ENG
Добавить в избранное
Инвестиции, Интервью

Глобальный фонд интересуется российским медтехом

Несмотря на все политические, экономические и эпидемиологические сложности, российский рынок продолжает интересовать глобальные инвестиционные структуры. О разработке в России новых продуктов в сфере медицинских персональных данных «Инвест-Форсайту» рассказывает Дмитрий Крупский, руководитель департамента маркетинга компании Globosphere Russia — российского подразделения глобального венчурного фонда Gray Investment Trust.

Как глобальные фонды пришли в Россию

— Дмитрий, как возникла ваша компания? 

— Изначально существует три больших инвестиционных фонда: Allan Gray в Южной Африке, Mubadala Development Company в Объединенных Арабских Эмиратах и Dimensional Global Core Equity Trust в Австралии. Они совместно сделали венчурный инвестфонд под названием Gray Investmen Trust. Цель этого фонда — инвестирование в венчурные проекты, то есть в проекты перспективные, но с повышенными рисками. Главная ценность фонда в том, что, кроме денег, в нем заложена большая экспертиза фондов-участников.

Gray Investment Trust был создан в 2017 году, он сразу заказал инвестиционное исследование у международного инвестконсультанта, компании Blackstone Expert. Цель исследования заключалась в том, чтобы определить наиболее инвестиционно привлекательные рынки, на которых можно было бы разрабатывать продукты. Главный вывод этого исследования заключался в том, что наиболее перспективные регионы и сферы деятельности — это медтех в России и ряде европейских стран.

Соответственно, для того чтобы вести вот эту операционную деятельность, в частности в России, фонд Gray Investment Trust как раз основал компанию, Globosphere Russia, сотрудником которой я являюсь. Globosphere была учреждена в 2019 году, а с января 2020-го началась ее операционная деятельность по разработке проектов. Globosphere Russia — это управляющая компания полного цикла. Мы ведем всю работу, включая исследования рынка, проектирование и разработку продукта. Самое главное — мы продукт не бросаем, мы этим продуктом далее управляем на рынке.

— Globosphere Russia находится в российской юрисдикции?

— Да, ее штаб-квартира расположена в Москве, на текущий момент у нас работает более 40 человек, но так как мы начали операционную деятельность в январе, можно сказать, сейчас мы в фазе активного роста. Прямо сейчас штат набирается достаточно быстро.

— Ваша специализация — медтех?

— Я не уверен, что эта специализация сохранится на каком-то длительном периоде времени, но те три проекта, которые сейчас находятся в активной разработке, — они медтех.

— Каковы взаимоотношения между Globosphere и проектами? Вы входите в их капитал?

— Нет, в том и суть управляющей компании полного цикла: весь штат, который работает над этими проектами, — это все сотрудники Globosphere.

— То есть вы не являетесь классическим венчурным фондом?

— Венчурным фондом является наш учредитель Gray Investment Trust, поскольку он занимается исключительно инвестированием и неким контролем. А Globosphere — это управляющая компания, она действительно получает деньги от Gray Investment Trust, который практически создан именно для нее. Есть еще ряд направлений, куда он инвестирует, но Globosphere — одно из основных.

— Возможно ли привлечение в эти проекты сторонних инвесторов?

— На текущий момент Globosphere не привлекает внешние деньги, но у нас есть один из сценариев, что после запуска проектов в начале 2021 года мы можем привлечь средства из разных инвестструктур.

Вся медицинская информация в одном месте

— Можете в двух словах рассказать о ваших проектах?

—  Идея первого проекта — MyData — в том, что в современном мире люди окружили себя космическим количеством информации, в частности медицинской. Это данные со смартфона, с носимых гаджетов, данные лабораторных анализов, заключения врачей, планы лечения и так далее. До сих пор эти данные никто не собирал в одном месте и никто не использовал.

Наша идея в том, что мы берем все возможные источники данных о здоровье человека, собираем их вместе, приводим к единому формату, в котором можно было бы эти данные сопоставлять и искать какие-то зависимости. По сути, MyData — «современная электронная медицинская карта».

Это онлайн-система, которая не просто хранит все данные о человеке, но и, самое главное, находит корреляции между разными показателями, например между уровнем гемоглобина и количеством шагов в день, и на основании этих данных с помощью искусственного интеллекта делает предположение: что с большой долей вероятности у человека происходит, отдает эту информацию как самому человеку, так и его лечащему врачу. Такого обобщения и выводов не делает ни одна аналогичная система сейчас.

— У меня сразу возникают два вопроса. Первый — вы откуда-то взяли основу для вашего искусственного интеллекта или это ваша разработка? И второй вопрос — кто обеспечивает научно-медицинскую сторону этого проекта?

— База искусственного интеллекта — наша внутренняя разработка. Первоначальные разработки пришли еще от нашего головного фонда. Что касается научной базы, мы уже имеем зафиксированные договоренности и начали подготовительную работу с медицинскими учреждениями, обеспечивающими медицинское научное сопровождение проекта: с Центральным НИИ эпидемиологии и Федеральным медицинским биофизическим центром имени А. И. Бурназяна уже созданы рабочие группы. Ведем переговоры со специалистами из многих ведущих российских медицинских центров, например из Национального медицинского исследовательского центра здоровья детей «РАМН», Университета имени Пирогова, Центра хирургии имени Петровского, из Медуниверситета имени Сеченова.

Также прямо сейчас мы проводим глубинное исследование пользователей наших продуктов — более 4000 анкет наших целевых групп. Результаты исследования будут готовы в мае. Далее в мае на базе маркетингового агентства Profi Online Research стартует анкетирование свыше 1000 врачей разных специализаций на предмет глубинного исследования наших продуктов.

— Генетическая информация будет вовлечена в ваши системы?

— Генетические тесты, однозначно, будут одним из источников данных. Мы понимаем их важность для здоровья человека и для принятия дальнейших решений, поэтому информацию о них можно будет в нашем продукте получить. Более того, у нас есть планы открытия внутренней сети тестирования, лабораторий для проведения этих тестов для наших клиентов. Не для внешнего рынка, а именно для людей, которые начинают пользоваться нашей системой.

— Предполагают ли ваши проекты разработку каких-то специальных гаджетов?

— По крайней мере сейчас мы собираемся остаться на уровне интеграции с уже существующими гаджетами и не хотим «плодить зоопарк устройств». В нашу систему нельзя подключить абсолютно любые устройства, потому что информации большинства китайских моделей, существующих на рынке, нельзя доверять. У нас есть перечень проверенных устройств, которые могут обеспечить уверенность врачей в том, что данные в нашей системе являются подтвержденными.

Для элиты и частных клиник

— Вы не рассказали еще о двух проектах…

— Второй продукт GreatHealth — медицинский консьерж для премиальной аудитории. В его основе лежит та же идея — сбор информации о человеке со всех источников, но сюда мы добавляем дополнительный сервис. Делаем интеграцию абсолютно со всеми медицинскими системами и медицинскими структурами, которые нужны такому пациенту.

Например, человек собирается на медицинский осмотр сразу группой врачей в Израиль. Продукт оптимизирует процесс: человек может запустить его практически нажатием одной кнопки. В этом сервисе предполагается постоянная круглогодичная поддержка врачей. Доктора имеют о человеке актуальную информацию в каждый момент времени, удаленно следят за его здоровьем и в случае, например, нестандартных изменений показателей могут либо отправить наблюдаемого на анализы, либо пригласить к себе на прием.

Эта система уберет львиную долю головной боли из процесса заботы о здоровье, сделает его комфортным и приятным. Например, пользователь сможет прислать нашим сотрудникам фотографии своей бумажной медкарточки из поликлиники, а мы их оцифруем и внесем в нужном формате в соответствующие разделы системы. Этот продукт для относительно узкой аудитории. Сейчас заканчиваются маркетинговые исследования на российском рынке. Пока портрет нашего клиента выглядит так: это люди, зарабатывающие от 200 тысяч рублей в месяц. Для российского рынка не такой огромный сегмент, но при этом платежеспособный.

— Очень интересно. И третий проект?

— Первых два продукта были для b2c, а третий продукт для b2b. Это HealthData — облачная ERP-система для частных медицинских клиник. Она дает врачам в этих клиниках намного больше информации о пациентах в удобном виде, о котором я говорил ранее, а для клиники экономит деньги и оптимизирует бизнес-процессы, унифицируя работу докторов. И, конечно, приносит больше довольных клиентов. ERP-система в правильном понимании — это не CRM: она занимается не только продажами, а управляет всеми ресурсами клиники. Подчеркнем, что государственные клиники мы тут не рассматриваем.

Выходить из проектов не планируется

— Много ли еще проектов вы планируете запустить?

— На текущий момент, как я уже сказал, наша деятельность сфокусирована именно на медтехе. Это направление, где сочетаются современные технологии и медицина, которая сейчас развивается взрывным образом; это рынок, емкость которого сейчас очень мало используется. Эти три продукта являются многоуровневыми, поэтому в перспективе трех лет мы будем работать над ними и не планируем увеличения количества проектов.

— Можете ли вы раскрыть какие-либо финансовые показатели вашей деятельности? Каков возможен объем инвестиций?

— На текущий момент объем инвестиций в разработку этих трех проектов составляет два миллиона долларов, эти деньги у нас рассчитаны на период до начала 2021 года. В первые месяцы 2021 года мы планируем запустить рабочую версию продукта MyData, которая будет информационной основой для двух остальных. После появления рабочей версии будет следующий раунд инвестиций. Я предполагаю, что это снова будет раунд полностью закрытый Gray Investment Trust, но мы не исключаем и внешнего инвестирования.

— Понимаете ли вы механизм выхода из этих проектов?

— Механизм выхода из этих проектов на уровне топ-менеджмента прорабатывался, но мы рассматриваем как основной сценарий именно управление этими проектами на рынке. Мы не для продажи их делаем.

— Разумеется, я должен спросить, как на вашу деятельность повлияла ситуация с пандемией и карантином?

— Вся эта ситуация именно на наших продуктах сказывается положительно, потому что сейчас люди начинают больше ценить свое здоровье, начинают больше осознавать, что это одна из ключевых ценностей, которую восполнить сложно.

Мы предполагаем, что к началу 2021 года, как раз когда наши продукты будут выходить на рынок, все это уже уляжется, все вернутся к нормальной жизни. Стоимость наших продуктов не станет принципиальной для клиентов, даже если их финансовое состояние не вернется еще к докоронавирусному уровню. Не думаю, что это является для нас проблемой.

Еще хотел бы добавить, что сейчас есть государственные программы по цифровизации медицины, в частности в Москве и в Питере появились электронные медицинские карты москвича и петербуржца. Эти продукты не решают те задачи, которые ставим перед собой мы. Они пока занимаются лишь оцифровкой данных. Но при этом решения обучают рынок. Люди начинают больше доверять таким онлайн-хранилищам своей персональной медицинской информации. Эти движения нашего государства однозначно нам на руку.

Беседовал Константин Фрумкин


Подписывайтесь на канал «Инвест-Форсайта» в «Яндекс.Дзене»
Наши телеграм-каналы:
Стартапы и технологии
Новые бизнес-тренды
Загрузка...
Предыдущая статьяСледующая статья