouTube стал набирать популярность в русском сегменте интернета. Выкладывал туда все, что наснимал тогда еще на пленочную видеокамеру, затем на смартфон. Помню, семь лет назад был в аэропорту Домодедово, и там произошло аварийное отключение электричества из-за погодных условий. Я быстро снял видео об этом и выложил его на YouTube под названием «Коллапс в Домодедово». Буквально через 20 минут со мной связались из американской штаб-квартиры Reuters и попросили разрешения использовать ролик в своих новостях. Я, естественно, согласился. Это были мои первые деньги, заработанные на YouTube. Я тогда был поражен, насколько важным каналом информации является UGC – контент, созданный пользователями, и сразу понял, что за ним будущее.

Но свой канал я не развивал, потому что трудился в крупных компаниях и такой вид деятельности для меня был бы очень несерьезным. Уже сейчас понимаю, что сильно ошибался. Если бы мог вернуться в те времена, сразу бы уволился со всех своих должностей и начал развивать канал. Правда, так бы и сделал. Но, к сожалению, история не знает сослагательного наклонения. Зато сейчас я уверен: если у человека есть желание и возможность снимать интересный контент, нужно немедленно делать это и посвящать столь нужному и интересному делу все свое время.

– Вас можно назвать криптозависимым человеком?

– Наверное, нет. Я даже не каждый день заглядываю на биржу, чтобы посмотреть курс. Зависимы те, кто каждое утро, еще не умывшись, начинает судорожно хватать смартфон в руку и наводить резкость на курс биткоина либо прочитывать пару десятков новостей в ожидании смены тренда или какого-нибудь коллапса. Я не такой. Я точно знаю: у криптовалюты есть будущее, и через несколько лет она станет доминирующим способом существования финансов во всем мире.

– Вы инвестируете в стартапы – например в FatCats. В какие интересные крипто- и блокчейн-проекты вы вложили деньги и почему?

– Я вкладываю в стартапы деньги, когда верю в команду и точно знаю, что основатели делают проект не чтобы заработать денег, а в первую очередь потому что являются криптоэнтузиастами и верят в криптовалюту. Они также понимают, что лучший вклад в развитие блокчейна и криптовалюты – создание такой сопутствующей инфраструктуры, как магазины, мерчант, биржи, обменники, криптобанки и прочее. Все, что позволит существовать в этом мире без фиатных денег. Я умеренный криптоанархист и уверен, что существующая громоздкая и несправедливая финансовая и банковская система сама отомрет за ненадобностью, с нею даже не надо бороться, как призывает Джон Макафи и подобные ему агрессивные криптоанархисты. Хотя я их всех уважаю и поддерживаю.

– Как думаете, сколько в России миллионеров, которые сделали состояние на биткоинах?

– Уверен, немало. Но их отличает скромность. Я лично знаком с десятком таких людей – они очень скромные и адекватные люди. Единственное, что их объединяет, – дорогие автомобили премиальных марок. У некоторых их даже несколько. Это, видимо, печать криптомиллионера – ламба должна быть в гараже. Но сейчас многие распродают свои автошедевры. Во-первых, время не то, а во-вторых, энтузиазма у реально работающих блокчейн-бизнесов заметно поубавилось. Сейчас рынок находится в состоянии стагнации. Вот только два дня как начался рост цен. Но на нашей улице еще будет праздник – не от слова «праздность», а от слова «победа» над угнетением и слежкой финансовых властей. В 700 иксов многие уже не верят – и я тоже.

– С каждым годом рынок криптовалют становится все более опасным для его участников – достаточно вспомнить печальную историю рублевого миллионера и криптоблогера Павла Няшина. Не боитесь последствий своей публичности? Как защитить свои накопления в криптовалюте?

– Я понимаю, что эйфория многим затмила разум. Казалось, что ты в клубе избранных, что об этом никто не знает, что это несерьезно и для многих людей игрушки. Но жизнь оказалась жестокой. Мошенники и воры всех мастей уже давно в теме, поэтому Павел Няшин – это предупреждение всем криптоэнтузиастам. Его, конечно, очень жалко, но эпоха безалаберности в этом секторе экономики уже проходит. Не стоит недооценивать своих оппонентов. Очень скоро появятся сотрудники полиции и фискальных органов, разбирающиеся в тонкостях кошельков и приватных ключей. Прямо сейчас в России начинают действовать закон о цифровых активах и налоговые обязательства граждан и компаний в отношении доходов с этого рынка. В специальные образовательные учреждения набирают учащихся, которые через несколько лет будут выворачивать блокчейн наизнанку и уметь находить там именно ваши транзакции. Бандиты, к слову, уже давно это делают. Нужно быть осторожным и постепенно переходить на анонимные криптовалюты, типа Monero.

– В одном из последних роликов вы говорили о мировом финансовом кризисе сразу после ЧМ по футболу. Какие источники информации вы обычно используете при подготовке видео?

– Я лично пережил два кризиса – 1998 и 2008 гг. Обладая определенным складом ума и будучи наблюдательным, вижу предвестники – например рост курса швейцарского франка, который обычно поднимается за несколько месяцев до глобального кризиса. Кроме того, есть еще более двух десятков показателей, но не буду их выдавать. Ко мне также часто обращаются из органов госвласти за определенными консультациями. В частных беседах я слышу, что полным ходом идет подготовка к отключению России от SWIFT. Наша страна сократила свои вложения в американские казначейские обязательства, а важные государственные чиновники получают поручения от высшего руководства прорабатывать варианты защиты от нависающих угроз.

Это обывателю кажется, что для руководства страны все кризисы неожиданные. Я узнал о кризисе и дефолте 1998 года за три месяца от одного посвященного в эту тему чиновника. Правда, тогда у меня не было канала на YouTube, но своих клиентов я предупредил, и они успели спасти капиталы. Уверяю вас, сейчас в стране много людей, владеющих информацией, но никто никогда вам об этом не скажет. Им просто нельзя говорить об этом, да и паника может возникнуть на рынке. А мне можно – у меня развлекательный канал, с меня взятки гладки. Многие относятся к таким предсказаниям как к сумасшествию. Но к Владимиру Жириновскому у нас тоже сформировалось отношение как к городскому сумасшедшему. Однако все из его прогнозов, во всяком случае большинство, полностью сбылись.

– Чем, по вашему мнению, закончится для России очередной финансовый кризис?

– В глобальном плане – более тесным финансово-экономическим сотрудничеством с Китаем и, возможно, некоторыми странами Евросоюза, а также созданием национальной криптовалюты. Для народа, конечно, в ближайшей перспективе ничем хорошим не закончится. Самое страшное – большинство офисных работников потеряют работу, а сфера потребления сильно трансформируется и сократится. Выживут те, кто выживал во все кризисы, – продавцы продуктов питания, мелкие и средние торговые компании, люксовые бренды. Так было всегда, но в этот раз все будет более драматично. Такого кризиса, как сейчас, не было уже 100 лет. Его будут сравнивать с Великой депрессией в США в начале прошлого века.

– Когда вымрут банки, какие финансовые институты, использующие блокчейн, придут им на смену? У вас есть примеры успешных проектов? Какие страны сделали прорыв в этом направлении?

– Полностью банки не исчезнут. Когда пришло телевидение, театры же не вымерли. Фиатные валюты постепенно перейдут на блокчейн. Будет много псевдоблокчейн-валют, вроде Ripple или Stellar. Банковский картель постарается въехать в новый криптомир на своем троянском коне и въедет точно. Но, с моей точки зрения, победят децентрализованные банки, биржи, криптовалюты – например Gram Павла Дурова. Удобными станут криптовалюты Google, Facebook, Amazon, Apple. Они определят полную победу блокчейна над федрезервом и ссудным капиталом. Самыми прогрессивными странами я считаю Японию, Китай, Швейцарию, Германию, Швецию, Великобританию и, конечно же, США. Россия вместе с Китаем станет крупнейшим участником этого процесса. В одиночку, к сожалению, при нынешнем составе правительства нам не вырваться…

– В одном интервью вы сказали: «Я давно уже посчитал, что майнинг выгоднее разработки месторождений бокситов и дальнейшего электролитического выделения жидкого алюминия не только экономически, но и со стороны экологии». Каковы перспективы майнинга как бизнеса в случае его признания на государственном уровне?

– Сейчас с майнингом все не так очевидно, поэтому разработка месторождений бокситов и производство алюминия по-прежнему выгоднее. Сегодня рынок ждет новых асиков (ASIC-майнеров – ред.) от Bitmain и других игроков, которые вдохнут жизнь в майнинг, а там не за горами и рост биткоина.

– Глава Европейского управления по надзору за рынком ценных бумаг Стивен Мейджор назвал биткоин «экстремально волатильной и непредсказуемой для использования в качестве криптовалюты». Судя по одному из ваших последних видео, вам ближе прогноз о том, что к 2025 году биткоин достигнет $1 млрд. Что будет, когда закончится биткоиновая лихорадка?

– Даже не мечтайте: биктоиновая лихорадка никогда не закончится. Нужно относиться с достаточной долей осторожности к высказываниям таких господ, как Стивен Мейджор и ему подобным. Они ведь по другую сторону баррикад. К ним стоит прислушиваться, чтобы понимать планы. Сейчас у них один план – отбить охоту у людей вкладываться в криптовалюты. Некоторые из них откровенные: руководитель Чикагской товарной биржи Лео Меламед еще задолго для введения фьючерсов на биткоин сказал: «Мы приручим биткоин». 17 декабря 2017 года после начала торгов фьючерсами биткоина произошло ровно то, что он обещал. Они действительно его приручили – так же, как приручили рынки золота, серебра и других угрожавших им активов. Вот почему они ничего не хотят делать с фондовым рынком, а этот колосс поглотил более $70 триллионов. Он не угрожает существующей больной банковской системе – наоборот, поддерживает ликвидность доллара. Если сравнить графики движения цен на золото, серебро и биткоин до и после выхода их фьючерсов на чикагскую товарную биржу, то они совпадают почти полностью.

– Какие типы мошенничества, по вашему мнению, будут актуальны на крипторынке, когда биткоин достигнет своего максимума?

– Силовой захват владельцев крупных кошельков, пытки, киднэппинг, разбой, угрозы, заложники – к тому времени все владельцы крупных кошельков будут использовать аппаратные кошельки, которые невозможно взломать технически.

– После бума ICO наступил бум выпуска собственных криптовалют. Даже рэпер Баста планирует выпустить криптовалюту Ticket Coin. У вас есть своя криптовалюта? Какой объем средств необходим, чтобы запустить собственные цифровые деньги?

– У меня пока нет своей криптовалюты, но я над этим работаю. Не хочу продавать пустых обещаний и давать людям ложную надежду, что можно купить мой токен, не работая, и разбогатеть. У меня много подписчиков, у которых я пользуюсь доверием, мне не хочется на них зарабатывать. Мой токен будет стэйбл-коином, удобным средством хранения, обмена, защиты от волатильного рынка. Если предложу какие-то варианты заработка, это будет другой токен – гарантированный низкодоходный и диверсифицированный актив. Он будет, скорее, как элемент краудфандинга для действительно прорывных проектов, которые хотят ускорить смерть банков и существующей финансовой системы. Плюс продвижение децентрализованных криптосервисов. В планах – биржа, банк, поисковик, браузер, новый интернет без DNS и контроля трафика.

– Сейчас на рынке тысячи видов криптовалют. Какая-то из них может вырасти в действительно большую систему для международного обмена?

– Все шансы есть у Эфириума, EOS, Gram. Bitcoin останется цифровым золотом, резервом.

Беседовала Ольга Гриневич

Фото из личного архива Геннадия М

Подписывайтесь на канал «Инвест-Форсайта» в «Яндекс.Дзене»